Порно рассказы
31 07 2013 в 23:07
Просмотров: (3760)

Работа на мясокомбинате опасна и трудна


История моя частичный вымысел, но есть в ней и доля правды, но где ложь я не стану говорить, чтобы затаить интригу в сердцах читателей. Итак, в свои тридцать я имел высшее образование по специальности «Технолог пищевого производства», а благодаря полезным знакомствам, называемым «блат» удалось мне втиснуться на работу мастером на мясокомбинат. В моем отделении доводили до готовности сырокопченую колбасу, а я должен был следить за работой двух десятков обалдуев, которые непременно хотели чего-то сожрать. Продукция у нас вкусная была, но есть на производстве запрещено было, что каралось лишением премиального вознаграждения или увольнением по статье. Я привык, что если отрезал кусок колбасы, будь добр употреби его в пищу, иначе нагнуть могли всех, включая меня лично.

За чистотой в цеху, нашим опрятным внешним видом, длиной ногтей, отсутствием всевозможных украшений и побрякушек следил представитель производственного ветеринарного контроля, которого мы называли «доктор». Доктором была молодая девица Оля, которая не складывала себе цены, а ее ворчливый характер заставлял бояться даже самых голодных любителей халявной колбасы. Она свободно могла залезть в карман и проверить, не сунул ли туда кто кусок мясного продукта или хлебушка для лучших вкусовых ощущений. Колбаса, как фрукты на деревьях, зрела всегда по-разному – иногда для достижения нужной твердости, консистенции и рисунка в разрезе требовалось две недели, иногда месяц, а какие-то мелкие по размерам колбасы сохли в течение трех дней. Но законный выходной – суббота, воскресенье – иногда приходилось за отгул тратить, чтобы пустить в продажу очередную партию, а без Оленьки этого сделать никак нельзя было.

Суббота, я еду в пустом рабочем автобусе через весь город, напротив садится Ольга в своем коротком платье до колен. Обычно в белом медицинском халате и с чепчиком на голове она выглядела как опездал, но сейчас передо мной сидела стройная сучка с курчавыми черными волосами и красивыми ногами. Она села слишком вульгарно, что позволило разглядеть ее трусики, подобранные в тон к желтому платью. Никогда не думал, что меня будет влечь к сучке, которую я просто ненавидел, хотел убить и пустить на фарш, а потом сделать из нее колбасу.

- Привет! Там большое открытие?
- Привет, Оля, ты же сама вчера отмечала позиции, не помнишь?
- Нет, думаешь, я твою колбасу буду держать в голове, у меня своих проблем валом.
- Сама захотела открываться, а могла до понедельника подождать, не испортила ни себе, ни людям выходные.
- Возьмешь отгул в понедельник и отдохнешь два дня к ряду.
- Это у вас там отгулы канают, а на мне весь цех, хотя, что я тебе объясняю…

Утро не задалось, а о манде этой подорвы я перестал думать с первых секунд общения, ведь каждый раз мы заканчивали на конфликте интересов.

- Через сколько будешь готов вывезти рамы из камер?
- Дай до работы доехать, там разберемся, минимум через час приходи смотреть! – ответил я, надел наушники и злобно отвернулся в окно.

Как назло, один из моих подчиненных забухал, а другой заболел, поэтому я остался один бороться с несколькими тоннами колбасы, которую нужно было аккуратно уложить в большие пластмассовые короба. Как говорится, дело мастера боится, поэтому я быстренько лишь бы как побросал продукт и отвез при помощи пневматической тележки на весы. Тут приперлась Оля и стала орать, что я не дал ей колбасу на пробу перед открытием.

- Оля, ты реально меня затрахала, сколько можно? Когда ты угомонишься?
- Ты чего так со мной разговариваешь? Кто тебя затрахал?
- Ты, овца, меня достала!

В этот момент я схватил сучку за шею и перегнул через стоявший рядом короб. Рука стала стягивать халат и не поддававшиеся штаны, положенные всем работникам по регламенту предприятия. Мой цех находился очень далеко, а колбасу с нежеланием приходили забирать только по звонку, поэтому увидеть акт насилия никто не мог. В аптечке всегда были презервативы на тот вонючий случай, если кто из работников поранит конечность, поэтому вопросов о предохранении ЗППП не стояло. Оля оперлась руками о колбасу, а я ей вставил во влагалище свою гладкую розовую сосиску. Она замолкла и лишь приняла более удобное положение. Ноги сучка умела раздвигать, поэтому, когда я ее трахал раком, она забросила коленку на короб и сильнее подала тело вперед.

- Не хочешь в миссионерской позе на колбасе перепихнуться?
- Мне все равно, жди гостей в погонах сегодня у себя на пороге.
- Не переживай, сейчас так оттрахаю, что дойти до участка не сможешь, а в рот напихаю, и рассказать тогда не получится.
- Пошел ты урод, делай скорее свое грязное дело.
- Оля, в цеху ты да я, да мы с тобою! Все отсутствуют, кто должен был бы прийти, так что можем веселиться двое суток. Гляди еще и полюбишь меня, сучка.

Тут я перевернул шлюху на спину и сам запрыгнул сверху, располагая удобнее меж ее прелестных ножек свою паховую область с толстым горячим членом. Ее резиновая обувь слетела на бетонный пол, халат я медленно расстегнул, чтобы прижаться к ее сиськам. Неожиданно, но под правым соском строптивой барышни была нарисована какая-то надпись на латинском языке.

- Татуировщику только сиську подставила или отработала картинку собственным телом?

Дожидаться ответа я не стал, ибо подкатило семя к головке: я задергался на Ольге, которая сильно прижалась ко мне и обхватила ногами. Она тоже дрожала, но больше от волнения, чем от оргазма. Уходить маленькая шаловливая выпендрежница явно не хотела, прежде чем продолжить рассказ, советую особо впечатлительным, брезгливым читателям и людям с расшатанной психикой на этом моменте закончить чтение.

Я бросил презерватив со спермой на колбасу, семенная жидкость стала медленно растекаться по пищевому продукту, а в моей руке оказалась палочка любимой колбаски. Оля уже стояла раком, ее влагалище было смочено смазкой, а натуральная оболочка продукта при смачивании сильно скользила. Если мокрую палку колбасы взять в руки, она легко могла выскользнуть, поэтому и стала идеальным фаллоимитатором – толстым и длинным как член у негров и порнографических фильмов. Держать в руках с надетыми одноразовыми перчатками такой дилдо было проще из-за прорезиненной стороны ладоней, поэтому сучка Оля была оттрахана объектом собственных исследований.

Она стонала похлеще женщин, которые неистово кричат во время родов, ее писька раскрывалась максимально в собственном диаметре. Когда я вытащил из манды кусок мяса со специями, завернутый в оболочку, киса вздохнула с восторгом, но я решил продолжить ее мучения. Той самой одноразовой перчаткой я проник в эту розовую дырку и стал быстро водить пальцами от клитора вовнутрь промежности и назад, иногда я оставлял пальцы внутри и сильно ими гонял в стороны, от чего Олька быстро кончила.

- Как тебе наш сегодняшний рабочий день?
- Петя, на колбасе этим занимаются только извращенцы и таких недоразвитых имбицилов в мире только один – это ты!
- Оль, давно ведь знакомы, влюбился я в тебя, дурочка.
- Фантазии у тебя больные, что ты еще мне приготовил?
Я достал PH-метр – специальный прибор, показывающий кислотность в продукте. На конце коробки со шкалой была металлическая спица, которую неглубоко засовывали в колбасу, чтобы проверить соответствие ГОСТу.
- Хочу проверить, как у тебя с влажностью и кислотностью в одной дырочке и в другой.

Щелочная среда влагалища не показала желаемого результата на шкале прибора, поэтому пришлось придумать что-то интересное. Я завел Олю, держа рукой за волосы, в камеру, где была отключена вентиляция, на пол бросил несколько мягких кафтанов, предназначавшихся для работы в зимнее время.

- Раздевайся, буду тебя любить по-взрослому, пока член не сотрется!
- А ты романтик, может сюда смог протащить коробку конфет и шампанское? Тогда я навеки твоя, Петя.
- В сейфе есть несколько литров коньяка (от авт. предназначается для добавления в некоторый сорт колбасы), можем расслабиться.
- Неси уже скорее, Калигула, и посуду не забудь.

Пока я ходил за спиртным и железными кружками (стеклянной тары не положено было иметь в цеху), Оля не убежала, ведь иначе она бежала бы в мою сторону, да и открыть тяжелую дверь в цех бесшумно у нее не получилось бы. Когда я зашел в камеру, она лежала голой на аккуратно расстеленных фуфайках, ее бедра при свете ламп дневного освещения казались еще красивее, чем они были на самом деле. Она похлопала рукой по мягкой подстилке, приглашая отведать по согласию ее страстного женственного и очень сексуального тела, зайти в любую понравившуюся дырочку. Я прилег рядом, налил выпить, дал несколько кусочков нарезанной и хорошо засушенной колбасы.

- Оль, на брудершафт выпьем? Повод есть, чего стесняться!
- Можно, только если с поцелуем взасос.

Мы страстно и нежно целовались, а во рту стоял горький вкус дешевого спиртного, перемешавшийся со специями и мясом. Олин язык прогуливался по моей ротовой полости, а мои руки шарили у нее ниже пояса, прикасаясь к клитору, попке, анусу.

- Ольга, чего ты такая злая всегда? – заговорил я после поцелуя.
- Не трахалась давно! – психанула милашка.
- Такую цыпочку и никто не жарил?
- С этой долбанной работой и пропадающими регулярно выходными завести отношения сложно, а переспать на раз я не шлюха.

Мы выпили по второй, в голове сильно закружилось, добавили по третьей стопке в организм, и она забралась на меня сверху. Я просунул палец в Ольгину попку, пока она сама наслаждалась моим мужским достоинством, которое несгибаемо стояло в ее влажной дырочке. В этот день я неимоверно быстро кончал, поэтому Оля уже начала злиться, что я испортил последний презерватив, имевшийся у нас в наличии, а она так и не испытала второй оргазм.

- Гандонов в отделении больше нет, разве что ты, Петя – пошутила Оля.
- Можно надеть на член одноразовую перчатку – пошутил я в ответ.
- Давай в попку, только очень медленно и аккуратно, там до тебя было пару парней, но мне как-то не понравилось.
- Погоди, я схожу за подсолнечным маслом, чтобы приятнее было вводить.
- Я буду вся жирная, а домой так нельзя ехать?
- Подмоешься в умывальнике, в котором заставляешь нас руки мыть всегда.

Через минуту мой член уже был в попке распутной вредины, которая стонала очень громко, практически на все предприятие. Во время анального секса я растирал клитор Ольги, чтобы экстаз скорее наступил и был максимально ярким. Так все и произошло в момент моей эякуляции в ее коричневую безмерную дырочку. Упала на тужурки грудью, ее попка оставалась вверху в подвешенном положении, сперма медленно вытекала из ануса на просак. Силы нас покинули обоих, работу делать уже не хотелось, поэтому жертва насилия сделала мне предложение:
- Давай откроем ту партию, что ты сбросил в короб, а на остальные я напишу протокол о неготовности продукта, примем душ и поедем ко мне.
- Ты резко подобрела, но я согласен на такое предложение, ведь тогда наши совместные выходные не пройдут напрасно.
Дома мы совместно приняли ванну, отмылись от запаха копчения и занялись любовью в мягкой постели. Без преувеличения в истории не обошлось, а секс мог быть и по согласию, но я об этом не стану распространяться, чтобы не привлекать внимание к реально существующей девушке, пусть и с измененным именем, да и собственное имя у меня вовсе не Петр.


Читайте порно рассказы вместе с нами!