Порно рассказы
20 08 2013 в 03:08
Просмотров: (4766)

Вся прелесть Дикого Запада или Невероятные похождения Уилфреда Похотливого


Уилфред по прозвищу «Похотливый» с трудом держался в седле своей утомленной лошади пегого окраса, кляча еле передвигала копытами, за ней двигался крепкий черный конь, перевозивший мешок с награбленным золотом. Из пулевого отверстия в плече ковбоя сочилась алая кровь, она стекала по руке на револьвер, капала на пыльные сапоги со шпорами, после чего орошала землю. И хоть кровотечение было несильным, этого было достаточно под палящим пустынным солнцем, испепелявшего безжизненную землю, в сочетании с обезвоживанием организма грабителя поездов. Уилфред оторвался от погони, которая унесла жизни четверых его друзей, но перспектива умереть с награбленным добром посреди пустыни была не радостной. Черная шляпа с платком помогали скрывать лицо, но сейчас они повисли на груди разбойника, его дырявая рубаха стала грязной за несколько дней, потовыми выделениями разило за несколько миль от негодяя с необычным для ковбоя с Дикого Запада прозвищем.

Похотливым Уилфреда стали называть с того момента, когда он трахнул в один день жену шерифа одного небольшого городка под названием Тумстоун. Будучи быстрым ганфайтером, молодой человек наскоро разобрался с несколькими забияками, поэтому блюститель закона не смел даже пытаться хвататься за пушку перед ним, иначе дырка от пули могла украсить его плешивую голову. Теперь же эту историю блудливый пес вспоминал с улыбкой, ведь его прекрасная любовница Анабель в отсутствие супруга позволяла себе вытворять те вещи, о которых в Камасутре даже не упоминалось. Он порол ее в конюшне, на заднем дворе ее дома, даже в салуне, где собиралась вся публика города, чтобы выпить прохладного виски и обсудить дела или прошедший день. Барышня могла оказаться на виселице за свою супружескую измену или же быть застрелена шерифом, но Уилфред был непоколебим и бесстрашен, как неприступная городская стена. Частые набеги индейцев заставляли бледнолицых обеспечивать собственную безопасность и совершать набеги на индейские поселения. Копья и стрелы со свинцовыми пулями не могли конкурировать, поэтому грабители и мародёры слишком уверенно себя чувствовали и вели, как не подобает мужчинам.

Размышления прервал появившийся живительный и насыщенный вкусными плодами тропических деревьев, пресной водой и другими возможными благами оазис. Это не была та иллюзия, которая появлялась перед человеком, который находился в полуобморочном состоянии, миражом тут не пахло. Уилл направил лошадей в нужном направлении и отключился, это было его последнее действие перед неожиданно начавшимся приключением... секс-приключением. В самом отдаленном уголке пустыни был оазис, принадлежавший трем воинствующим женщинам. Они словно амазонки нападали на всякого сюда приходящего человека, но нашему герою несказанно повезло: его крепкое мужественное тело вызвало небывалый интерес у молодых женщин, их глаза вспыхнули страстью и каким-то огоньком при появлении раненного бандита. Благодаря мускулам, Уилфред остался жив, но его член стал предметом обожания девушек с индейскими именами Нижони, Блэндина и Витэшна. В переводе это означало Красивая, Белокурая и Девственная, о чем раненный путник знал благодаря регулярной торговле с индейскими племенами. Девушки-лесбиянки объединено покинули племя, которое их осуждало за однополые отношения, теперь они властны были творить любые бесчинства, в том числе и трахать мужчин, не являвшихся их супругами.

- Эй, красавчик, ты живой? Как себя чувствуешь? – спросила великолепная блондинка в короткой мантии и с длинными ровными ногами.
- Только оклемался с час назад, не наседай на него – поддержала разговор краснокожая красотка с перьями, украшавшими ее роскошные черные волосы.
- Сестры, а вы уверены, что наша затея привлечь в сексуальную жизнь мужчину была верной? – неожиданно ошарашила сестер и подслушивавшего Уилфреда третья милашка Витэшна.
- Если не справится со своей одноглазой змеей, которая у него приличного размера, отправим дальше блуждать по пустыне, где его окончательно добьют гремучие змеи, скорпионы или солнечный круг в небе! – произнесла нерадостно Блэндина.

Она была главной, натуральная блондинка, что встречалось у индейцев редко, проще сказать это была первая подобная женщина, которую живыми глазами видел Уилфред. Босыми ногами девчонка стояла на росшей зеленой траве, ее грудь вздымалась от желания воспользоваться интимной близостью с незнакомцем, по бедрам текли медленно капельки сочащейся влаги. Девушки коренных племен не носили трусов и что-то издали на это похожее, поэтому, когда они хотели мужчину, тот сразу же видел возбуждение и с похотью брал самку. На груди вместо привычной одежды были только бусы, потому что днем носить платье было невыносимо жарко. Соски коричневые от природы еще сильнее загорели на солнце и казались просто черными, что заставило несколько раз дернуться пенис ковбоя. Эрекцию девушки не оставили без внимания, они поняли, что их подслушивают, да еще и с пониманием темы. Самая красивая из троих дикарок подошла к лежащему Уилфреду и провела нежной рукой по члену, спустившись к его яйцам, ствол окончательно затвердел и выпрямился вверх. Несгибаемый стержень предал стрелка, ему пришлось с трудом приподнять голову над повозкой, на которой он лежал уже несколько дней. Живительные отвары диких трав залатали рану, превратив ее в маленькую, слегка побаливающую царапину, от этих отваров чувствовался также прилив сил и бодрящий стояк мучал сильнее обычного каждое утро.
- Ну что, ковбой, вижу, стал ты крепчать, отблагодаришь женщин, спасших тебе жизнь? – спросила нескромно самая юная из трех девчонок Витэшна.
- Если я оказался в раю после смерти, тогда исполню ваши все желания, если же это ад, тогда буду трахать вас так крепко и безудержно, что температура поднимется еще выше. Если я сейчас на земле, это будет один из тех моментов, ради которых стоит жить!

Уилфред схватил молоденькую самку, прижал ее крепко к повозке и вставил сзади член. Малышка действительно оказалась девственницей, видимо она сбежала с сестрами до того, как вождь племени определил ей мужа, назначенного солнцем и луной. После нескольких сильных ударов яйцами о девичью промежность по бедрам Витэшны потекла небольшая струйка крови, она неожиданно для себя стала женщиной, но заплакала больше от боли в тот момент, чем от счастья. Сзади уже стояли с оголенными клинками Нижони и Блэндина, которые понимали и знали о сути происходящего, но как любящие родственницы не могли ее кинуть в беде. Внезапность разрыва девственной плевы им очень понравилась, поэтому младшую они оставили лежать по шею в сосуде с холодной водой и восстанавливающими травами, а сами утащили Уилфреда в свои покои. В подземном сооружении девушки укрывались, если на водопой подъезжали в большом количестве незваные гости, в других случаях они расправлялись с ними, но сегодня им предстоял долгожданный секс с представителем сильного пола и противоборствующей стороны.

Голый ковбой лежал в сапогах на стогу сена, колкие палочки изредка покалывали его спину, но он не замечал боли, ведь индианка Нижони села на лицо вагиной, а Блэндина сосала член. Иногда красотка разрешала блондинке отнять мужской инструмент, а сама смещалась немного ниже, обхватывая волосатую мошонку губами. В трактирах Уилфред нередко снимал двух или трех проституток, поэтому ему были знакомы практически все действия, которые дамы могли совершить в групповом половом акте, он также предвидел, что когда одна насосется вдоволь его карамельки, второй тоже захочется этого, поэтому преднамеренно поставил обоих шаловливых сестер на колени. Их большие глаза с удивлением смотрели на любовника, который пальцем показал, откуда нужно начинать: две пары губ уперлись в корень ковбойского члена, мужчина крепко придавил головы девушек и стал ёрзать жезлом по скользкой плоти. Это напомнило ему тот случай, когда он порол сестричку с мамочкой, разделявшие его любовь к сексу и полную безответственность в браке, но это было давно. После такой прелюдии одной из сестер нужно было занять место сверху на красноголовом воине, ею стала старшая Блэндина, которая дольше других воздерживалась, у рта Уилфреда расположился клитор Нижони. Средняя сестра спешила получить язычок в свою попку от сестры и кунилингус от ковбоя, стонавшего хлеще мальчишки, который впервые порол разошедшуюся страстную шлюху. Между девушками словно был магнит, который позволял им одновременно двигаться в одинаковом направлении и заставивший одновременно кончить. Промежность Блэндины сжала брючную змею, едва не выдавив той глаз себе вовнутрь, писька Нижони содрогнулась и перескочила на нос Уилфреда. Парень с затрудненным дыханием и предшествующей эякуляцией едва не задохнулся, но его крепкие руки смогли немного приподнять расслабленное женское тело, а легкие в этот момент хватанули воздух.

Старшенькая дочь неизвестного вождя отлеживалась на сене, грудь ее высоко вздымалась и опускалась, глаза блуждали по небольшому подземному помещению, а из них катились слезы. В этот момент с терпеливым и выносливым ковбоем трахалась средняя сестра, которой показалось мало одного оргазма, и член внутри нее так и не побывал. Ее бледно-розовые ступни были на груди Уилфреда, руки держались за бедра мужчины, а влажное чрево нуждалось в немедленном осеменении. Сперма ударила сильной, горячей струей сквозь пульсирующие стенки влагалища в матку, Нижони содрогнулась, громко вскрикнула, а ее бедра начали раздвигаться, после чего все тело соскользнуло на мягкую солому. Головы сестер были направлены на север, голова Уилфреда, та, которой он думал, а не делал грязную интимную работу, была повернута в сторону юга, молчание нарушила Блэндина:
- Ковбой, сегодня ты сделал нашу младшую сестру женщиной, за это мы тебя можем отпустить, только возьмем обещание джентльмена, что никому и никогда не расскажешь об этом месте!
- Я ж не глупец, чтобы делиться такими лакомыми кусочками с другими мужчинами. Даю честное слово – ответил расхититель поездов очарованной негой девушке.
- Скоро Витэшна залечит свою пещеру сладкой любви, но ее нужно будет повторно прочистить орудием мужчины, а ты единственный представитель своего пола в округе, – настойчиво намекала Нижони на новый половой акт, заботясь о своей младшей сестренке, - только сделай это нежнее, чем прежде!
- Договорились, леди, сделаю по высшему разряду, сами будете принимать участие? – похотливо намекнул на необходимость присутствия всех трех сестриц Уилфред.
- Нет, с нас достаточно общения с мужчиной, мы рядом с вами будем заниматься любовью и при необходимости поможем.

Когда коренная жительница страны спускалась по деревянной лестнице, парень рассматривал ее попку и темный разрез с небольшой растительностью по всей длине. Черные волосы доходили до девственного ануса от вульвы, которая недавно впервые впустила мужской детородный орган, целый клубок они образовывали на лобке, ноги у Нижони не были гладкими и выбритыми, как у сестер. Ведь только после полноценного совокупления с мужчиной в индейских племенах положено было удалять растительность с интимных мест. Торчавшие возбужденные соски продвигались в паре сантиметров от лестничных перегородок, а цепкие пальчики побелели. Напряженная девчонка сразу же расслабилась, когда мужчина приник к ее узкой щелке ртом и просунул в нее язык. Горячий и влажный кончик языка вошел на несколько сантиметров вглубь, но малышке показалось, что на несколько десятков сантиметров, напряженные в паху сухожилия тут же расслабились, позволив ногам под собственным весом еще шире раскрыться. Проверить чувствительность стенок Уилфред Похотливый решил пальцами: средний вошел свободно, чуть туже стал входить указательный, безымянному пальцу там и вовсе места не оказалось. Нижони вскрикнула и схватилась пальчиками за горошину, скрывавшуюся под волосами на лобке, мастурбация позволяла ей перетерпеть секундную боль, которая как резко появилась при проникновении пальцев, так и исчезла. Женская плоть адаптировалась, нервные окончания начали посылать в мозг импульсы иначе, от чего дикарке становилось сладко и приятно. Когда же огненное семя брызнуло ей во чрево, выступивший пот покрыл ей всю спину, ноги встрепенулись и начали дрожать, руки оттолкнули любовника и накрыли милую дырочку, из которой уже вытекала белая жидкость.

Утром Уилфред припрятал награбленное добро недалеко от Оазиса за скалистым выступом, взял оттуда незначительный запас золота и собрал провизию в дорогу. Путь ему предстоял неблизкий и опасный – по прериям через город под названием «Трахвиль». Он жалел, что под рукой не было его любимого винчестера, которым можно было отбиться от целой банды бандитов или индейцев, но два блестящих хромированных кольта тоже могли справиться с этой задачей. Именно в названном городе, по легенде, передаваемой стрелками на словах, жил лучший ганфайтер всех времен, девушка по имени Изабелла. Говорили, она за секунду опустошала весь барабан ее кольта, посылая каждый свинцовый шарик в цель, могла птицу на лету подстрелить или на лошадином скаку без прицеливания попасть в пустую бутылку из-под виски. Наш стрелок не знал, нужно ли встречаться со столь опасным противником, но судьба его тянула в этот незнакомый городишко. На подъезде к городу он увидел табличку, которая гласила «Город Трахвиль, население 50 человек. Въезжая в него, вы можете уже не вернуться на свой путь!». Милое приветствие уже сулило неприятности любому гостю города, а если у него в кобуре было пару кольтов и небольшой запас денег, тогда выживание сводилось к нулю. Звание лучшего стрелка обещало недолгую и веселую жизнь, в то время как оседлый образ существования был не для Уилфреда, он искал Изабеллу уже давно и перед самим ограблением поезда один из охранников груза пригрозил ему этим страшным именем и даже поведал о месте ее пребывания. Желание быть первым хоть в чем-то заставило грабителя выжить, он ехал, чтобы пустить пулю в незнакомку.

Искать стрелка долго не пришлось: она просиживала в салуне последние гроши и ждала своего противника, в случае расправы над которым все его имущество, включая лошадь и пистолеты, остались бы у нее. Уилфред зашел в салун и обратился к бармену за стойкой:
- Мне двойную порцию виски, без воды, и покажите женщину по имени Изабелла «Дырявое Седло».
Громовая тишина повисла в воздухе, все пьяницы замолчали и лишь одна сногсшибательная красотка в кожаном костюме посмела отозваться:
- Сэр, я к вашим услугам!
- Бармен, налей за мой счет даме, у меня к ней разговор! – сказал известный в соседнем штате грабитель, - Я приехал сюда к лучшему стрелку страны, чтобы сразиться за это почетное звание, которое не должна носить женщина.
- Рассмешил, красавчик, доставай свои стволы и пошли на улицу выяснять, кто в этом деле мастер, а кто новичок!

На единственной длинной улице, пролегавшей через весь Трахвиль, внезапно образовалась целая толпа зевак, все было интересно, кто же победит в этой смертельной дуэли. Где-то вдалеке гремела от сильного ветра брошенная телега, был слышен звук, издаваемый животными, городские часы начали отсчет. Как раз в полдень дуэлянты обязаны были вытащить пушки и нажать на спусковой крючок своего оружия, колокол с грохотом и неумолимо отсчитывал последние десять секунд. Когда произошел последний удар, Уилфред дернул руку к кобуре, вытащил кольт 45 калибра с ручкой из слоновьей кости, он удобно лег в ладонь правой руки, большой палец взвел курок, указательный палец дернул за спусковой крючок, произошел выстрел. Славно работавший ранее механизм не мог дать сбой, но все же Изабелла лишь выронила револьвер от попадания в него пули. Сзади с длинной плетью в руках стоял шериф, натертая золотая звезда украшала грудь, а из-под шляпы виднелись длинные рыжие волосы. Сюзанна, подруга Изабеллы, предотвратила ее гибель, вынуждена была разоружить и посадить проворного незнакомца в камеру.

Обе фактурные леди явились в своих знакомых нарядах в участок шерифа, было уже темно и о дневном происшествии все напрочь забыли, выпив за счет Уилфреда по несколько стаканов крепкого виски. Парень ожидал, что его казнят поздно вечером, но ошибся, леди пришли его любить, как это умеют делать две возбужденные женщины. Он лежал на деревянной шконке, когда пуговицы на штанах стала медленно расстегивать рука рыжеволосого шерифа. Рядом стоял его непримиримый враг, совершенно нагой и без пистолетов, это была неслыханная дерзость оттрахать шерифа и незнакомку в участке, поэтому Уилфред Похотливый даже приспустил самостоятельно портки. Блюститель порядка взял возбужденный пенис в рот, при этом всунув себе несколько пальцев в анус, это уже был другой уровень интимной близости, в котором нужно не просто наслаждаться сексом, а творить его, словно волшебник свои заклинания. Поэтому, дождавшись появления эрекции, Уилфред взял наручники и приковал обеих девушек к решетке, потом поискал в ящике стола бутылку виски – у каждого шерифа она была, чтобы снимать стресс после тяжелого дня или для поднятия настроения. Девушки не могли стоять, когда распили на двоих спиртное несколькими объемными глотками, тут настала очередь поставить негодниц на колени и дать им почувствовать вкус мужского достоинства. Красный от постоянного использования член стал поочередно обосновываться в ротиках рыжеволосой Сюзанны и брюнетки Изабеллы, головка утыкалась им прямо в горло, заставляя сплевывать слюну себе на грудь.

Изабеллу потому прозвали «Дырявым седлом», что любила барышня поиграть пустой бутылкой в своей промежности, хотя мужиков не подпускала на пистолетный выстрел, в прямом смысле слова. Она не могла переспать со слабаком, который с кольтом обращаться не мог, а ведь женщина, по ее мнению, была куда более сложным оружием. Две лесбиянки держали в узде весь город, где ни одного крепкого мужика то и не было, а тут появился такой статный красавец, на черном мустанге, при деньгах, да еще и стрелок первостепенный, вот девушки и не смогли позволить ему погибнуть в неравном бою.

- Эй, ковбой, бутылку подставь мне под попку, дырочке не хочется простаивать без дела, пока твой толстый банан орудует в наших ротиках! – мило улыбаясь, попросила Изабелла.
- Там еще одна стояла у окна, мне ее приспособь, джентльмен, да не забудь воспользоваться нашими свободными отверстиями, как со ртами набалуешься! – подключилась к беседе Сюзанна, едва член покинул ее горло.

Уилфред вставил девчонкам по пустой бутылке в попки, вышел из камеры и начал трахать их сквозь решетку, вставляя член между прутьев, обеим сучкам похотливый кобель помогал мастурбировать стеклянными изделиями, не забывая о смене дырок. Горячие взмокшие письки чавкали, выделяли смазку, даже брызгали на пол в некоторые моменты, а сами девушки громко стонали почти на весь город. Таких стонов Трахвиль еще не слышал, ведь кончили извращенные подружки одна за другой. Ковбой снова вернулся в камеру, подошел к ротикам девиц и стал дрочить, сперма забрызгала оба личика, наполнила Сюзанне рот, а та сплюнула Изабелле свою слюну вместе со спермой.

Этот маленький, приятный городишко очень нравился Уилфреду Похотливому: поддержкой он заручился неслабой, запас денег был недалеко и захаживать к сестрам лесбиянкам можно было хоть раз в неделю. Дикий Запад не терпел ошибок, прощал наглецов и преклонялся перед самыми рискованными мужчинами!


Читайте порно рассказы вместе с нами!