Порно рассказы
10 10 2013 в 08:10
Просмотров: (60692)

Стойкая и решительная


Я стойкая, решительная женщина, которая всегда встречается с проблемами лицом к лицу и никогда не отворачивается от них, но так было не всегда. Жизнь не дала мне этих качеств при рождении, их я приобрела, пережив горький опыт нескольких изнасилований. Первым мои обидчиком был родной отец, который любил не просто закладывать за воротник, он набухивался до зеленых соплей, иногда даже мочился, но вставать на путь исправления никак не желал. Он остался вдовцом и топил свое горе в прозрачной водке, которая ему заменила семью, друзей и уже протягивала руки к работе. Я же была тогда школьницей, не глупой и не наивной, как многие из девчонок, потому что жизнь уже тогда начала учить меня на своих ошибках, набираться терпения, быть внимательной к деталям и уметь просчитывать все на два, а то и три шага вперед.

Был конец мая, я готовилась к поступлению в институт, чтобы подальше сбежать от своего отца, начать новую жизнь, завести друзей и отношения. На любовном фронте было также не радужно все и красиво, как хотелось бы: со мной замутил мальчик из параллельного класса, мы гуляли за ручку, целовались, а потом неожиданно переспали. Первый секс мне показался отвратительным из-за болей, которые пронзали мою плоть, едва его член вошел в меня, я еле сдержалась, чтобы не закричать и не начать рыдать, но сжав кулаки, терпела, пока он не кончит. Тогда я подумала, что мне рано заводить серьезные отношения, поэтому разорвала с этим парнем, разбив ему сердце. Так вот, отец хоть и стал алкоголиком, после того, как мать покинула нас с ним, его стойкие принципы и морали диктовали правила: ежедневная уборка квартиры, чистая обувь, вымытая посуда, чтобы все было, как при живой матери. Мне приходилось прибегать со школы, выдраивать хату, после чего я только успевала присесть за домашнее задание, на прогулки с друзьями у меня, таким образом, не было не времени, не желания.

Стоя я, значит посреди кухни, в такой позе, называемой раскорячка – ноги на ширине плеч, сама в наклоне, в руках держу тряпку. А сама задержалась на учебе, отец вот-вот должен был вернуться с работы, я жутко боялась его злобного крика за неприбранное жилье, от которого содрогались стены в нашей с ним квартире. Несколько раз он брал в руки ремень и сильно бил меня по заднице и ляжкам, поэтому-то приходилось посещать школу в штанах, а не в коротеньких юбочках, как все девчонки, на физкультуру я тоже не ходила в шортах. Дверь распахнулась, я еще с коридора почувствовала смердящий запах перегара и его плохое настроение, тут нужно было вести себя как мышка или человек-невидимка, ведь каждый шорох мог стать искрой в амбаре, полном взрывчаткой. Он разулся в тамбуре, прошел ко мне на кухню и остановился, глядя на меня сзади:
- Нинка, на мать как сильно ты похожа, такие же формы, ножки - сказал он, медленно приближаясь сзади.
- Вовсе не похожа, она была полнее меня! – сказала я, не подумав, что трогаю святого для него человека.
- Это после родов она стала такой, а когда поженились, была огонь баба, как у тебя черные волосы, грудь третьего размера, зад такой, что всовываешь туда, а там туго, тепло и так приятно – начал он пьяную болтовню и приблизился ко мне, сидящей на корточках и прячущей свои прелести под домашним халатом.
- Мне не интересны ваши брачные игры – выразила я протест и быстро встала, чтобы уйти из комнаты.

Дальнейший разговор происходил на повышенных тонах, набирал гневных и сердитых ноток, когда вдруг он дернул меня за плечо и прижал к столу, начав задирать халат и распускать руки. Уже не маленькая, поняла, чем мне это грозит и начала сопротивляться, тогда он повалил меня на пол и одной рукой стащил трусы. Убежать не было возможности, я только что вымыла кухню, и скользкая поверхность кафеля не давала сделать толчок. Его перегар теплом ударил мне в лицо, от чего начало мутить, тело напряглось до предела, но ноги мерзавца уже были между моих тощих бедер, его член вошел сзади, показавшись чем-то несуразно огромным. Глаза наполнились слезами, ногти пальцев впились в шов между плиткой, попытка сгруппироваться не дала результат. Чтобы я не кричала, он надавил на затылок руками и подложил под рот грязную половую тряпку, на которой были собраны крошки, грязь, волосы. Поначалу было нестерпимо больно, все тело кипело, как закипает радиатор, меня переполняла ненависть и желание убить этого человека, но я даже не могла расцарапать ему лицо или руки, но больше всего мне почему-то хотелось выдавить ему глаза. Когда она закончил трахать, остановился и оперся на меня руками, в его руке я увидела конец – большой сморщенный с волосами на лобке, волосатой мошонкой. Отец стоял, придерживаясь рукой за стол, потому что его жутко штормило, член скользил по ладошке, причмокивая и издавая звуки, от которых меня покоробило, а лицо перекосило в ужасе. Сперма сильно брызнула на халат, ноги и частично забрызгала пол, ее липкая консистенция не позволяла себя стряхнуть быстрым движением, получалось, что всю семенную жидкость насильника я растирала по себе.

- Не забудь тут прибраться и пол вымой хорошо! – сказал отец и застегнул молнию.
- Мне нужно помыться! – сказала я, всхлипывая и натягивая небрежно трусики на свою писю.
- Потом подмоешься, когда закончишь уборку! – приказал он мне и вышел из комнаты.

Я ревела на всю ивановскую, обнимая себя за плечи, мои глаза были такими красными от горя, что к ним больно было притронуться, все мечты убежать из дома были неважны, потому что женская честь невозвратимо канула в небытие. После того раза он еще сделал несколько повторных попыток меня оттрахать грубой силой, говоря о том, что это глупое домашнее недоразумение, в которое мало кто поверит, скорее меня сочтут сбрендившей. Провокации были исключительно с его стороны: полей цветы, подними нитку, вымой обувь и каждый раз, делая мне приказ, я не могла не подчиниться, словно солдат в армии. При этом я понимала, что насильственного секса с отцом мне не избежать, даже начала принимать контрацептивы в виде таблеток, чтобы не залететь от ублюдка, ведь он и не думал предохраняться, пользуя меня, как ненужную вещь и забыв, что я его дочь. В какой-то момент понимаешь, что глупо ненавидеть умершую мать за то, что ее оставшийся жить супруг оказался таким извращенцем, тут уже начинаешь понимать, насколько этот мужлан скучает по ней, и, не имея возможности себя контролировать, трахает меня. Угнетало отсутствие ласки, комплиментов и прочих приятных женщине слов, отсутствие прелюдии, иногда пользование промежности всухую, что было больнее, чем разрыв девственной плевы. А когда он вставал, и, не поблагодарив за доставленное ему плотское удовольствие уходил, мне хотелось его стереть с лица земли.

Я замкнулась в себе, в школе хуже стала учиться, ведь теперь вечерами приходилось горько плакать и ждать, что снова войдет он, возьмет меня хуже животного, до книжек не было дела. С трудом получилось поступить в институт и то благодаря его двухнедельному отсутствию то ли в запое, то ли в командировке, за которое я успела подготовиться к экзаменам. Жизнь впроголодь, приезды домой один раз в месяц, бессонные ночи – все это было кошмаром, который я переживала наяву.

Вторым человеком, посягнувшим на мою честь, был парень из института, который долго ко мне клеился, ухаживать пытался, но из-за своего отношения к мужчинам его не подпускала дальше вытянутой руки. Тем не менее, одним вечером он подкараулил, когда я шла домой, в его руках были цветы.

- Нина, привет. Это тебе! – сказал Стас и протянул красивый букет.
- Стас, я же сказала, между нами ничего не получится! Извини, я очень занята, конец семестра скоро – бросила я ему и оттолкнула цветы.
- Почему ты такая холодная? Я же от чистого сердца – громко выкрикнул он и схватил меня за руку.

От страха тело будто парализовало, маленькими иголками по коже пробежал озноб, хотя на улице уже было достаточно тепло, а отсутствие поблизости людей пугало не меньше, чем нахождение наедине с родным отцом. Стас грубо прижал меня к себе, розы бросил в траву, а сам начал меня целовать, удерживая крепко своей медвежьей, практически нечеловеческой хваткой. Отклоняться в сторону было не лучшим моим решением, потому что всем своим весом он грохнулся на меня, его руки двигались по телу, выискивая брешь в одежде, позволившую пробраться к дамским прелестям. Это горячее дыхание, этот дикий взгляд, отсутствие контроля были хорошо знакомы, поэтому я громко закричала.

- Нет, Стас, что ты делаешь, остановись!!!- кричала ему я, пока рот не закрыла его рука, другой он шерстил у меня между ног, отодвигая под юбкой тонкие трусики.
- Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, ты гляди, принцесса тут нашлась. Слишком высокого о себе мнения? Сейчас исправим этот недостаток! – сказал он, смачивая слюной член.- Ноги то уже научилась раздвигать?

С этими словами его член проник в меня, большой палец начал массировать клитор и я почувствовала приятную, насколько это возможно в данной ситуации негу. Отец никогда не трогал меня руками, он лишь насиловал, а этот, видите ли, решил проявить нежность. Писька предательски намокла, облегчив ему работу. Сильными толчками он бил по бедрам своими потными ляжками, мои колготы были порваны, к ягодицам пристала земля, и никого в округе не интересовало, чем эта парочка занимается в лесополосе, проходящей рядом с дорогой. С приближением эякуляции я сильно дернула головой, освободив рот:
- В сторону кончай, не в меня, придурок!
- Ух, как ты заговорила. Может, еще и в рот возьмешь? – спросил разгоряченно злоумышленник.
- Лучше не надо, а то гляди и откушу, потом никому нужен не будешь! – сказала я, зажмурившись в ожидании удара в лицо.

Стас всего лишь замахнулся, но нанести мне вред не решился, это его и спасло. Я снова пожертвовала своей честью ради будущего, ведь окончание института было важнее, чем посадить этого урода в клетку. Это решение было неверным, ведь многие девушки из страха быть осмеянными, поруганными или из страха отказываются от решительных действий в свою защиту. Меня разбил на осколки второй поступок Стаса, который привлек к делу своего дружка, но вовремя принятое решение сделало из меня крепкую решительную женщину. Когда эти гады снова попытались мною воспользоваться в своих корыстных, неподобающих настоящим мужчинам целях, я без стеснения начала мочиться под себя. Парни сморщились от отвращения, что дало мне возможность всунуть пальцы в рот и вызвать приступ рвоты, все, что было в желудке, полилось мне на грудь и живот. Они окончательно перехотели меня трахать, для пущей уверенности был произведен акт дефекации, да, приятного в этом гнусном, плохо пахнущем зрелище мало было, особенно учитывая те гримасы, которые я корчила. У любителей легкой наживы опали концы, такое чудо им пороть явно не хотелось, а принуждения к сексу удалось избежать. Когда они выходили из моей комнаты, я набралась храбрости и сказала:
- Мальчики, давайте, это будет для вас незабываемо!

Близился конец последнего курса, я перестала ходить домой темными улочками, вдоль посадок, строившихся домов и сомнительных компаний, распивавших спиртное. Пытка заканчивалась, когда я вбегала в комнату общежития, запирала ее на замок, соседка смотрела на меня как на умалишенную, ведь о моих унижениях никто не знал, чтобы не порождать гадких слухов. В институте я пыталась находиться рядом с людьми, зная, что скотина Стас или любой из его дружков не тронет меня в присутствии других.

Самое сложное для жертв – отказаться от мысли о суициде, которые волнами захлестывают обиженную душу, это кажется единственным спасением, но не стоит заблуждаться. Внутри каждой девушки или женщины, сталкивающейся с подобными жизненными историями, вырабатывается некий стержень внутри тела, который несгибаем ни при каких обстоятельствах, тут главное не опускать руки и уметь себя перебороть. Ненавидеть себя или окружающих людей, которые ничего вокруг себя любимых не замечают, глупо, лучше весь свой гнев обратить на обидчика, сделать его жизнь невыносимой, если это возможно. Если нет, то постараться забыть этот страшный сон, обустроить заново свою жизнь, в которой ты действительно будешь принцессой, и окружать тебя будут лишь достойные мужчины, а не те жалкие подобия, которые пытаются потереть свою шишку о слабую, беззащитную женщину. Делая правильные выводы, мы – слабый пол, оставляем в прошлом все те несчастия, которые могут произойти по вине мужчин, они помогают выстоять в сложной ситуации, дожить до следующего дня, который будет обязательно лучше, чем вчерашний или сегодняшний день. Важно двигаться к свету и не погружаться с головой во тьму, которая ничего хорошего не принесет!


Читайте порно рассказы вместе с нами!