Порно рассказы
10 10 2013 в 08:10
Просмотров: (19962)

Убойный майский уикенд! или Что ты готова сделать ради мамочки?


Сам я очень молод, состоятелен и далеко не глуп, но встречаться со стервой или лучше сказать змеей подколодной ума все же хватило. От родителей досталось неплохое наследство, жизнь текла сама собой и одна из встреч с девушкой изменила мой мир. Блондинка, рост 1 метр 70 сантиметров, зовут Юля, фигуристая сучка, вся в ее мамашу, с небольшими сисями и аккуратной писей. ноги у рабочей кобылки были хороши - в меру длинные, плотненькие, так приятно вместе сжаты, что глядя сзади расщелину трудно рассмотреть под ягодицами. Впрочем, писька у Юльки раскрываться никогда не могла самостоятельно, аномально длинные большие половые губы плотно собраны были пучком, малые же оказывались при этом практически незаметны. О сиськах вот что скажу: мои мышцы были приблизительно того же размера, что и ее прыщики, за исключением размеров сосков, которые у избранницы были слишком велики для ее первого размера. Надежда Николаевна или "мамочка", как я ее ласково называл до поры до времени, была той самой частью уравнения, из которой выходила ее младшенькая производная.

Начал я рассказ как-то уж больно агрессивно, но когда тебе 5 лет промывают мозг, называя любимым, желанным, добрым, ласковым и прочими уменьшительно-ласкательными словами, а за спиной творят ужасные гадости, подумываешь о расплате. Пятилетка бок о бок - это уже показатель, но при разговоре с лучшим другом Костей тот меня убедил устроить моей избраннице проверку. Наем детектива, прослушка квартиры, чтение переписки и прочая хрень дали свои результаты. Из переписки я выяснил, что две коварные самки из пригорода удачно тянули из меня все соки, откладывая деньги на отдельное жилье в центре столицы, а цены тут, как известно, кусаются. Получалось, что на мои средства жила не только будущая супруга, а еще и ее мать, тетка и бойфренд из пригорода, которого она успешно содержала втайне.

Я заказал красивый торт, шампанское, цветы и сделал несколько скромных покупок в магазине по продаже интимных принадлежностей. Нашуровав в выпивку снотворного, я успешно опоил "черную вдову" и ее мамашку в загородном доме, куда их позвал погостить совместно на майские праздники. Целая неделя, в течение которой никто и ничто не могло отвлечь меня от мести, злоба выкипала и казалось, что в любой момент я готов был сорваться на простого прохожего, перебегавшего дорогу или обычного продавца в магазине. В большой комнате, шумоизолированной и просторной, уже стояли все интересующие меня принадлежности, дамы заняли свои мест согласно купленным билетам в семидневный ад, первой проснулась "добрая" тетя Надя, ее голова трещала как арбуз при надавливании, глаза вывалились из орбит, а с языка уже начинал брызгать яд.

- Тима, что это такое? Немедленно развяжи меня! - повелевала владычица, гневно подергивая скованные руки.
- Не торопитесь, Надежда Николаевна, обязательно вас развяжу, дней через семь! У вас же нет никаких планов? - спросил я у "мамочки", хлопнув в качестве пробы себя плетью по руке.
- Падонок, ты что задумал? - заверещала как резанная хитроумная воровка.
- Ну, что ж вы так громко кричите, уже и Юлечку разбудили свою ненаглядную! - после этих слов мои глаза обратились в сторону глаз ревевшей девки.

С момента, когда я узнал всю правду, ее я не мог считать невестой, лишь самодовольной, эгоистичной, алчной швалью или шлюхой, если будет угодно, которая готова была подставлять свою дырку под мой член ради выгоды собственной семьи. Это такое самопожертвование, которое должно было бы сопровождаться бурей оваций, хвалебных песен и цветов, падающих к ногам, браво, сука, отменная актерская игра. Но теперь я приготовил мамочке и дочурке занятные каникулы, или как говорят американцы "уикенд": с фаллоимитаторами, двуглавыми резиновыми игрушками для лесбиянок, масками, кляпами, плетками, цепями, наручниками, расширителями и зажимами.

Юля сидела в металлической клетке как затравленный зверь, из ее уст я не услышал ни единого слова, мошенница догадывалась о причине своего заточения, ее мать же старалась всячески из себя строит святошу, но правда уже давно выплыла и этот спектакль был неоправданным. Она лежала нагишом на двух кроватях, которые я специально сконструировал ради потехи с дамой средних лет, Юлина же клетка имела несколько больших проемов, специально приспособленных для сношения. Я очень хотел оттрахать молодуху до сумасшествия, заставив ее мамочку смотреть на все эти извращения, к тому же карга сама должна была испытать сильное унижение. Именно поэтому ее ноги были приподняты высоко вверх, в промежность введен расширитель, несколько зажимов, прикрепленных при помощи цепочек к поясу, оттягивали потрепанный вареник. Сиськи я перемотал веревкой, к соскам при помощи скотча примотал крапиву, найденную около дома. Импровизация мне показалась уместной, ведь нужно было заставить страдать этих негодяек, чтобы впредь не возникало искушения нажить своего добра на чужом горе.

- Дамы, последнее слово или желание! Это не казнь, но будет неприятно, уж поверьте человеку, которого вы обирали пять лет, разбили сердце на мелкие кусочки, его теперь не склеить. А в душу-то как нагадили, тут лопатой не вычерпать, теперь во мне нет доброты, лютая ненависть к двум бесстыдным потаскухам, нуждающимся в грубой порке. Ах да, забыл сказать, мне придется вас обоих выпороть за плохое поведение, кто будет первым на очереди? - в этот момент я взял в руки отцовский ремень, армейский, со сверкающей желтой бляхой, которая лишь единожды за жизнь прогуливалась по моей заднице.
- Зайчик, смилуйся, прости нас пожалуйста - заскулила, вжимаясь в клеть Юля.
- Что-то не хочется! Спасешь мамку от порки? Подставляй свою девственную попку, которую ты берегла до свадьбы, но как оказалось, уже не раз давала в пользование своему...как его там зовут? - я намекнул на разговор по телефону, в котором моя суженая обещала по приезду подставить попец проголодавшемуся ёбырю.
- Не впутывай его, он не знал о моих делах. Хочешь? Трахай! - закричала что есть мочи блондинка из запертой клетки.
- Трахну, вот только мамку твою отшлепаю за то, что дочурку приучила к таким гадким делам и сама ее подталкивала к действию!

В этот момент я сильно замахнулся и хлыстанул Надежду Николаевну по относительно старой, сморщенной заднице, красная пятисантиметровая полоса. Она взвизгнула от боли, но большую неприятность ей доставляла крапива на сосках, которые начали от страха сжиматься, набухать и в итоге разрослись на всю ее обвисшую грудь. Трогать за дойки бабу было приятно, особенно осознавая, что буду иметь ее родную кровинушку прямо на глазах, без зазрения совести и пунцового румянца на щеках, какой проявляется у стеснительных подростков. Я потянул зажатые зажимами половые губы в стороны, остриг лобок, несколько раз коснулся пальцем клитора ,чтобы почувствовать некий эстетический оргазм от содеянного, а потом резко сорвал пластырь. Манда Надежды Николаевны стала напоминать бездонную дыру глубочайшего в мире колодца, в который сказочная Алиса бросала камень, но так и не услышала звука его падения. Включив маленький вибратор в самый слабый режим вибрации, снизив тем самым силу и интенсивность толчков, погрузил его во чрево блудной самки, сам же подошел к клетке Юлии, держа в руках вазелин.

- Как ты там предпочитаешь, с вазелином или без такового? А то я не успел разузнать столь деликатные подробности! - ехидно спросил я и стал набирать в ладошку желтовато-белую густую субстанцию. - Мать будет кончать до тех пор, пока жопень свою не раздвинешь перед моим членом, или пока батарейки не сядут у вибратора, но я слышал их надолго хватает.
- Чтоб у тебя член сломался, когда вгонять будешь! - высказала недовольство Юля, сняла трусы и подставила очко впритык к выделенному для этих целей месту.
- Желания твоего исполнить не могу, но руки и ноги, пожалуй закреплю, чтобы не дергалась наручниками. Они мягонькие, как ты любишь! - ехидно съязвил я и зафиксировал мою ненаглядную куколку.

Она стояла в раскорячку, впускала своим дуплом мой член, защищенный контрацепцией ради собственной же безопасности, а надежда Николаевна громко верещала от мультиоргазма, ее влагалище неимоверно сокращалось и брызгало, поэтому пришлось даже отвлечься на время, чтобы дать ей возможность передохнуть. Она со слезами на глазах смотрела на анальные домогательства с моей стороны, сжимала свои кулачонки, желая разбить мою физию, но сама виновата, сами срубили конец, на котором сидели, а кое-кто неслабо еще и вертел своим передком. После секса я сделал самке клизму, со шланга ополоснул комнату, избавил ее прекрасное юное тело от оставшихся после испражнения экскрементов.

Второй день получился более веселым, ведь тут я во всю издевался на старшей мошенницей, которая охотно позволяла юзать промежность мистером Гигантом, как я его называл, фаллоимитатором ну очень огромного размера. Его длина могла позволить головке смело достигнуть дышла, а толщины хватило бы для удовлетворения еще двух похотливых особ. Даже если бы просак Надежды Николаевны каким-то невероятным образом лопнул, позволив ее анальному каналу и влагалищу воссоединиться, дилдо все равно входил бы впритык. Женщин я обычно не бью, считаю это дурным тоном, но отшлепать моих узников по их взмокшим писькам, напухшим сисям, похабным, наглым мордам я мог себе позволить.

От выплеска эмоций и обильного литья спермы во все стороны мое тело слишком быстро утомлялось, приходилось делать перерывы и готовить кормежку пленницам. На следующий день Юлю ждал сюрприз: она с жадностью сожрала приготовленный завтрак и быстро отключилась, не почувствовав наличие в пище психотропного препарата, которые сейчас реально достать на каждом углу. Я надел на нее ремешки красного цвета, которые полностью обездвиживали тело, конечности, голову, ротик, высказывавший в мою сторону матерщину, я прикрыл приготовленным заранее пластиковым кляпом из секс-магазина. Дабы подлить масла в огонь, Юлю я уложил рядышком с ее мамулей, которая так и жаждала вкусить моей спермы на обед, такое желание я мог легко исполнить.

- Ты мне что-то рассказывала в постели про накал чувств запредельного масштаба, необузданную страсть, животное желание? - спросил я испуганную милашку чисто риторически, а потом повернул голову к Надежде Николаевне. - Сейчас я вам покажу бесподобное остросюжетное порно в стиле садо-мазо, рот не закрываю, так что можете меня подбадривать!!!
- Какая же ты скотина... - лишь вымолвила старшая шлюха, глядя в мою сторону красными заплаканными глазами.
- Ваша дочь мне такое говорила иногда, но исключительно в приятной форме, когда я драл ее до беспамятства!!! - съехидничал гневно я и нанес на влагалище и попку Юли смазку.

Трахать эту девчонку было приятно, хотя и мучительно душевно, ведь мне пришлось бы после дьявольской недельки обеих плутовок выпустить. Принуждать ее маму к сексу не было желания, во-первых, она не в моем вкусе, во-вторых, старовата уже, и в третьих, мне не хотелось неприятного продолжения истории. Потому она пролежала всю неделю в одном положении, а я перед ней вытворял преужаснейшие в интимном плане вещи с дочерью Юлией. В тот момент я порол ее попку, в которой уже сквозняком проносился ветерок, в писю я засунул руку, ведь она всегда пренебрежительно отзывалась о фистинге, когда мы совместно смотрели порно. Криков уже не было, лишь протяжные стоны, оханье через кляп и громкое сопение через маленький заостренный носик. Потом я перевернул крошку на спину, поджал ее коленки к сисям и стал любоваться открывшейся норке. Она вся блестела от смазки, блестящие мутные капли стекали по просаку к ягодицам, кожа на которых сильно натянулась, сделав их не такими мягкими как я любил. Пару хлопков по заднице, сжимание сосков и засовывание грязной руки, испачканной вагинальными выделениями, в рот Надежде Николаевне были дерзко и нагло исполнены, член снова вошел в мою некогда гражданскую жену. Обе самки-родственницы начали брыкаться, извиваться, им, видимо не нравилось подготовленное мною мероприятие, но что поделать, когда кукан снова был готов выстрелить. Своего дружка я поспешно вытянул, снял резинку и принялся усердно дрочить, усаживаясь на горячую грудь "мамули", она будто ждала наката фонтанирования брызг, поэтому даже не пыталась меня укусить, но в рот засовывать член я не рискнул, дабы не остаться на старости лет состоятельным евнухом. Поток семени успел попасть в глотку еще до того, как дамочка постаралась прикрыть ротик, ее растянутые скулы не позволяли быстро хлопнуть челюстью. Чтобы пресечь попытку сплюнуть мой соленый йогурт, я положил ладонь на губы, пальцами закрыл Надежде Николаевне рот и стал ждать, когда же она сломается, истратив всю свою смелость, сглотнет мое семя и причмокнет от радости, что в легкие поступил кислород. Этого долго не пришлось ждать, старая стерва сразу же, со знанием дела, вкуса и аромата вкусила чудесный нектар.

После такого веселья оставалась попытка вызова сквиртинга у Юли, которая лежала пластом на кровати и всхлипывала от своей нелегкой судьбинушки. Ничего, сучка, тебя сейчас ждет мультиоргазм и если все будет окей, тогда еще смачно брызнешь мамке в ротик. Она снова лежала на животе, во рту торчал резиновый член, ее очко напоминало красную воронку после падения метеорита, я сидел на попке, вгоняя член в понравившуюся дыру, а руками придерживал баловницу за волосы, чтобы не смела сплюнуть врученную ей на время пустышку. Кстати, этим дилдо я основательно натренировал ее анус, подготовил канал к длительной, глубокой зубодробительной долбежке, а теперь он был ей вместо соски.

- Юлька, что ж у тебя взгляд такой отрешенный? Тяжело чувствовать себя легкодоступной? А теперь представь другого человека на своем месте, когда вы с этой старой дурой пытались "обуть" его за спиной! Приятно? - впервые сорвался я и со слезами на глазах начал орать на двух самок.
- Прости нас пожалуйста, мы вернем тебе все, что украли! - сказала Надежда Петровна.
- Юля, что скажешь на такое предложение? - спросил я и вытянул из ее рта фаллоимитатор.
- Отпусти, я уже не могу, это все она придумала. Я не хотела тебя обворовывать, но другого приработка у меня не было - простонала в предшествующем оргазму состоянии Юля.

- Спасибо, дамы, теперь у меня на камере есть еще ваше признание. Вот сейчас закончу последнюю шалость, накормлю вас и проснетесь уже у себя дома, подумав, что с вами произошел страшный кошмар. Не у меня дома, заметьте, а у себя в пригороде!
Пальцы уже скукожились во влагалище Юльки, которое напоминало рыхлую мокрую глину, чавкающую при попадании на нее резинового сапога. Вот такая ассоциация, уж извините, но более подходящего ничего в голову не приходит, и назвать этих сучек более непристойными словами хотелось бы, да воспитание не позволяет. Сквирт Юля все же показала, но не на лицо Надежде Николаевне - ей на грудь. В расчетах ошибся, не учел, что брызгать дырочка будет не совсем ровно, а под углом. После убойных майских выходных дегенератки очутились у себя дома, о них я не слыхивал до настоящего времени, да и не очень-то хотелось.


Читайте порно рассказы вместе с нами!