Порно рассказы
11 10 2013 в 23:10
Просмотров: (106848)

Утренний междусобойчик


Я встал с кровати и сладко потянулся, ощущая приятную ломоту в своем теле, член уже стоял торчком, призывая меня посетить туалет, но идти на уступки торчащему корешку лень не собиралась. Лежать и смотреть в потолок супер, это лучшее, что может быть у молодого человека, даже секс со знаменитостью несравним с валянием в кровати. Мои бока уже болели от перекатывания по складкам простыни, а член все не падал, ну хотелось ему, видишь ли, излиться, хоть мочой, хоть спермой. Этот отросток инопланетного происхождения, видимо, потому как он всегда идет вразрез с моим мнением и сегодняшнее субботнее утро он омрачал своей несгибаемой, как железный прут, настойчивостью. Родители еще утром покинули обитель, отправившись за покупками – шоппинг по выходным заряжает маму бодростью на всю неделю вперед, а папу наоборот истощает. Мне стоило одеться, потому как вечером в гости приехала моя двоюродная сестра Вероника, любительница потусоваться в ночных клубах с отвратительной тяжелой музыкой. Девчонка изрядно избалованная – пирсинг в пупке, носу, языке и еще бог знает где, несколько ярких татуировок, запоминающийся образ получен благодаря вульгарному мэйкапу и кожаной одежде. Но благо в гостях она всегда появлялась в более приличной одежде, потому что мама сразу поставила условие – или ведет себя прилично, или ищет место для ночевки в другом месте, но этот вариант девчонка не рассматривала, иначе тогда ее не отпустили бы даже за порог родного дома родители. Она совсем еще подросток, безмозглая, как большинство ее сверстников, а тяжелая музыка своими вибрациями нахрен мозг расшатала, поэтому теперь она считает себя непокорной победительницей по жизни, не желающей прислушиваться к чужому мнению.

Я встал, накинул легкие спортивные трикотажные шорты, в которых хожу по дому. Они мне нравятся не потому, что я спортсмен, не представляющий жизни без тренировок, вовсе нет, просто стояк кажется не таким жестоким, когда твоя сосиска свободно болтается и не упирается в упругую ткань! Это очень важно парням, которые хорошо знакомы с мучительным чувством распирания во все стороны детородного органа, кроме того, хорошая резинка выдерживает любое натяжение – оттянул шорты, нагнулся вперед, как бегун на низком старте, высунул кипишующий прибор, надавил, а моча сама потечет в дырку унитаза. Если не проделать такой последовательности, обоссать можно и себя самого, и весть клозет. Ну и мысли с утра, думаю о собственном хере и даже не замечаю, что в ванной комнате горит свет, санузел у нас совместный – европейские стандарты и все такое прочее, - вода громко шумит сквозь приоткрытую дверь. Я заглянул в щель, хотел посмотреть, чем же там занимается Вероника, и зрелище меня поставило в ступор: моя рыженькая сестричка-лисичка стояла около зеркала с зубной щеткой во рту, она чистила свои зубы, ничего предосудительного, но палец другой руки активно работал в ее попке. Да, девочка отодвинула свои бледно-голубые трусики, всунула в задний проход палец и вертела им во всех направлениях, можно подумать было, что там войско глистов и все чешется, но это мнение ошибочное. Я стоял и смотрел на тренинг заднего канала, а у самого уже и шорты начали становиться тесными, ноги затекли, ибо стоял без движения, даже глаза не моргали, а дыхание было таким тихим, словно я находился в летаргическом сне.

Я понял, что у девочек свои забавы поутру и они их осуществляют без стеснения, в отличие от парней, которые всячески стараются припрятать свой орган от глаз других людей, даже от жен, которые могут подумать, что вместо физиологической потребности супругу сняться эротические сны с далеко не ее участием. Пришлось отойти на несколько шагов, громко шаркнуть по полу ногами, протяжно зевнуть и закашляться, в общем, применил все атрибуты привлечения внимания. Постучал в дверь:
- Вероника, доброе утро. Ты там надолго застряла? – спросил сонным голосом сестренку.
- Кеша, проходи, не помешаешь! – дала она мне добро войти. – Доброе утро!
- Как вчера отдохнула? – поинтересовался я после нашего поцелуя в щеку. – Понравился концерт?
- Впечатлений масса, все было просто супершик! – сказала Вероника и поправила бретельки на своем лифчике.

Ее волосы пахли сигаретным дымом, но не это меня тревожило – стояк и совсем не родственное похотливое желание смотреть на двигающихся малышей в лифчике. Ее сиськи так и манили мой взгляд, он не отрывался от них, а сестра все происходящее фиксировала в зеркале, палиться не хотелось, но Вероника, словно сама поняла это и сказала первое, что пришло в голову:
- Голову еще помыть нужно, а то в закрытом помещении все насквозь прокурено.
- Чувствуется, причем явно! – сказал я, намереваясь еще и побриться, не сделав самой главной утренней процедуры.

В этот момент она сильно прогнулась к ванной, чтобы дать волосам упасть ей на руки, ее попочка округлилась, полоска врезалась между двух молочных булочек, а ножки оказались в полусогнутом положении, что позволило ее рыженькой киске выставиться назад. Терпеть я не мог потому, схватил нежно влажной рукой ее ягодицу, чтобы придержать, а второй рукой проскользнул между мягких, приятных, жарких бедер. В районе промежности ощущался явный всплеск температуры, еле светящийся пушок с внутренней стороны ляжек как наэлектризованный начал подниматься, по попке пробежали пупырышки гусиной кожи, которые перебрались на мое тело и добежали по спине к самому мозгу. В районе клитора отчетливо ощущалось что-то твердое, видимо, моя двоюродная сестра плутовка и туда успела вставить шайбу, знает, как получать удовольствие, малышка, а сама все прикидывается глупенькой недотрогой. Она попыталась распрямить спину, но моя рука, лежавшая на попке, пролезла под чашку ее голубенького лифчика и крепко сжала возбужденную грудь. Подпоркой теперь служил мой никак не падающий кукан.

- Кеша, ты что, вознамерился меня трахнуть? – спокойно и ровно, как будто ничего не происходило, спросило рыжеволосое создание.
- Пожалуй да, солнце, или ты хотела услышать другой ответ? – сказал я последние слова, перед тем, как снять с нее трусы.
- Попробовать можно, мы ведь все равно дальние родственники и нравишься ты мне давно! – сказала самка и положила свою нежную, ласковую ручку поверх моей, чтобы совместно начать мастурбацию.

Я поспешно снимал с нее лифчик, застежка не поддавалась. Какой идиот придумал столь непродуманную систему? Почему не сделать аксессуар для груди по типу майки? Нет же, нужно придумывать железки, которые цепляются между собой и категорически не разнимаются одной рукой? Короче, создатель их либо женщина, либо 100%-й гомосексуалист, не желающий видеть секс между гетеросексуальными партнерами. Шорты слетели на пол, моя штуковина оттянутая вниз как катапульта по инерции ударила Веронику по половым губам, от чего она громко простонала, повторное действие заставило ее саму скорее снимать трусики, нашими телами овладела страсть. Адреналин путал мысли и вызывал дрожь по коже и мышечным эпителиям, меня трусило как придорожную шлюху на морозе, когда я подсел, а потом медленно привстал на носочки, чтобы ввести член во влагалище рыжей бестии. Такой я ее видел впервые и оттого руки жадно хватали ее сиси, а губами я сосал мочку уха, жаркое дыхание из носа и рта заставило ее вспотеть в области шеи, хлюпающие звуки эхом раздались в тишине. Эта игра показалась самой забавной из тех, в которые мы когда-либо играли: она подает в мою сторону весь задок, нанизывая свой вареничек с пирсингом на клиторе, а я вонзаю стержень мужской силы в ее плодовитое чрево. Делаю это сильно и жестко, будто внутри влагалища присутствует некая помеха, которую можно разрушить исключительно силой, но резкость ей нравится, ведь головка быстро проходит сквозь влажные растягивающиеся ткани, задерживается во время соприкосновения с маткой, передает ей накал страсти своей зашкаливающей пульсацией и снова выходит наружу.

Я орудую пихательным аппаратом как робот-пенетратор, получая истошные выкрики «Глубже, вот так, еще глубже засади…», протяжные стоны «Да-а, я хочу тебя, да-милый, еще, только не останавливайся», благодарственное подмахивание всем женским телом, в частности его бедрами и тазом. Руки вероники с ярким маникюром пытаются впиться в гладкий кафель, ноги разъезжаются по скользкому полу, но я их удерживаю своими вспотевшими ладонями, ногти в предвестии наступающего оргазма ковыряют стыки и пытаются вцепиться в живую плоть, чтобы оставить на ней глубокие царапины. Моя сладкая девочка подпрыгивает вверх и резко падает объятия приятной неги экстаза, ее глаза подкатываются от счастья, язык скользит по губам, которые самка неистово прикусывает губами, Вероника очень тяжело дышит, хочет воссоединиться со мной в братских объятиях.

- Обними меня нежнее, и продолжим поскорее, пока не вернулись родители! – своими медовыми губками тихо шепчет она мне.
- Ах ты, проказница, понравилось? Давай сюда свою попку! – как искушенный извращенец пытаюсь я прильнуть губами к анусу.
- Еще один разок спереди, а потом возьмешь в попу, я там уже не девственница! – становясь в пол-оборота, говорит моя лисичка с рыжими распутанными локонами.

Мы шумим как два медведя в ванной комнате, удары умывальника с тумбой грохотом отдаются по стене, зеркало содрогается, кажется, что даже свет начал светить с доли секундными перебоями, а соседи за стеной услышали рев кончающей самки. Я тоже эякулировал не тихонько, как обычно это делал, сопя в две дырки, громко матернулся и вытащив член, передернул крайней плотью по его головке. Вероника с умилением смотрела на мое счастливое лицо, да она и сама светилась счастьем, кончив один раз при помощи своего пальчика в попке и два раза от моего члена. Белая эссенция любви частично вылетела из сувательно-пихательного прибора и оросила бледную кожу бедер, вторая ее часть уже с меньшей силой, но благодаря моему темпераментному подергиванию елдаком устремилась на приятно содрогнувшийся женский животик. Сперма попала в область подреберья, начала скользить вниз и собралась в пупке Вероники, смазывая ее штангочку пирсинга. Конечная порция повисла на головке, а потом тягучей каплей устремилась на пол, не теряя свое цельности и единства с членом, оставляя длинный неразрывный белый нитевидный след.

- Вот тебе и доброе утро, братишка! – пошутила довольная самка, поцеловавшая мои встрепенувшиеся губы сладким своим ротиком.
- Это было фантастикой, лучший секс в моей жизни, сестренка!
- У нас еще есть час времени? – хитро поинтересовалась она, вытирая туалетной бумагой свои бедра и живот.
- Думаю, есть! – сказал я,глядя на уборку последствий широко улыбаясь во все тридцать два зуба и протирая клочком бумаги двадцать первый палец.
- Отлично, тогда приготовься к самому бешенному забегу, я заставлю твое сердце выскакивать из груди.

Я помочился и шмыгнул в спальню, попутно закрывая замок входной двери на все обороты, будто это могло нас спасти в случае преждевременного возвращения родителей с шоппинга. Развратница и шалунья Вероника прошла по коридору в нижнем белье и босиком, ее мокрые ступни оставили влажные следы, которые вели в мою комнату. До ее прихода я успел включить ноутбук, запустить шпионскую программу записи видео в фоновом режиме, лампочка камеры не горела, а тихо работающий переносной ПК не вызвал подозрения у двоюродной сестренки, с которой мы осуществили запретный инцест. Мне лично все равно, что там подумают другие парни или девушки, но эта девочка меня не перестала впечатлять даже после секса в ванной. Она вбежала в комнату , прикрывая за собой дверь и поспешно сбрасывая на пол лифчик с трусами:
- Кеша, продолжаем в том же ритме! – радостно завизжала она, прыгая ко мне на постель. – А ты хороший любовник, знала бы, давно тебя сама трахнула!
- А вот я на тебя внимания не обращал, считал глупым подростком. Сегодня нахлынула волна чувств и эмоций, причем так внезапно, что сам не успел поверить в случившееся – разоткровенничался я с сестрой.
- Да вы, сударь, наглый кобель, раз решили поебаться со мной, как только того пожелали!!! – хитро смеясь добавила Вероника и ее губы опустились сверху на подергивающийся член.

Бесподобный отсос начался с ласк, далее последовали слизывания остатков семенной жидкости в складках крайней плоти, язычок быстренько скользит в каждой ложбинке, щекотал приятной негой головку, согревал своим жаром мошонку и баловался с гениталиями, губы ему не уступали в этом деле. Два сочных куска плоти обтягивали ствол, вбирали внутрь рта яички с скрывающей их кожей, которую покрывает густой слой волос, они впивались в мой лобок, целовали сухожилия в паху, оставили засосы на бедрах в знак искренней, неудержимой любви. Сестра искусно работала ртом, заставляя меня дико и громко стонать, пытаться всунуть свою бабью радость глубоко в горло, достать до гланд или даже трахеи. Внезапно, в самый разгар нахлынувшей волны приятностей она прекратила меня осчастливливать, стала раком на кровати и выпятила свою сахарно-бледную попочку с анусом желтоватого оттенка.

- Кто-то просился поучаствовать в анальном сексе? Скорее, пока не передумала! – сказала Вероника, прижимая голову к одеялу и еще выше выставляя задок.
- Секунду, - сказал я, поднимаясь на локтях и делая попытку встать в позу.
- Я для тебя даже дырочку раскрою так широко, как никогда.

Анус и внутренности уже были смазаны кремом, тугая щелочка напрашивалась на неприятности, призывая войти в нее и взъерошить горячую плоть мужским мундштуком сластолюбия. Я коснулся головкой ануса, Вероника вздрогнула – видимо вспомнила, как было больно лишать себя девственности пальцами, потом был непростой болезненный урок с мужским пенисом, а вот тут как раз нарисовался и мой хер, требующей тугости, жара и ласки одновременно. Что ж, он получит это сполна через какую-то секунду и мысль «Да что же я творю?!» мне неведома, потому как Вероника уже разогрелась сильнее обогревателя воздуха в зимний период. Легкий толчок и головка скользнула вовнутрь, она исчезла, растягивая кожу желтого кольца любви, мы тяжело дышали, ощущая, как плоть начала совместно наполнять наши тела приятным наслаждением. Нужно сделать еще шаг навстречу анальному экстазу для двоих, поэтому я делаю очередной сильный толчок и замираю, остается ввести самую толстую часть – основание члена с примыкающими к нему гениталиями. Чтобы снять напряжение, Вероника мастурбирует сразу тремя пальцами, а не теребит свою кисоньку одним пальчиком, как замечтавшаяся герцогиня. Она подарила мне свое тело и им нужно пользоваться неспешно, с любовью, которая в разы сильнее обычных чувств брата к сестре, поэтому я вожу нежно пальцем по натянутой коже ануса, даю сестре адаптировать зад под мой пламенный алмаз и его составляющую. Пульс уже давно не ровный в телах, дыхание сдавленное и резкое, как в высокогорье, но впереди нас ждет безмятежность, блаженство, накал нежных чувств и необузданная страсть.

- Я готова, заканчивай с прелюдией! – пошутила сквозь накатившие слезы Вероника.
- Солнце, я тебя люблю! – сказал я так нежно, как не говорил это ни одной женщине.

Сестра обомлела и мышцы таза непроизвольно дали легкую слабину, коротенький толчочек и мой член вошел в полный рост, он застрял в канале как вкопанный, невозможно им пошевелить и высовывать не хотелось. Мы снова вошли в стадию выжидания, передохнули всего полминуты, но это время показалось протяженностью с вечность, потом я начал нагнетать обстановку своими мелкими толчками. Вероника тихонько всхлипывала и сжимала руками одеяло, пожалуй, не стоит ей позволять держаться за спину, когда она будет получать оргазм, иначе оцарапает ее хуже, чем дикий манул, желающий защитить потомство. Головка наполнилась кровью, ее начало распирать изнутри, но возможности расшириться не было внутри этого тугого прохода, явное соприкосновение со стенками прямой кишки, перенасыщенной нервными окончаниями, подготовило мощнейший удар спермы. Семенная жидкость выплеснулась с приятным ощущением для обоих, ведь во время эякуляции головка значительно раздулась и расширила канал, простимулировала каждую его клетку и смочила пересохшую попку Вероники горячей как кипяток спермой.

Мы лежали и целовались, мечтая продлить это мгновение еще на часок, но следовало торопиться. Я сделал один глубокий французский поцелуй, помял грудь с сосками сестре, коснулся ладонью ее клитора, везде ощущалось наличие железок, хотелось их вынуть, чтобы они не делали из женщины какого-то холодного киборга.

- Когда в следующий раз к нам приедешь? – поинтересовался я, заведомо желая получить ответ «Скоро!».
- А когда бы ты хотел? – ответила Вероника.
- Не уезжай сегодня, сходим вместе куда-нибудь, пообщаемся – уговаривал я ее.
- Мало – плохо и много – тоже не хорошо, отдохнешь недельку без моей любви – намекнула самочка на скорый приезд.
- У нас в городе можно снять квартиру на сутки. Многие влюбленные пары так делают!
- Предоставляю тебе право выбора и запасись в следующий раз презервативами, иначе наши с тобой отношения приведут к печальному результату!

Она спрыгнула с кровати и снова побежала в ванную комнату, чтобы вымыть свои дырочки и собраться перед поездкой домой, я же лежал в постели, которая еще не остыла от ее тела, принюхивался к запаху и уже предвкушал нашу грядущую встречу. Мы успели тютелька в тютельку, в дверном замке провернулся ключ, потом еще раз, наконец, дверь распахнулась, и родители вошли с целой кучей покупок домой. Я догадался по шелесту пакетов, что мама раскрутила отца на солидные вливания в ее женственность и красоту, улыбнулся и сделал вид, что только что встал с постели. Все мы стояли посреди гостиной, когда Вероника вышла из ванной, в своем платье она выглядела просто бомбезно – открытые коленки, пальчики в открытых босоножках, декольте с глубоким вырезом и три четверти рукав, из-под которого вылезали незамысловатые картинки тушью по коже. Ее грудь, живот, попка и писька, скрывающиеся под платьем, некогда не вызывавшие интереса, теперь были центром притяжения, я чуть глаза не поломал, пытаясь просверлить ее взглядом. Она попрощалась с нами, и я вызвался проводить ее через порог, прощание было коротким - после французского поцелуя в губы я отпустил руку Вероники, не забыв хлопнуть ее по попочке. Она обернулась и многообещающе подмигнула мне, вошла в лифт и исчезла.


Читайте порно рассказы вместе с нами!