Порно рассказы
19 11 2013 в 11:11
Просмотров: (2757)

Любовь на коньках!


С приходом холодов, выпадением снега и падением температуры в столбике термометра ниже нуля градусов наш влюбленный тандем не стал меньше дышать свежим воздухом, мы часто прогуливаемся по хрустящему под ногами снегу и мило беседуем, разряжая атмосферу сладким соприкосновением наших замерзших, обветрившихся губ. Это помогает согреться и проявить всю ту душевную чуткость по отношению к любимому человеку, который аналогичным поступком изливает свои эмоции через французский поцелуй. У Карины наступили зимние каникулы по причине плохого обогрева помещений, хотя на улице стоит начало декабря, я такой же как и она студент, поэтому свободное время мы проводим с пользой не только для мозга, но и тела.

- Я хочу сегодня кататься на коньках. Пойдем на каток, будет кайфово!
- Солнышко, разве я могу тебе отказать?
- Приготовься к длительному забегу, я в этот раз буду быстрее и опытнее, чем в прошлый раз, когда ты меня возил вдоль бортика за собой.

Второй заезд на коньках, а она уже умудряется делать растяжку, стоя на одной ноге, катается спиной вперед, резко тормозит острыми лезвиями коньков, впиваясь в гладкий лед и высекая ледяную стружку из образовывающихся углублений. Она хороша собой и улыбка ее сверкает сильнее искусственного освещения, ее губы алого оттенка расплываются в улыбке, а небольшой сморщившийся от холода носик она потирает своими варежками и громко смеется, все парни, проезжающие мимо оглядываются на мою красоту и завидуют. Я же стою у бортика с фотоаппаратом в руках, эти кадры бесценны, это шедевр фотоискусства и он запечатлевается, чтобы через много лет согреть наши сердца. Очень странное ощущение, когда ты находишься на белом поле, от которого веет минусовой температурой, а внутри тебя не просто теплится искра любви, там уже горит пожар, огненная стихия плавит над тобой воздух, заставляя тело выпускать белую дымку испарины с поверхности оголенных участков кожи. Лед и пламя образуют смесь, которая внутри человеческого тела единится с душой и становится гремучей, взрывной и опасной настолько, что волной может зацепить всех и каждого. Карина подставляет свою попку под мой член, который спокойно спит себе в трусах, ведь плотский грех не имеет ничего общего с любовным трепетом, романтикой, лаской и негой, эти понятия чужды, но при этом они друг без друга не обходятся.

- Потрись об меня, согрей свой сладкий сосательный леденец. Приготовь его для меня, сделай его твердым и несгибаемым как дубина! - она шепчет мне на ухо, поигрывая бедрами.
- Он уже почти готов к бою, еще секунда и ты получишь мою сосательную конфету красного цвета! - отвечаю я и чувствую, как дыхание перехватывает, к горлу подкатывает настоящий снежный ком, который при проглатывании отдает болью в глотке, мое сердце колотится.
- Я чувствую твою пульсацию, она так сильна, что я уже вся теку, мне хочется близости с тобой, а одежда нас только разделяет! - говорит своими алыми губками сладкие слова моя снежная королева, не переставая стучать лезвием коньков по замерзшей воде.
- Я готов тебя взять прямо сейчас, так грубо и жестко, как тебе нравится, моя шалунья. Чтобы крики вырывались из твоего ротика и ранили мужской слух до болей в простате.
- Фантазер! Тут же люди...

Она убегает от меня на середину катка и начинает кружиться в центре, камеры обслуживающего персонала акцентируются только на ней, а большие экраны показывают довольную нимфетку, которая испытывает оргазм от катания. Ее лицо настолько красиво, что ожидающие в очереди на следующий сеанс посетители невольно хотят выпрыгнуть на лед через бортик, чтобы предаться такому душевному забвению, страсти, которую они видят на экране. Я же отвернулся в сторону, чтобы спрятать свой вздыбившийся, эрегированный фаллос, которому очень тесно и дискомфортно под одеждой, природа подталкивает меня к сумасшествию, но для общества секс на людях это табу, поэтому остается только фантазировать.

Я очень хотел бы на большой скорости подъехать к Карине лицом к лицу, когда она того не ожидала, ухватить на руки, как Кинг Конг ухватить эту кружащуюся в танце актрису и повалить ее на стеклянно-прозрачный пол. В моих фантазиях наше ложе не отдает холодом и по нему не пробегает с хохотом кружащаяся малышня, это место словно заколдованный круг, в котором мы предаемся любовному пороку, стаскивая друг с друга одежду. Именно одежда становится нашей подстилкой на ложе страсти, именно тут будут осуществляться те сладкие, трепетные телодвижения, называемые фрикциями, наших радостных, возбужденных вздохов никто не услышит, потому что они нереальны, это лишь моя фантазия, которая начинает играть в жестокие игры со мной и моим пенисом. Мы лежим и ласкаем друг друга теплыми руками, от которых веет душевной нежностью и человеческим трепетом без намека на аморальность и разврат. Карина переворачивается на живот и ложится звездочкой, приоткрывая свой пушистый бугорок между ног, а я стыдясь нахлынувшей на нас ураганной волны безумия его прикрываю и невольно ласкаю клитор.

- Не стыдись, нас все равно никто не видит! Сделай мне массаж, а то я уже ног не чувствую!
- Да, любимая, с превеликим удовольствием. Ты главное расслабься и получай удовольствие.
- Я уже давно расслабилась и не прочь после колдовства твоих нежных рук заняться любовью!

Она не шутит, я слышу нотки серьезности в этих словах, от которых моя мужская, животная, хищническая сущность просыпается окончательно, цепкие пальцы мнут ее бедра, делая углубления на коже под собственным натиском и оставляя покраснения, которые еще сильнее проявляются от холода. Ее кожу щиплет холодок, а я все увереннее делаю согревающие движения, обхватывая ягодицы и достигая талии, я внимаю запах, исходящий от этого молодого тела и нарочно касаюсь его кончиком члена, чтобы понять, что это не сон. Кожа пахнет миндалем, это заслуга крем-геля для мытья, волосы отдают ментолом и от холодного вздоха мое тело пронизывает дрожь, шея отдает слащавым, насыщенным, глубоким ароматом дорогих духов, но анус в центре попки и влагалище являются полной противоположностью всего унюханного. Это выглядит как вдох ароматного кофе в лавке с приятно пахнущими гигиеническими средствами для тела, только с примесью чего-то кислого, от этой неожиданной комбинации меня бросает в жар и я решаюсь приступить к занятиям любовью. Всем своим телом, которое в два раза тяжелее тела моей хрупкой Карины, я накрываю ее и старательно делаю несколько сильных толчков, я вожак, а она самка, которая признает мою власть. После смирения со своей судьбой моя миленькая, постанывающая девчушка расслабляется и я снижаю уровень агрессии до минимума, теперь я дарю только легкий, ненавязчивый натиск, на который самка отвечает подмахиванием таза и бедер.

- Ускорься, мне чуть-чуть осталось!
- Хорошо!

Эта просьба заставляет выбрать шестую скорость моего механизма со шестью ступенями передач, мой максимум и мой предел приближают нас к красивой, дикой, свирепой кульминации, в голове играет музыка - нам поют тысячи тоненьких голосов и столько же струн души подергивается во время моего семяизвержения. Пушечный удар залпом обдает влагалище Карины, от которого ее тело сотрясает разрушительной волной экстаза, оргазм настолько сильный, что она впивается в растаявший лед ногтями и вырывает его куски, которые мелкой крошкой падают рядом на одежду. Наш заколдованный круг не позволяет вырваться голосу, но протяжный, громоподобный, сокрушительный крик радости в незначительном диапазоне все-таки вырывается наружу, и хоть человеческое ухо его не воспринимает, людям хочется остановиться и поглядеть по сторонам. Произошедшее передает позитивные эмоции всем присутствующим в радиусе нескольких сотен метров, мы нежимся в объятиях и всюду стоят люди с умиленными улыбками на лице, им так же хорошо, как после секса с пролонгацией.

- Ты устал, любимый?
- Да, нет, что-то замечтался! Фантазии так и лезут в голову.
- Надеюсь не очень пошлые?
- Очень! Пошлее не бывает и ты в них главный действующий персонаж!
- Милый, ты переутомился, иди присядь на лавке в раздевалке, я сейчас сделаю кружок и к тебе присоединюсь!

Еще один круг, это целых сорок секунд и теперь времени на фантазии с романтическим исходом нет, все происходит в моей голове стремительно быстро, нет времени отвлекаться на пустяки и неудобства. Мы влетаем стуча коньками по бетонному полу в раздевалку, где стоит цела плеяда ящиков для одежды, спортивный инвентарь и, конечно же лавочки, на раздевание времени нет, тем более после лежания на полу наши косточки немного продрогли и теперь занятие любовью на скорую руку должно установить в теле температурный режим 36,6. Все клиенты развлекательного комплекса еще не отошли от порывистых посторгазмических вскриков, как новые стоны начали звучать брутальным эхом из закоулков раздевалки, это все выглядит развратнее немецкого порнографического фильма, но разве у любви есть преграды. Мы вытворяем жутко интригующие вещи и если бы какой-то подросток случайно зашел на наш страстный междусобойчик, его охватила поллюция, взрослому мужчине захотелось бы примкнуть или просто пожать мне руку после самоотверженных поступков, а каждая другая девчонка захотела бы в душе занять место любовницы и получать хоть малую долю того, что я дарю Карине. Она летает в моих руках как перышко, я ее подкидываю и снова ловлю, после прижимаю вверх тормашками к дверце одного из шкафчиков и делаю глубокий ануслинг, проникаю в попку так глубоко, что чувствую ее утренний завтрак, но долго не заигрываюсь с ее сладкой попкой, ведь она еще никогда не пробовала заняться оральным сексом вверх тормашками. Наша вертикальная поза № 69 - это пример для подражания всем молодым, и хоть стоны немного приглушены моим вспухшим, раздавшимся до размеров колотушки члена с головкой больше, чем кулачок моей принцессы, Карина умудряется взвизгнуть при клиторальном оргазме.

- Облокоти меня на лавке, мой неугомонный жеребец. Возьми все, что тебе полагается и не бойся хватить лишнего, здесь все только твое!
- Сеанс катания подходит к концу, все будет быстрее, чем в формуле один, где твое влагалище станет пит-стопом для моего раскрасневшегося болида.

Я привык выполнять обещания и быстрый секс по-собачьи устанавливает новый временной рекорд, каждый толчок пулей вводит член в глубины чавкающей дырочки и моментально вылетает, словно там доверху все заполнено и нет ни единого уголка, оставшегося без вагинальной смазки. Глаза моей девочки мутнею, становятся осоловелыми, она пьяна от оргазма и не контролирует собственное тело, его эмоции, чувства и переживания. Пальцы как нож впиваются в старое дерево лавки, тело подается вперед, в тишине за нашим одновременным сопением даже слышится стук сердечного ритма и пульсация, причмокивания учащаются, ведь около первых ящиков уже появляются люди. Нам стоит поднатужится, но скромность Карины берет верх, она понимает, что при своем оргазмировании мы не останемся незамеченными, это будет такая катастрофическая буря, от которой деревья погнуться на улице и в другой части света эффектом бабочки будет образовано цунами.

- Я пососу, милый, а ты гляди за входящими.
- К чему это самопожертвование, давай кончим вместе?!
- Нет, я хочу сделать тебе маленький подарочек.
- Ну, что ж, не буду тебя отговаривать, потом все равно сочтемся!

Свои руки Карина кладет сверху и снизу на незахваченную губами часть члена, теплая ладонь левой руки обхватывает гениталии, а правая устраивает дрочильню, моя головка рвется от пульсации на части, этот неистовый, быстрый стук отдается в мозг, тело колбасится. Гляжу вниз, а голые пальцы ног собрались в пригоршню и побелели, я вытянул шею вверх, высоко задрал подбородок, и глядя на потолок, ухватился руками за затылок моей горячей куколки. Штучка моя столь вкусна, а ее начинка сладка, поэтому цыпочка кушает предложенный ей десерт, вкушает его, как истинный ценитель экзотических блюд. Но это еще не конец, она выдавливает из тюбика несколько белых капель спермы, напоминающей горошины, смело собирает их на кончик языка и отправляет себе в рот, потом сплевывает на головку сперму вместе со слюной и начинает лакомиться моим грибком, который сама украсила бледно-белыми гирляндами сладострастия. Ее голова откидывается в сторону, чтобы провести губами по члену, не захватывая чувствительной головки, которая уже начинает увядать и терять свою бывалую упругость, от которой женщины порой немеют.

- Девочка моя, нам нужно бежать. Кто-то кажется нажаловался на нас. Идет охрана!
- Угу, - шепчет она и проглатывает последние улики.

Мы спешно сдаем инвентарь и выбегаем на улицу, где нас сверху озаряет лучами дневного солнца, приятный блеск снега рябит отблесками в глазах, мы жмуримся и смеемся как малые дети, нас распирает от блаженства и той любви, которую мы передаем своими сладкими поцелуями губы в губы. Душа согрета, хотя на улице -20 градусов по Цельсию, хруст снега напоминает, что на улице зима, но лето в наших сердцах только пришло и оно распускает на деревьях большие почки, которые станут предпосылками к новым приключениям. Каждая из этих почек, каждый новый побег, цветок или травинка в наших головах символизирует секс, без которого любовь превратилась бы во влюбленность, а зачатие потомства в сугубо механический процесс по расписанию.

- Золотце, ты будешь переодеваться, или так и продолжишь смотреть в одну точку не шевелясь?
- Ой, прости, Карина, что-то я снова загрустил в своих фантазиях.
- Сейчас мы приедем домой и я постараюсь развеять твою грусть!
- Посмотрим радостный фильм или займемся любовью?
- Мы же уже не маленькие, чтобы фильмы смотреть, я выбираю второй вариант, он мне более интересен. Я пока каталась, такого себе нафантазировала...Помоги коньки снять?!


Читайте порно рассказы вместе с нами!