Порно рассказы
30 11 2013 в 12:11
Просмотров: (25821)

Деревенские забавы


Александр сидел за портативным компьютером и неспешно разглядывал сайты с обнаженными моделями, его пристальный взгляд впивался в телеса пышногрудых девиц, влагалища больше напоминавшие воронку от разорвавшегося микроскопического снаряда, задние отверстие то бишь анусы. Неподдельный подростковый интерес будущего программиста приковала пара лесбиянок, целовавшихся вместе с языками, их сиси соприкоснулись сосками – такова была идея фотографа, запечатлевшего этот акт лесбийского разврата. «Так, отличные девочки, как раскрылись, в самую пору мне подрочить, а то накипело за день» - подумал паренек и сунул смазанную кремом руку в трусы. Правая ладошка спешно скользила по головке, оттопыривая к мошонке податливую крайнюю плоть, пальцами левой руки онанист быстро клацал клавишу своего ноутбука, выбирая из множества мокрощелок ту самую, на которую ему бы было не стыдно кончить. «У этой сиськи силиконовые, эта слишком коротконогая, фу, жопа размером с тумбочку, красивое влагалище, но на нем не стоит задерживаться! – перечислял ёбырь-террорист достоинства и недостатки девочек на картинках. – Ага, Памела, ты слишком стара, извини. Ленка Беркова в одном ряду с Сашей Грей, вообще отстой. Вот тёлка отличная, горячая, пожалуй, сейчас я выдам порцию своего йогурта на поверхность». Парнишка спешно дорабатывал правой рукой и при эякуляции, чтобы не запачкать одежду в белый нектар однорукой любви сжал пальцами крайнюю плоть. Сперма выдала чайную ложку суспензии, а довольный подросток расплылся в улыбке, и, не вынимая руки из трусов, помчался к ванной, чтобы смыть улики, но внезапно свет погас для любителя сладких развлечений наедине с самим собой.

- Саша, Сашенька, сынок, у тебя все в порядке? – затянутым грубым голосом спрашивало раздвоенное изображение матери, плывшей перед глазами.
- Голова кружится – ответил пацан и сам не понял, как мамочка потащила его в спальню на кровать.

Следы греховного рукоблудства смыть Сашке не удалось, к тому же на экране ноутбука с одинаковой очередностью мелькали фотографии обнаженных распутных девиц в развратных позах. Слайды произвели на мать неслабое впечатление, она поняла, что на руках у ее сыночка был не клей ПВА, как она подумала ранее, а его собственная семенная жидкость. Глаз начал дергаться у женщины, губы затряслись, и она разревелась как белуга, соленые капли летели на подушку и на огромный шишак, который рос как весенний гриб на Сашкином лбу.

- Значит, вот для чего мы тебе с отцом купили этот компьютер? А сам нам врал, что будешь по нему учиться, возьмешься за ум – причитала рассерженная матушка. – Не стыдно на такое смотреть? Эти женщины вдвое тебя старше, а ты такое вытворяешь.
- Мам, ну извини, такое больше не повторится! – оправдывался Александр, пытаясь незаметно вытереть измаранную кончёй ладонь о штанину.
- Сейчас же все удаляй. Компьютер я у тебя изымаю и отправляю к бабушке в деревню. Там найдешь, куда свою энергию направить – огород вскопаешь, за хозяйством будешь смотреть, помогать бабуле на кухне будешь, чтобы не подох в общежитии с голоду. А перед началом учебного сезона мы приедем за тобой.

Обсуждению этот вопрос не подлежал, поэтому уже к вечеру герой онанистического труда был в расположении своей бабуле, которая была также предупреждена о любви к мастурбации ее внука. Та жила в деревне под названием «Ленинка», каких в постсоветском пространстве было несколько сотен, жизнь там вообще не кипела и не била ручьем, а из средств коммуникации был один единственный стационарный телефон у деревенского головы. Александра мать лишила даже его дорогого мобильного телефона, который мог содержать более непристойные вещи, чем они с отцом могли даже себе позволить, находясь тет-а-тет нагишом в постели.

Баба Тоня не оставляла Сашку ни на секунду наедине с собой, а рука так и тянулась к поршню для высвобождения нектара, который прибывал чрезмерными порциями и от воздержания вызывал эрекцию. Городской паренек всю неделю пропалывал грядки с кочаном в трусах, которые вздыбились как палатка от стояка, он готовился даже спустить в туалете, куда бабушка отпускала его одного, но дрочить над отходной ямой, из которой разило такими далеко не ароматами, было пацану не комильфо. К концу третьей недели пребывания в ссылке внутри подростка перегорело его желание душить одноглазую змею и юнец смог пройтись по деревеньке, чтобы размять ноги. Всюду во дворах гавкали собаки и доносилось кучное пиканье разводимой живности, молодежи почти не было, поэтому интерес спустился до отметки ноль целых ноль десятых, хотелось сдохнуть. «И какого черта я понесся в ванну? Нужно было в носовой платок спустить или на крайний случай в носок, потом бы отстирал! А теперь опозорился перед матерью и бабушкой, отец мне за посещение порно сайтов пропесочил бы ремнем по заднице вообще» - думал горожанин, шагая по разбитой проселочной дороге и пиная обувью попадавшиеся камешки. Навстречу шел какой-то дед с бидоном молока в руках.

- Здравствуйте. Не подскажите, есть у вас здесь поблизости водоем какой-нибудь?
- Нет, милок, кругом лес. Но там тоже красиво. Ты внук бабы Тони?
- Да, в гости приехал.
- Ага, в гости, корешок свой дергать меньше надо было.
- Дед, откуда знаешь?
- Так тут, молодчик, у заборов и стен есть уши. Все уже знают, ничего не утаишь, даже если сильно захочешь.

Дедушка улыбнулся беззубой улыбкой, а у самого глаза углем раскаленным сверкнули, небось, по молодости бегал в баню, чтобы подглядывать за мывшимися там женщинами и дрочил не меньше, чем повстречавшийся ему онанист, просто не спалили его так глупо, вот теперь из себя ферзя и строит. «Теперь точно с местными мне не сдружиться, пойду в лес прогуляюсь, может медведь меня там какой-нибудь разорвет или волки сожрут» - раздосадовано подумал Сашка и заплакал. Обычно он не ронял слез по пустякам, но в тот момент по лесу прошел дикий рев, он, не сдерживаясь, орал во все горло, пытаясь выплеснуть негатив из себя и выплакаться, пока этого никто не видит. В состоянии аффекта парнишка брел сквозь чащу без оглядки по сторонам, высокие деревья начали повторяться, а позади уже не виднелась кромка горизонта, откуда он пришел, поэтому обиженному подростку показалось, что он заблудился. Хождение длилось несколько часов, жутко хотелось перекусить и особенно сделать глоток чистой воды, мастурбировать охота отпала сама собой, и бедняга уже не вспоминал о своем двадцать первом пальце. Потеряв надежду выбраться из заварушки, невдалеке Саша увидел одиноко стоявший большой дом с подворьем, на стук в дверь никто не ответил.

- Есть кто дома, хозяева? Я кажется заблудился! – крикнул еще раз Сашка и сильнее ударил кулаком в дубовую массивную дверь из досок.

Она распахнулась, внутри дома парнишка увидел старую потрепанную мебель, музыкальные инструменты, брошенный антиквариат, выцветшие картины и бесконечное множество пыли. «Тут либо никто давно не жил, что недопустимо из-за наличия во двореживности, которую кто-то должен кормить, либо это холостяцкая обитель. Моя мама за такую грязь тряпкой бы шее надавала! - прикинул возможные варианты пацан, когда к дому подкатила машина и послышались громкие матерные выражения трех мужчин, которые вели визжавших в неистовстве девчонок. – Мне нужно куда-то спрятаться... под диваном мало места, но за коробками… никто не будет искать». Юнец проворно нырнул по грязному полу, собирая на брюхе полоску из пыли, которая густым слоем улеглась на вспотевшей от волнения коже. Мужчины ворвались в дом как захватчики, они бесстрашно тащили за волосы девчонок, скорее всего похищенных и запуганных оружием, которое у них висело на поясах. Ножи, бинокли, туристическая амуниция за спиной в рюкзаке, у каждого винтовка с оптическим прицелом через плечо, явные охотники, только добычей были не животные, а беззащитные девицы, которым едва было восемнадцать лет.

- Итак, членососки, будете выполнять наши приказы и тогда, возможно, не загнетесь с голода.
- Отпустите нас пожалуйста, мы никому не расскажем, честно.
- Э, нет, малышка, на вас имеются планы. Поживете с нами несколько недель, а потом мы решим, отпустить вас или прикопать где-нибудь в лесу.
- Маньяки, да как вы смеете! Вас найдут все равно.
- Пока нас найдут, вы уже исполните свои роли. Кеша, отведи этих свиноматок в хлев и хорошенько обработай.

Саша высунул один глаз из-под коробок: все мужчинам было под пятьдесят лет, уже взрослые, с обрюзгшими телами и большими животами, тройными подбородками, свисавшими до шеи. Кеша был самым мелким, но его жилистые руки хватали так крепко-накрепко, что вырваться из них было нереально. Два других главаря называли друг друга по имени Гавриил и Матвей, чистый деревенский стиль одежды соответствовал их образу – жирные толстяки в засаленных рубахах и дырявых штанах. Девушек особо Сашке рассмотреть не удалось, он лишь увидел, что все они были стройными, красивыми на лицо, с длинными волосами и ухоженными телами, как у тех моделей с картинок. Увидев оголенную попку, в которую втянулись легкие, полупрозрачные трусишки, паренек почувствовал прилив крови к своему половому органу, отросток начал колебаться и, в конце концов, воспрянул богатырским духом. Его как Халка начало распирать в трусах, превращая из мягкой, коротенькой сардельки в сухую колбасу, которая по консистенции напоминала нечто твердое и несгибаемое, длинное и прочно вздыбившееся. Как назло, великому онанисту приспичило поработать кулачком, но благоразумие взяло верх, когда Санек вспомнил, к чему его кулачные забавы привели в прошлый раз. «Окстись, безумец, не до дрочилова сейчас. Нужно узнать, что вытворяют эти извращенцы, а потом позвать на помощь!» - мудро рассудил самец и выпустил залупу из ладошки. Когда владельцы покинули дом и вышли во двор, молодчик пулей выбежал из хибары, позабыв о своем желании перекусить или выпить водицы, интерес, адреналин, страх сплелись воедино и стали двигать его помыслами.

Руководствуясь собственными инстинктами, паренек обошел подворье с неприглядной стороны и расковырял в заборе дыру, сквозь которую увидел содомическую вакханалию, скверные сексуальные услады извращенцев с запуганными девушками. Тот позор, который он перенес, когда его спалила мать со спермой на руках и мерцающими картинками с голыми тёлочками было лишь шалостью, по сравнению со свиной еблей по принуждению.

- Ну-ка свинки повизжите, как следует, давайте трусите сиськами! – орал в рупор из сложенных вместе рук Гавриил, самый старший из троих похитителей.
- Какие у нас резвые свиньи, прямо лесные кабанчики! – поддержал его Матвей.
- Шевелите ляжками шалавы – вскрикнул третий и со всей силы хлестнулголую задницу, которая первой попалась ему на глаза.

В углублении площадью около десяти квадратных метров метались обнаженные красавицы, чернозем под их ногами был обильно орошен водой, что создавало эффект вязкого болота, из которого они кабанчиком пытались выскочить на умелых ловцов. Парни всячески пытались словить ползающих и визжащих с бешеными глазами свинок, они прыгали вслед за каждой цыпочкой, хватаясь за скользкие руки, ноги и прочие элементы человеческого организма. Характерное хрюканье и визг дополняли свиные носы ушки и хвостики от почивших некогда животных, эти розовые пятачки с двумя дырочками были приклеены клеем к носикам перепуганных тёлочек, которые ныряли в грязь чаще, чем пловцы брасом окунаются в воду на соревнованиях.

- Теперь девочки правила меняются. Первая попавшаяся свинка будет сосать член своему ловцу, так сказать, естественный отбор природы, а если охотнику вздумается поделиться добычей с друзьями, то так тому и быть! – внес коррективы в жестокие игры извращенцев Гавриил.
- Я первый дам на рот той вот щекастой пампушке! – навел для себя цель Матвей.
- А рыжая будет брать у меня за щеку, но ребятки, не отчаивайтесь, я дам и вам вкусить сладкий плод своей победы! – радовался почти, что триумфально Иннокентий, который был самым подвижным и опасным ловцом, нежели его единомышленники.

Девочки трусили сисями, которые практически сосками бороздили раскисший чернозем, в их попки начал забиваться грязь, а влагалища по-прежнему оставались розовыми и взмокшими от напряжения. Каждый мускул на теле представительниц слабого пола поигрывал при побеге от извращенцев, пальцы судорожно хватали землю, швыряя ее в сторону, а под ногами взрыхленная поверхность пробуксовывала, словно это огромный внедорожник не мог справиться с деревенским бездорожьем. Охотники прыгали вслед за добычей, пачкаясь в черную грязь так же сильно, как и их жертвы, куски земли вместе с влагой летели по сторонам и от этого у Санька ёкало сердце. Такую сексуальную забаву он не встречал в интернете, ни один из порнографических ресурсов, которые он перешерстил в порыве обуздания позывов собственной похоти, не содержали ничего подобного. Свино-фетиш или сервелизм в редких случаях можно было отыскать на БДСМ-ресурсах, о чем юный глупец тогда еще не догадывался. Сексуальное отклонение в мозгах трех разжиревших и лишенных внимания братьев заключалось в крайней форме пажизма, а похищенные девушки принудительно становились пассивными партнерами не по своей воле, имитируя повадки домашнего животного, в данном случае свиней.

- Иди сюда, толстожопая! – ухватился могучими руками Кеша за попку рыжеволосой толстушки, на животе которой было несколько серьёзных складок жира, образующих небольшое пузцо.
- Поймал-таки негодяй, тебе черед, братишка! Трахни ее в самую глотку и с нами не забудь поделиться! – порадовался победе младшенького братишки Гавриил.
- Пихай вместе с яйцами в ее развратную пасть свой член, она не откажется заглотить, - выразил раздосадовано свое мнение Матвей, которому хотелось первому насладиться минетом.

Пока трио псевдо-охотников принуждало под угрозой силового подчинения воли сосать их пенисы, измазанные в грязи, две бедных перепуганных девушки забились в угол и, дрожа от страха глядели в сторону беспардонного надругательства. У рыженькой куколки во рту оказалась не только сперма ее первого партнера и кусочки прелой темной земли вперемежку с удобрениями.

- Смотри, какой грязный у тебя ротик, моя сладкая свинка. Давай я тебе его помою! – сказал после семяизвержения Иннокентий и приспособил член к глотке, начав туда ссать.

Деревенский «золотой дождь» вымывал из закромов ротовой полости девицы всю грязь, она также сплюнула себе на грудь собранную сперму и прополоскала глотку, проглатывая немного мочи для убиения неприятных вкусовых ощущений. Деревенский мужлан стоял с откаченной крайней плотью, головка полового члена продолжительно и обильно сливала накопившуюся мочу, которая сильно отдавала мочевиной даже через забор одуревшему наблюдателю. «Насколько сильно сдвинуто набекрень у них умишко? Такой девочке нассать прямо в рот и делать это с улыбкой на лице может только настоящий сексуальный извращенец» - подумал Сашка, набирая в легкие больше воздуха, потому что от мочевины глаза начинали чесаться и слезиться.

- Первая пошла, - крикнул с улыбкой Гавриил, поднимая с земли свою плеть, - еще двух свинок нужно найти взрослым дяденькам, чтобы зимой не голодать в своем доме.
- Проигравшую свинку поочередно трахнем! – произнесМатвей,потирая свои работящие руки, а потом смачно плюнул в лужу грязи рядом с девчонками.
- Теперь хрюшки устройте борьбу в грязи и не забудьте, что для победительницы у нас будет особый подарок! – улыбнулся Кеша, поливая на себя водой со шланги.

Обнаженных куколок в костюмах свиней трусило от неожиданно меняющихся условий конкурса, они как две львицы кинулись в сражение, грязевые гладиаторши, беспомощные жертвы экспрессивных репрессий со стороны похотливых самцов. То, что начало твориться в грязи, напоминает сражение двух воинов из противостоящих армий: руки вцепились в грязные, распутанные волосы, лютая ненависть огнем горит в глазах развоевавшихся свиней, зубы издают скрежет, а мускулы напряжены и ни на секунду не расслабляются. «Они сами не понимают, что ведут борьбу за второе место, где в качестве приза будет групповое изнасилование. Их как под влиянием гипноза бросили на растерзание друг другу, и быть второй никто не хочет! Но я им никак сейчас не помогу, потому что там трое взрослых мужчин с оружием, к тому же дорогу к дому я не знаю, как найти» - промелькнула шальная и героическая мысль в голове насторожившегося подростка. Девчонки готовы были вырвать клок волос у противницы, прижимаясь к той своей грязной взбудораженной грудью с напухшими от возбуждения сосками, слезы брызнули из глаз у одной из них, когда другая вогнала весь кулак в промежность и провернула им внутри, словно ключом в замочной скважине. Пока обиженная, униженная, растоптанная и оскорбленная малышка корчилась от боли в луже грязи именно в том месте, где рыжую девку поливал своим кожаным шлангом крепыш Иннокентий, вторая вскарабкалась на нее верхом и провела мастерское удушение. После сдачи бедняжку ждала чертовски страшная, можно сказать адская кара: братья поочередно трахали ее сзади и пользовали по кругу в рот, перемещение было таким частым, что проигравшая молоденькая особа не успевала сориентироваться кому из насильников она сосала, а кому давала свою сладкую киску. Ее колени продавливали размокшую еще сильнее грязь, руки по кисти погрузли в пучине грязевой, но ощущения во время ебли девчушка испытывала приятные, словно с ней сношался ее супруг и два любовника. Она вошла в кураж и стала подмахивать бедрами навстречу подставляемому пенису, рот широко раскрывался и заглатывал посох страстной любви, заходивший в самое дышло. Тёлка давилась и кашляла, слюна падала рядом с телом, а предоргазменныетрепыхания усиливались с каждым толчком шлямбура в манде. Рвотные позывы от увиденного свиного спектакля нагоняли отвращение наСанька, ему уже было плевать на собственный онанизм, голод, жажду, хотелось лишь скорее смыться из деревенской преисподней.

Первым из тройки мучителей спустил Матвей, Гавриил же стоял у рта кончающей девушки, которую порочно крыло эйфория разврата. Девушка громко хрюкнула, завизжала как свинья от радости и плюхнулась всем телом в лужу грязи, ложа собственную голову на руки, чтобы не захлебнуться в грязевой ванне для группового купания.

- Братишка Матвей, ты испачкал барышню, тебе и мыть ее. Гляди, как эта свиноматка разлеглась, прямо просится брюхо почесать да письку помыть, из которой твоя кончаподзалупная вытекает! – подливал масла в костер Гавриил.
- Гавриилушка, яхонтовый ты мой, присоединяйся к помывке этой грязной свиньи. Мне самому ее в порядок не привести! – положа грязную руку на плечо брату, обратился Матвей.
- Я тебе помогу, дорогой, что-то сегодня накопилось во мне жидкости! – довольно потирая грязный живот испачканными руками, сказал Кеша.
- Я же говорил тебе меньше пива пить, а теперь наших гостий описаешь с ног до головы, подумают еще, не приведи, что у тебя недержание! – громко пошутил старший извращенец, а потом обратился к оставшейся свино-леди. – Ты готова получать суперприз за свою выдержку.
- С батей будем тебя дуплетом долбить в сраку, пока кипятком под себя не начнешь брызгать, а потом не искупаешься в луже, которую для тебя приготовят подружки! – констатировал наступление финишной прямой Гавриил.
- А где ж твой батя? – поинтересовалась забившаяся в углу хрюшка без имени и отчества.
- В деревню за хлебом ходил, уже переодевается в доме свинопас. У него член больше наших троих кочанов – подарок матушки-природы, так что он первая скрипка нашего оркестра, а я на подтанцовке.

Тут из дома в шляпе и кирзовых сапогах выскочил старик с седыми волосами на груди исполинского роста и болтающейся кувалдой между ног, покрытой от уздечки до основания венами. Бабью радость дедуля бережно придерживал рукой, когда ложился своей волосатой, омерзительно-противной обрюзгшей спиной с дряблой кожей в грязь, молодая вертихвостка уселась на дрючило сверху и наклонилась, подставляя любимому папенькиному сыночку, самому удачно склепанному из всех троих, пристроить мотовило в ту же дырень, которую основательно оккупировал член папочки. Этот визг Сашке показался самым сильным и настолько искренним, что от боли у того разболелись гениталии, хотя и не от боли они могли болеть, а от торчащего уже длительное время эрегированного вымпела. «Передерну затвор, пока гляжу на эту позорную вакханалию, ничего страшного. А потом помогу этим девчонкам убежать от ущербных дебоширов! Да, я так реши и так тому быть!» - сдался напористости собственных гормонов подросток и стал дрочить что есть мочи, глядя в заветную щель в заборе. Его интерес подогревался прямо пропорционально готовности эякулировать, поэтому сбросить пар он не торопился до того момента, пока дедуля с сынком не спустили в свою жертву, забрасывая грязью ее лицо и грудь. Смотреть было не на что, поэтому молодчик пустил сок на землю, сперма улеглась белой дорожкой и быстро впиталась между сухих песчинок, крупицы земли собрались в кучку, а бело-мутного оттенка уже не замечалось на почве.

- Пап, будешь ее мыть? – спросил Гавриил.
- Что-то писать не хочу, это уже старческое. Если вы все вылили, тогда помойте девочек проточной водой, а потом отведите в дом – приказал мудрый старец, у которого порох в пороховницах начал сыреть, а запал страсти угасал с каждым днем.

Всех троих девок обмыли, а потом нагишом отвели в дом, похитители же остались во дворе, чтобы еще немного полежать в лечебной грязи и повспоминать молодость. «Вот и отлично, подумал Санек, - пока эти жирные увальни будут языками чесать со стариком, я уведу кобылок в лес. Пойдем в том направлении, откуда я пришел, деревня должна быть где-то рядом!». Как агент Джеймс Бонд он сделал тройку кувырков вдоль забора, бесшумно приземляясь на мягкую землю и оглядываясь по сторонам, заглянул в окно дома, где уже единожды бывал, а потом приоткрыл двери и шмыгнул вовнутрь. Три грязные мымры вышли уже чистыми прелестницами из душа, от них пахло приятно шампунем и они громко обсуждали устроенный дружками междусобойчик, но откуда было знать городскому онанисту, что такие вот забавы у деревенских жителей.

- Девчонки, айда за мной, я вас спасу – шепотом крикнул им Сашка и поманил к себе рукой, придерживая двери.
- Ты кто такой? – выкрикнула девица, которую жестко отодрали в рот самой первой.
- Я все видел, что с вами сделали. Нужно бежать из плена, пока те маньяки не спохватились! – отчетливо произнес супергерой, оглядываясь через плечо.
- Ты смотрел, как мы занимались сексом? Вот ирод окаянный, сейчас ты получишь свое! – вскрикнула оторва с разодранной двумя мотыгами задницей. – Мальчики, у нас незваные гости, скорей сюда.
- Дура, чего орешь? – не понимая ситуации, взбесился горожанин и, ухватив одну из деревенских красоток за руку, попытался выбежать во двор.
Влетевшие в дом жеребцы уже не были грязными после приема водных процедур, их лица исказились в недовольстве, а руки цепко ухватили вуайериста, пытавшегося сбежать. Объяснение мальчишке сути произошедшего заняло чуть больше свободного времени, чем семейству Толстоноговых хотелось изначально. Как оказалось, все они жили на отшибе деревеньки, куда нога человека ступала реже, чем на необитаемом острове, дед остался один после смерти супруги, а ребятам найти достойную их мировоззрениям пассию было сложно, практически невозможно. Они вынуждены были прибегать к услугам проституток, обслуживающих экзотические заказы, коим и являлась содомия в грязи, причем девушки уже давно были знакомы с ребятами и даже проявляли к ним интерес, практикуя рабское подчинение таким хозяевам. Сашке было сложно понять, что все произошедшее было игрой, фетишистской постановкой с участием потаскух, отрабатывавших свой хлеб столь необычным способом. Сервилизм, золотой дождь, минет, двойной анал, двустороннее проникновение, оказывается, все это было красиво разыгранным сценарием, организованным с целью удовлетворения сексуальных потребностей бесноватых деревенских жителей. После просмотра данного зрелища у подростка отпало всякое желание смотреть порно, онанировать и подумывать об эксклюзивных секс-забавах для гурманов. Александра стало интересовать только банальное занятие любовью, которое кое-как гармонировало с тем аморальным хаосом, который творился в голове едва не ополоумевшего невольного зрителя.


Читайте порно рассказы вместе с нами!