Порно рассказы
04 12 2013 в 05:12
Просмотров: (9463)

Скользкая русалка


Подающая надежды девушка Нина Матвеева шла свободной походкой от душевой комнаты к бассейну, свет был приглушен и слабо различимые в темноте детали помещения казались лишь тенью, только освещение дна делало воду похожей на одно большое голубое зеркало. Восемнадцатилетняя девчонка всегда любила поплавать в одиночестве, когда группы обучающихся плаванию детей, подростков и взрослых расходились по домам, а ночные уборщицы еще не приступали к уборке. Свободные три часа будущая чемпионка города проводила в бассейне как русалка, скользящая под водой и изредка поворачивая голову на бок, чтобы вобрать в себя глоток свежего воздуха, который выпускала через рот при очередном гребке руками. Стройное худощавое тело красавицы и местного достояния спортивного комплекса «Олимп» своим лилового цвета купальником выделялась на фоне бирюзово-голубой глади воды, белые брызги создавали круги на поверхности, которые тут же пропадали. Длинные локоны черных вьющихся волос смазливая брюнетка спрятала под плавательной шапочкой, кончики пальцев рук и ног отдавали влагу, кукожились, превращаясь в грубую бесчувственную кожу, лишенную жизни. Нина была как рыба в воде, каждый взмах руки был отточен до совершенства, перебирания ног казались идеальными, это был своего рода торпедный механизм, покоряющий метр за метром водное пространство, переворачивался, ударяясь пятками ног о бортик, и продолжал мчаться в обратном направлении.

Днем стройная кареглазая спортсменка проводила обучение плаванию, родители с удовольствием отдавали своих малышей этой прекрасной девушке и уже через пару недель те становились отменными пловцами, преисполненными благодарности хорошему учителю. Целеустремленная, активная, веселая Нина всегда могла найти общий язык с людьми разного возраста, ее мимика и грация располагали к себе мужчин и заставляли подражать женщин, приходящих на занятия. Только лентяи и трусы долго ломали комедию, и тогда в дело вступала жесткая тренерская сторона: девчонка брада за обе руки человека и заплывала с ним на глубину, где вместе барахталась с дергающимся как в конвульсиях учеником, пока у того хоть что-то не начинало получаться. Этой методике ее обучил тренер, и теперь она работала уборщиком бассейна, имеющим в распоряжении ежедневно три часа свободных для занятий. Каждая тренировка проходила очень интенсивно, напряженно, самоотверженно, Нина следила за таймером на руке и боролась за каждую секунду и когда показывала лучший результат, радовалась хуже маленького ребенка, которого она научила плавать.

В свои восемнадцать лет малышка была рослой и плечистой девицей, чья грудь не слишком выпирала из-под купальника, но один серьезный недостаток, как для спортсменки считала куколка, у нее все же был. Слишком хорошо развитые молочные железы, то есть соски при намокании или замерзании принимали форму и размер сосательной карамели «Взлётная», они грубели, твердели и отвлекали любого здравомыслящего мужчину, познавшего радость эрекции. Подростки глазели на сиси так, словно это было нечто невероятно удивительное, к примеру, восьмое чудо света, старики на последнем издыхании и те норовили руками потрогать прелести, чтобы удостовериться в отсутствии обмана зрения. Был еще один секрет у пловчихи – ее влагалище текло сильнее, чем у обычной женщины, оно выходило из берегов как полноводная река Нил, разливала вагинальный нектар девчушке на ноги от одной мысли о сексе. Нина всегда думала, что так влияет на нее воздержание, мол, физиология и все дела, с человеческим телом ничего не поделаешь и просто нужно смириться.

Так было до того момента, пока красавица не уселась дома в кресле, когда родителей не было дома, и не начала сольно мастурбировать, окуная пальцы в горячую, вязкую сочащуюся влагу. После первого оргазма, встряхнувшего тело электрическим ударом, девчонка не остановилась, ей захотелось повторно насладиться почувствованной эйфорией, разливающимся по телу теплом и негой. Вторичный оргазм сильнее погрузил малышку в катарсис, она лежала на спине с широко раскрытыми ногами, влагалище пустило сок уже на постельное белье, как вдруг из самой глубины вульвы, словно гейзером начала бить струя слизи, разлетевшаяся по комнате миллионом мелких брызг. Палец не прекращал теребить клитор, два пальца другой руки вонзались в вагину по костяшки и стимулировали стенки дамского органа, разогретая плоть выпрыснула около полулитра вязкой эмульсии, оставившей пятна на стенах, потолке, одежде, дверях и постели. После такого бурно завершенного эксперимента Нина не решалась вновь попробовать мастурбацию, парни для нее стали табу, вето, которым она сама себя обложила. Собственно по этой же причине пловчиха не давала индивидуальных занятий наедине с молодыми парнями и все еще состоятельными в сексуальном плане зрелыми самцами. Чтобы как-то скрыть свои недостатки киска сделала пирсинг сосков, установила железную штангу на клиторе, украсила кольцами половые губы, эффект плацебо подействовал незамедлительно.Каждой женщине она смело отвечала на вопрос, что такие большие соски из-за пирсинга и те от них отставали, скоро эта тема закрылась сама собой и перестала беспокоить городскую надежду.

Обращение директора спортивного комплекса «Олимп» стало для Ниночки полнейшим сюрпризом, его просьба была снегом на голову в летний зной без единой тучки на небе:
- Нина, здравствуй! У меня к тебе есть разговор.
- Да, Антон Львович, я вас слушаю!
- Знаю твои строгие правила относительно занятий и расписания тренировок, мы договаривались учитывать интересы друг друга, но понимаешь, тут такая вещь…
- Не томите, говорите все как есть.
- К нам с супругой приехала погостить ее сестра с племянником, мальчик твоего возраста, плавать совершенно не умеет. Мне бы очень хотелось отдать его хорошему инструктору, то есть тебе на воспитание, нужно научить парня плавать. Он робкий, стеснительный, не хочет даже матери признаваться, что воды боится как огня, поэтому в группе занятия для него не вариант. Нужна индивидуальная жесткая программа!!!
- А если я откажусь?
- Мне придется отобрать у тебя три свободных часа в графике, чтобы он смог с другим человеком чему-нибудь научиться. Ты же можешь его хоть за неделю сделать профессионалом, и время снова будет твоим. С другими людьми в бассейне он плавать не сможет, трусливый больно, поэтому твои тренировки его будут отвлекать, а так, сама понимаешь, двух зайцев одним махом поймаем.
- Антон Львович, мне нужно подумать, у меня тут своих фобий хватает.
- Хорошо, Ниночка, завтра жду от тебя ответ!

Неприятный разговор состоялся еще вначале дня, но у девчушки остался от него неприятный осадок, который всячески отвлекал ее в течение всего времени. Кроме того, вечером, оставшись с собой наедине как обычно, она не то что улучшила результат прошлого дня, а провалила с треском старт и показала плюсом целых три секунды, концентрация и фокусировка в приступе паники оказались сильно нарушены. Придя домой, брюнетка заварила чай с мелиссой и села в ванную, полной горячей воды с поднимающейся над краями сосуда розовой пеной. «Ничего страшного, подумаешь, парень не умеет плавать. Быстро его сделаю Яном Торпом, тем норвежским красавчиком, ставшим чемпионом на короткой воде в прошлом году и снова заполучу бассейн в свое распоряжение! – думала лежа расстроенная Нина. – Какого черта соски опять напряжены? Нинка, ты чего, боишься сверстника? Соберись, тряпка, он тебя не укусит и не изнасилует, если ты сама на него не накинешься и не растерзаешь!». От грязных похотливых мыслей соски снова предательски возбудились, нагретый горячей водой металл их тихонечко стимулировал в местах прокола, соприкасаясь гладкой кромкой со скользкой от влаги плотью. Клитор тоже предательски ныл, прося пальцы руки к нему прикоснуться хоть на мгновение, но Нина знала, чем ей это грозит. «Остановись, не вздумай мастурбировать, у тебя соревнования на носу. Зимой нужно будет показать наилучший результат, а потому решено, я быстро научу этого труса плавать, сделаю из него смельчака, готового покорять водные дали вплавь на большие расстояния! - пронеслась ураганом в голове куча мыслей, вскруживших сознание. – Ай, ладно, один раз побалую себя, нужно сбросить пар, унять напряжение, иначе не смогу даже сама проплыть скоро с нужным для участия в сборной страны результатом».

Родители миловидной девчонки, бывшей их самой большой гордостью, смотрели в это время телевизор. Нина стала гладить писечку рукой прямо под водой, вторая конечность легла на груди и начала их тереть, кровь вскипела и превратилась в сладкий зов, от которого ёкало сердце и трясло органы внутри тела, кожа тряслась ка при ознобе, а дыхание порывистыми толчками вырывалось наружу, вздымая легкую пену в воздух. Неспешные колебания воды участились из-за высокого темпа мастурбации, сдерживаться Нина уже не могла, закинула обе ноги на бортики, согнув их несильно в коленях, ввела пальцы вовнутрь собственного тела, нащупывая короткими ноготками матку, и приготовилась кончить. «Надо как-то погасить в себе этот огонь, унять страсть, затушить пыл. Пальчик в попке вызовет боль, я уже так делала, все прошло без повторения той ошибки!» - додумалась Нина и медленно стала вводить сразу два пальца в задний проход, который хорошо смоченный водой оказался лишь податливой дыркой. Попка раскрылась, впуская пальцы и сопровождая дефлорацию ужасной болью, но не такой нестерпимой, как было раньше.

- Ай, блин! Уууух, - взвыла Нина.
- Солнышко, у тебя там все в порядке?
- Да, мамуль, просто порезалась!
- Аккуратнее!

Если бы мама только знала, что в дополнение к вагинальному оргазму в результате запихивания пальцев добавились анальные ощущения сладострастия, гораздо сильнее и приятнее, нежели от обычной мастурбации, а в совокупности они превратили девичье тело в подводную бомбу. Экстаз взрывной волной вызвал оргазм, всплеск тепла пролетел по дрогнувшим поджилкам, чтобы не вскричать душераздирающим воплем Нина окунула голову в воду и стала орать как резанная, выпуская последние запасы воздуха. Воплей оргазма родители не услышали, это было похоже на очередную дочкину тренировку, когда та задерживала дыхание как можно дольше, а потом погружалась с головой в воду и сидела там, проверяя прочность и объемную вместительность собственных легких. После приема ванны ноги трусились, а руки не были такими уже легкими, как ранее, их наливало кровью, делало ватными, непослушными, словно чужими. Подводная мастурбация требовала смягчить растревоженную плоть, поэтому кривясь от щекотки, Нина смазала попочку с ее входным отверстием и писю кремом, это уняло раздражение и успокоило на время знойную русалку.

Утром чертовка вежливо поздоровалась с директором и проследовала за ним в его кабинет:
- Антон Львович, хорошо, я позанимаюсь с вашим племянником плаванием!
- Ниночка, это просто здорово. Рад, что мы поняли друг друга! Когда приступаете?
- Первый урок будет сегодня на восемь часов вечера, пусть не забудет сменную обувь, полотенце, очки для плавания, шапочку, плавки.
- Хорошо, солнце, правила я знаю, его проинструктирую и сразу к тебе приведу! Все, можешь идти работать!

Вечером, пройдя неуклюже, как медведь через хлорированный участок с водой, на мокрый кафель бассейна ступил своими трясущимися ногами племянник Антона Львовича. Подростком этого рослого детину с красивым лицом вряд ли можно было назвать застенчивым скромником, он больше походил на загорелого кубинского мачо с красиво прорисованным рельефом и крепким как у атлета телом. Мальчишка получил психологическую травму при попадании в аварию: вместе с отцом они ехали на машине поздно ночью, навстречу вылетел пьяный водитель, отец, спасая сына, крутанул руль в сторону и они полетели с моста. После экстремальной ситуации парень уже не мог спокойно зайти в воду, потеря любимого отца сделала его нелюдимым и зажатым в себе, а тело он выстроил у себя дома ежедневными тренировками в подвале.

- Проходи, спускайся в воду, - запыхавшись после очередной стометровки, предложила Нина. – Как тебя зовут?
- Стёпа! Я н-не м-могу, м-мне с-страшно! – заикался на каждом слове, кроме своего имени, ответил парень.

Нимфа вылезла из воды, блестя каплями проточной воды на горячем теле, подошла к Степе и взяла за руку, обжигая ладонь того приятной прохладой мокрых рук. Уже через секунду блондин от природы стоял, залившись пурпурной краской всем лицом, на его руках отчетливо виднелись мурашки, а заикание стала еще сильнее из-за того, что он впервые соприкоснулся с девушкой. Это была первая нимфетка в его жизни и он, будучи девственником, боролся с посылами организма относительно секса, этот момент он перебороть не смог, бурлящая молодая кровь быстро приливала к детородному органу, и он встал перед выбором – опростоволоситься в первую секунду знакомства или, переступая через страх шагнуть в воду.

- Я буду рядом! Иди сюда, тут сразу неглубоко, почти по пояс, как в домашней ванной, только вода чуточку свежее.
- Х-хорош-шо! С-сейчас.

Стёпа коснулся воды ногой, она показалась ему более теплой, чем раствор хлорки, поэтому он моментально встал по пояс, пряча под волнами от женского взгляда свое мужское естество. Еще миг и девушка сблизилась с ним совсем близко, парень даже отступил от нее на шаг назад, чтобы не позволить рассмотреть полностью эрегировавший в этот момент пенис, его мозг и плоть ждали момента близости больше, чем сердце и душа, что было очень непонятно на первый взгляд. Тепло, которое еще не было обращено в энергию прохладной водой, вытягивавшей из тела все соки, дошло до кончиков ушей и затылка начинающего успокаиваться ученика, паренек задрожал и нырнул с головой, чтобы не показывать девушке собственный страх. Чувство страха было ничем для подростка, влюбившегося с первого взгляда в девушку, теперь наиболее неприемлемым был стыд от того, что озорная улыбчивая киска увидит его трепыхающийся в узких купальных плавках срам. Коряга вздыбилась, только плотно затянутый на поясе шнурок мешал вырваться головке, возбуждение потихоньку начало спадать, когда девушка полностью серьезным голосом начала рассказывать и показывать на собственном примере аз поведения человека на воде. Она делала это так же легко и непринужденно, как плавала во все стороны, не боясь нырять на глубину, задерживая дыхание, только Семен все никак не мог отойти от вида увиденных набухших женских сосков под ее купальником. Даже у матери, чья грудь была единственной в мире им увиденной, сиськи были больше, но у них так не были возбуждены соски, эти вишни косточки не оставляли фантазии в покое.

- Семен, слушай сюда. Сейчас я лягу на спину, ты возьмешься за мои плечи, и мы вместе отправимся на глубину! Главное помни – не паниковать ни в коем случае.
- Д-да, я п-помню, самообладание! – проговорил сложное слово без запинки заика, что вызвало уверенность в нем у Нины.
- Вот так, хорошо, дыши и двигай ногами, как я тебя учила!

Вместе они заплыли на середину и стали держаться на поде обоюдными усилиями. Хоть Ниночка всегда была натренированной и из последних сил дотащила бы утопающего на берег, тяжелый Степан был чуточку громоздкий и неповоротливый, его движения были грубыми, что заставляло идти волну и возвращаться сильным ударом от бортика. Когда оба утомились от изнурительного обучения, бултыхая конечностями по воде, Нина без предупреждения сблизилась с учеником, ощутив напряжение у него между ног, их глаза смотрели друг в друга. Слипшиеся длинные черные ресницы брюнетки, ее брови дугой, красивая улыбка на пол-лица, открывающая ровный ряд белых зубов – все это в совокупности казалось пареньку фантастическим творением рук природы, уникальным космическим разумом или ее чем-то, ведь более прекрасного создания он не встречал в своей жизни. Впервые Ниночка сама покраснела и не смогла сопротивляться собственной похоти, впервые аморальность переполнила ее, непристойные, безнравственные мысли зачерпнули обоих, но в женщине это уже давно должно было взорваться ядерным взрывом от воздержания, в то время, как природой для мужчин была придумана поллюция. Два девственника, готовых к первому в жизни половому акту подплыли к лестнице, нависавшей над десятиметровой глубиной, именно там пловцы отрабатывали прыжки с высоты.

- Прижмись рукой к лестнице, вторую положи на бортик! – приказала распутница, удостоверившись, что член ее ученика стоит пуще прежнего.
- З-зачем? Это еще н-не все? – испуганно выдавливал, глотая с первой попытки части слова Степан.
- Прекрати заикаться. Я же вижу, что переживаешь. Хочешь меня? – вжалась всем своим телом шаловливая учительница плавания в ученика.
- Хочу!

Парочка схлестнулась в поцелуе, Нина чувствовала довольно-таки не маленький половой член и это ее радовало, Степан прикасался грудью к соскам девушки и от того у него самого соски стали чесаться от какой-то внутренней щекотки, порождаемой на эмоциональном уровне. Языки связались, обмениваясь слюной в замысловатый узел, напоминающий символ Инь-Янь, мужское и женское начало находилось на грани терпения, женские руки легли на плечи мужчины. Как самка паука пловчиха ухватилась руками за бортик и оперла ноги в стену бассейна, при этом ее сдельный купальник уже уходил ко дну. Влагалище самонаводящимся притяжением проследовало по подводному маршруту и вонзило в себя фаллический дротик, паршивка спешно начала обрабатывать сувательный агрегат своими внутренностями, сжимающимися от наслаждения. Оба девственника стали громко стонать, их ахи-вздохи эхом разрывались под потолком пустующего помещения, сливались с плеском и звучали в ушах подростков как чудесная мелодия сердец, колотившихся с таким порывом, что ребята не замечали, как похабно они трахаются в месте для купания. Если бы семяизвержение Степана сопровождалось выводом воздуха, то все пространство воды в плоскости бассейна начало бы бурлить, большие пузыри бы вздымались кверху, это, увы, по природе человеческой невозможно, поэтому лишь струя горячей силой ударила внутри вагины, разбиваясь о ее стенки. Нина дрожала как осиновый листок, ее тело впервые переживало подобные ощущения, до оргазма оставалось совсем капельку, но силы Стёпы были на исходе.

- Потри мне между ног! – рыкнула в выдохе сладострастия взбешенная агонией плутовка. – Давай же, не медли!
- Ага, сейчас – пристроил ладонь, которой держался за бортик, к промежности Степа, - вот так?
- Нет, жестче, не жалей силы! – ответила Нина, не замечая, что заиканий уже как не бывало у полового партнера.

Набравшись смелости, Степан глотнул воздуха больше, чем мог, легкие раздались в стороны, расширяя грудную клетку, отпустил руку, которой держался и, ухватившись за талию учительницы плавания, стал мастурбировать той, что было сил в его руке. Скольжение по половым губам довела кипячение крови до критической отметки, касание клитора вновь начало трусить женский организм, проникновение в дырочку двумя пальцами выдало поток жидкости, который был невидим глазу ученика. Сильный вскрик разразился эхом в пространстве, сотряс стекла и вырвался за пределы комплекса в открытую форточку. Паренек не видел, что два пальца чертовки прогуливались в ее попке, шевелящаяся гладь скрыла от его чуткого взора этот аморальный поступок.

- Это б-было ф-фантастически! Я-я н-никогда н-не б-был так счастлив! – вновь начал свою заикающуюся какофонию смелый ученик.
- Прекрати заикаться, немедленно! Это раздражает девушек, ты знаешь? Все в порядке, я тебя держу – томно и еле найдя в себе силы, произнесла Ниночка, сжимая ножки вместе, как солдат.
- Вылезаем?
- Ты иди, а мне еще купальник нужно достать!
- Я подожду!

Проявление галантности и уважения к партнерше по сексу оставило у девушки положительные впечатления, она захотело непременно повторения банкета по всем правилам постельных игр, то есть у них было еще время заняться сексом в раздевалке или прямо на полу у бассейна. Хитрая киска достала аксессуар, выжала намокшие без шапочки волосы, которые после стали напоминать негритянские дредды, подошла вальяжно к новому приключению в ее жизни и положила руку ему на мокрые плавки. По волшебству теплой руки дубинка вновь раздавалась в размерах, росла вширь и длину, становилась горячей, пульсирующей, стойкой к надавливаниям и наконец, совсем напомнила крошке нечто закаменелое, словно реликт древнего животного.

- П-прям здесь с-сделаем это?
- Займемся любовью? Да, именно здесь и сейчас, покажи, какой ты смелый и г-горячий любовник! – дерзко перекривляла Ниночка ученика, набравшись то ли наглости, то ли расхрабрившись не на шутку.

Намек Степа понял, но отвечать на ехидную шутку не стал, просто подхватил на руки милую оголенную брюнетку, напоминающую ему какую-то принцессу подводного царства, отнес на кафель, где наиболее чутко слышалось тепло от проходящей трубы с горячей водой. Это место и стало любовным ложем для парочки впервые повстречавшейся в бассейне всего час назад, но так отчаянно предавшимся пороку молодых людей. Оральный секс для обоих был в новинку, оба дебютировали в новой для себя роли – Степан наслаждался куннилингусом с обильно вытекающей смазкой, а Нина сосала вкусный, по ее мнению, вымытый, гладкий член, который не хотелось вынимать изо рта. Ребята утратили возможность заняться классическим сексом, едва началась эта прелюдия, концом которой должен был стать очередной оргазм: теперь девчонка вновь получила прилив эмоций, не отойдя от прежней волны экстаза, а когда отошла чуточку от всплеска покачиваний тела, принялась добывать чудесный белый нектар из мужского достоинства. Это производилось не только ртом, но и руками, словно чертовка всю жизнь проработала флафером в порнографических фильмах или же грязной актрисой, которую попользовали все, вплоть до уборщиков киностудии. Сперма залила рот до краев, несколько капель повисло на подбородке, остаток выделений мальчишка брезгливо вытер членом о язык ненасытной красавицы.

- У тебя есть парень? – неожиданно спросил гость.
- Нет, я вообще-то готовилась к соревнованиям и пыталась воздерживаться от общения с ребятами вот из-за таких ситуаций. А у тебя как на счет второй половинки? Впрочем, не отвечай, тут несложно догадаться…
- Считаешь меня трусом? А я…
- Я – последняя буква в алфавите. Договаривай!
- Хочешь быть моей девушкой?
- Ты предлагаешь начать встречаться? Я подумаю и завтра дам тебе ответ!

На следующий вечер оба скромника стояли друг напротив друга, переминаясь с ноги на ногу и потупив взгляд в пол, никто не решался сделать первый шаг навстречу, а тем более начать разговор, который мог сулить как приятные новости, так и отступление на недоступную для поцелуя дистанцию. Инициативу взял на себя Степан, у которого подкатил к горлу комок и не давал спокойно дышать в хорошо проветриваемом пространстве с высоким потолком.

- Привет! Ты подумала над моим предложением?
- Значит, не передумал. А я-то думала, что это мимолетный порыв был и ничего серьезного.
- Нет, я, кажется, влюбился и более серьезным меня еще никто никогда не видел!
- Молодец, ответил без запинки, видимо, решительно настроен. У меня есть одно условие, выполнив которое я стану твоей девушкой. Согласен?
- Согласен!
- Завоюй мое сердце – сделай шальной поступок, от которого я зарыдаю, расплываясь в улыбке!

Стёпа снял свои плавки и нагишом прыгнул в воду, он заходил все дальше, отметка показывала полтора метра глубины, но он не остановился, последовал сильный толчок от пола, руки с силой стали разгребать перед собой воду, ноги поначалу несуразно двигались в бестактном подражании рукам. Паренек уже был на глубине выше своего роста, но стимул придавал его концентрации и духовному настроению сил, он целеустремленно дошел до середины, глотая изредка хлорированную воду. Пройдя центр с отметкой три с половиной метра, он попытался перевести дух, но тело хотело было направиться ко дну, тогда из последних сил он проявил волевые качества, сосредоточился на отметке – той самой лестнице, около которой они с Ниной вчера занимались любовью. Эмоции захлестывали не только его, но и наставницу, у которой действительно на лице расплылась широченная белоснежная улыбка, а глаза украсили мелкие прозрачные кристаллики слез, которые скатились по щекам. Красотка сжала кулаки, это был первый, совершаемый ради нее, рыцарский поступок, первое признание в любви таким необычным способом, первая любовь, поселившаяся в сердце и вытеснившая там для себя кусочек любви к плаванию. Стёпе оставалось доплыть каких-то пару метров, чтобы доказать своей будущей девушке, что ради нее он готов совершать любые поступки, в том числе и безумные, но силы уже были на исходе, Нина это предвидела, поэтому нырнула ему навстречу и помогла дотянуться рукой до финиша!

Вознаграждением стал пылкий страстный секс в раздевалке: куколка стояла на полусогнутых ногах в наклоне, а ее первый бойфренд изо всех сил засаживал кочан сзади в ее зияющую, прополотую грядку с милым кустиком на лобке с красной горошинкой у начинавшегося вверху разделения половых губ. За одну ночь юнец приноровился терпеть и стараться сделать своей самке приятный подарок в виде быстрого оргазма, поддержка клиторальной мастурбацией ему пришлась в самый раз, ведь если бы не эякуляция вовнутрь влагалища, Нина тоже не испытала бы высокого полета кайфующего разума и тела.


Читайте порно рассказы вместе с нами!