Порно рассказы
12 12 2013 в 22:12
Просмотров: (4456)

Особые пожелания


Агент по работе с опасными рецидивистами Джессика Хирели по прозвищу «Сосунья» уже состояла пять лет на службе в Федеральном Бюро Расследований США, свое второе имя, гулявшее между коллегами и начальства, она хорошо знала, ведь получила его не за красивые глазки. Будучи самыми молодым специалистом куколка вступила в нелегкую схватку с одним неуловимым психом, который всегда опережал команду на два шага, его ментальные способности казались чем-то волшебным, ведь Джек Патри́к был не просто шарлатаном-мошенником, у него был дар. Француз по происхождению, рослый, чернокожий мужчина все же не смог исчезнуть, раствориться, стать невидимым в одном из дел, которое взялась вести под угрозой собственного увольнения молодая стажерка. Он фигурировал по делу о проституции в качестве сутенера, руководившего поставками девочек из Европы для сексуальных утех американских покупателей. Как и все «папочки» Джек люби опробовать потаскуху перед запуском ее в производство и Джессика, ставшая агентом под прикрытием, вошла в его спальню, из украшений на ней были бусы и губная помада, ноги украсили красивые блестящие туфли золотого цвета.

- Проходи, не бойся! – настойчиво пригласил француз на ломанном английском языке знойную цыпочку.
- Тут прохладно, я начинаю подмерзать! – сказала ему Джессика в ответ, трогая свои набухающие сосочки и поглаживая попку.
- Нам будет жарко уже через секунду, поэтому нет смысла включать обогреватели. Подойди к папочке и пососи его член!!! – ненавязчиво, по-дружески предложил Джек Патри́к, расстегивая молнию штанов под своим белым полушубком.

Любитель девочек никогда не встречался дважды со шлюхами, которых брал под свое крыло, он перетрахал тысячи невольно загнанных в порноиндустрию и сделанных секс-рабынями девиц, забыл счет писькам, с которыми творил безнравственные непристойности, а сисек сколько помяли его грязные руки не счесть. Роскошные одеяния, подобные человеку с королевского престола, горячий король обездоленных женских душ так же не надевал дважды, ему хватало денег от грязной работорговли на сверхмерно дорогие вещички, которые после он всегда сжигал. Это была не просто предвзятость или суеверие, так проявлялась логика: ни один полицейский страны или представитель более серьезной, могущественной организации соединенных штатов не мог собрать улики, остатки ДНК, прикрепить жучок. Выход был найден молоденькой провокаторшей, которую по завершению операции с кодовым именем «Грязный Червь» стали называть «Сосунья».

- Спасибо за эту красивую обувь! – поблагодарила темная лошадка своего чернокожего работодателя, жаждавшего устроить ей дебютную еблю.
- Это меньшее, что я мог сделать для такой ухоженной девочки. Прекращай впустую работать своим подвижным язычком, начинай уже отрабатывать денежки!
- Да, мой сладкий, непременно!

Джессика Хирели встала на свои красивые коленки, вжимаясь в ступни сутенера, чтобы тот во время отсоса не дернулся и не двинул ее по лицу или ребрам, ее губы легли ровно на детородный орган черного цвета, скользнули по крайней плоти, оттеснившейся к краю розовой залупы. Скольжение горячим скользким ротиком заставило француза закрыть глаза и насладиться лучшим в его нескучной половой жизни отсосом, язык девчонки заработал как тысяча женских органов речи, губы сдавили ствол у основания, переходившего в мошонку. Своими красивыми пальцами смуглая проворная бестия стаскивала штаны, чтобы скорее добрать до ануса развратного бесстыдника, совратительница сделала все, чтобы оставить отпечаток поцелуя на сжатом кольце. Острие языка нырнуло в вымытую сжатую плоть, расслабила ее, пока руки основательно занялись выросшим шоколадным грибом невероятных размеров, предки африканцы должны были гордиться Джеком.

- Шалунья, где же тебя научили так работать ротиком? – взвыл от сладкого наслаждения преступник, выгибая шею назад.

Ответа он не получил, потому что рот плутовки снова оказался занят цветным инструментом, Джессика заглатывала его на всю длину и было явно заметно, как расширяется ее тонкая шейка при опускании к мошонке. Девочка делала медленные фрикции губами и не прекращала повторять глотательные движения, словно жаждала удушить глоткой удава, ее женское подобие кадыка подскакивало до самого подбородка и опускалось обратно в первоначальное положение. На эту картину можно было засмотреться!!! Даже Джек Патри́к не удержался, выпустив в глотку проворной членососке массу горькой спермы, чего себе делать никогда не позволял. Он стонал как подросток на ложе проститутки высшего класса, не мог дышать, и казалось, что вот-вот задохнется от нехватки воздуха, а когда первый глоток кислорода поступил в легкие, заплакал как мальчишка, у которого отобрали игрушку.

- Извини, милая, ты так хороша в своем деле, так мастерски сосешь, что я не могу себе отказать в анальной близости с тобой. Думаю, что и с классикой ты справляешься не хуже, но мои покупатели любят девственниц! – откровенно признался сутенер-работорговец.
- Надо, так надо, не в моей ситуации качать права, только смажь хорошенечко попочку!

По легенде девушка сама пришла к нанимателю, предложив свою девственную плеву на роль в одном из фильмов. Внешность у смуглой куколки запоминающаяся, плева на месте, на ней можно было срубить кучу денег, вот только руководство ставило на брифинге миссии задачу любыми путями загреметь в один из многочисленных подпольных публичных домов. Джек Патри́к не удивился сноровке горячей штучки, его не удивило, что такая знойная самка в двадцать один год оставалась целкой, когда по статистике в Нью-Йорке все подростки лишались девственности уже в четырнадцать. Бюро инвестировало в этот проект миллионы долларов: на стратегические и тактические приборы, на хирургическое восстановление плевы, на разработку хитрых шпионских штучек, которые бы не оставались заметными даже на обнаженном человеке.

Люминесцентная несмываемая губная помада, проявляющаяся при инфракрасном свечении, сделала мишень видимой для всех навигационных и спутниковых систем, внедренный в пространство просака переговорный датчик оставался невидим для его владельца, но благодаря взаимодействию с теплом человеческого тела позволявший вести за ним прослушку на огромных расстояниях. После минета наживка оказалась заброшенной только наполовину, потому что нужно было добиться подтверждения того факта, что агент направляется не для съемок в порнофильме, что по сути было ее основным желанием при встрече, а на панель, чтобы торговать телом.

Джессика Хирели проглотила семенную жидкость с улыбкой на лице, этот белковый продукт украсил ее красивые зубки и шалящий язычок, будто она не член только что сосала у незнакомого парня, а кушала кремовый торт. С такой жадностью она сделал глоток, что эрекция у владельца больших причиндалов с невероятной длины инструментом вновь ощутимо проявилась, Джек хотел после вафель опробовать попку, которая с трудом влезала в джинсы стандартного размера.

- Она вся твоя! Бери ее, насколько влезет! – бесцеремонно выдавила агент и стала раком на стеклянном столе, украшенном несколькими дорожками кокаина и зелеными банкнотами.
- Поверь, сучка, влезет на всю длину. Ты снова почувствуешь вкус моей головки, обещаю! – гордился двадцать первым пальцем чернокожий бандит.

Пока Джек драл в попку Джессику, та вопила и скулила как сука во время родов, ее задок впервые вздрогнул, словно его пробил многотысячный электрический заряд. Из ануса чуть дым не пошел, не начался слышаться запах гари из этой прекрасной дырочки при вздрючке, но агенты ФБР всегда проходят специальную подготовку для подключения в нужные моменты адаптационные и дополнительные физические резервы своего тела. Красавица латиноамериканского происхождения стонала и еще шире раскрывала задок, в котором мужчины нечасто бывали до этого случая, чаще ее пользовали парни в дырочку пониже, которая сейчас истекала влагой. Она утопала в вагинальной смазке, повисшей как тягучая сладкая слюна на половых губах, но еще не достигшая пола, клитор увеличился и стал напоминать по размеру миндальный орех только розовых тонов. В один из моментов девчонка специально напрягла сфинктер, начала кончать и дергаться на вертеле, который ее жарил, член выскользнул из дырки и партнер с разгону засадил его в промежность. Разрыв девственной плевы, искусственно восстановленной лучшими хирургами США, был слишком болезненным, поэтому актриса, не получившая Оскара, упала без сознания. Когда она проснулась, ее глаза были на мокром месте, из влагалища сочилась сперма и кровь, ноги больно было сдвинуть вместе, а на подбородке застыла слюна. В беспамятстве девушка рыдала и пускала пузыри ртом, ее трусило и конвульсивно сокращало, потому что мощнейший оргазм настиг именно в тот момент, когда мозг не мог справляться с перегрузкой, начав перезагружать организм целиком.

- Красотка, что же ты натворила? – улыбаясь в ногах, произнес Джек Патри́к и застегнул молнию штанов, как заправский любитель вывалить на публике хозяйство. – По контракту ты должна быть девственницей, а теперь дорога на главную роль для тебя закрыта.
- Но ведь можно все исправить, притвориться! – начала актерски играть агент.
- Эти фокусы не пройдут, а гонорар, как я понимаю, ты уже потратила? – задал существенный и немаловажный вопрос негодяй, для которого деньги были важнее собственных орехов и члена.
- Но ведь это ты порвал плеву, почему я должна возвращать деньги?! – добавила фразу, которую репетировала тысячу раз Джессика. – Сам его и возвращай!
- Не наглей, сука. Отработаешь на панели!
- Я не стану шлюхой!
- Станешь, я тебя ею только что сделал, и теперь будешь кряхтеть на четвереньках раком, радоваться, когда тебе будут запихивать два члена в одну дырку и благодарить меня, что сохранил тебе жизнь. Или ты этому не рада?

Агент Джессика Хирели не успела сказать спасибо своему благодетелю, так как в комнату с огнестрельным оружием в руках ворвался специальный отряд особого назначения S.W.A.T., обезвредил охранников и самого Джека Патри́ка, уткнув его мордой в пол, где красовалась лужа окровавленной спермы. Агент, стоявший нагишом на коленях, встал в полный рост и гордо поднял голову, ведь эта операция была спланирована и претворена в жизнь именно ею, преступный канал работорговли был прикрыт навсегда. На допросе она без колебаний описала ситуацию, стала главным свидетелем по делу, засадила ублюдка на три пожизненных срока без права апелляции в высших инстанциях. На закрытом заседании суда присутствовал начальник Бюро, который не любил появляться в общественных местах, но эта храбрая девушка вызвала у него интерес, ей же он постановил выдать награду и повысить вне очереди звание. История же агента «Сосуньи» и Джека Патри́ка по прозвищу, известному в узких кругах как ««Грязный французский червяк» получило новое развитие и их новая встреча была предрешена.

Год спустя. Тюрьма с максимальным строгим режимом исполнения наказаний «ADX Florence» в Колорадо. Допросная комната с зеркальными пуленепробиваемыми стеклами, просматриваемыми в одном направлении, раскрывшая за год десятки дел Джессика Хирели стоит в десяти миллиметрах от Джека, затаив дыхание. Он изъявил желание рассекретить кое-какую важную информацию, но пожелал это сделать только в присутствии агента ФБР, который его засадил за решетку на три сотни лет.

- Джессика, я знаю, ты там! – сложил вместе ладони опасный преступник в оранжевой робе. – Представляешь, милая, я целый год не видел никого, кроме человека, который приносил мне в камеру еду. Это невыносимая пытка жить здесь, зная, что такая знойная цыпочка как ты разгуливает где-то по квартире в нижнем белье или вообще без трусиков. Я онанирую в комнате, вспоминая нашу последнюю встречу и ни о чем не сожалею. Знаешь, я влюбился в тебя и готов заложить нескольких своих партнеров, держащих в узде поставки наркотиков по всей стране, заправляющих террористическими группами, торговлей оружием. Готов это сделать, если ты подаришь визит ко мне в камеру в том же наряде, в котором я тебя тогда повстречал!!!

Этот двадцатиминутный монолог шел каждый раз по кругу с некоторыми интерпретациями и любовно-романтическими отступлениями, воспоминаниями дебютной ночи в роли агента под прикрытием. Ограниченное пространство с двумя стульями и столом, прикрученными к бетонному полу, освещалось ярким свечением ламп дневного света, от чистоты и яркости которого рябило в глазах и хотелось плакать. Осужденный наматывал круги по комнате, отстукивая железными цепями на ногах звонкую чечетку, эта мелодия и ему уже порядком успела надоесть, психика была надломлена, физически он перенес не меньше, но держался, как держались триста спартанцев, у которых была надежда и цель.

- Подумай, сколько невинных жизней ты сможешь спасти, как высоко поднимешься в звании и все это благодаря только своему телу, которым наделила тебя природа. Я не согласен с тем, что мое столь же невероятно сексуальное тело должно гнить, прозябать здесь, не получая женского тепла, я хочу твоей ласки, а не дешевых проституток. Готов ждать тебя много лет, но свои тайны передам тебе только в тот момент, когда кончу в твою узкую, горячую попу, агент «Сосунья».

Эти слова заводили Джессику, чувствовавшую, как ее строгие брюки начинают промокать в области промежности, распутная писька пустила течь, река амазонки в ущелье сладострастия устроила потоп. Трусы уже можно было выжимать, лифчик под строгой рубашкой и пиджаком невыносимо сжимал соски, их натирало до красноты, кровь начинала застаиваться в местах, от чего тело буквально ныло, щипало, кололо, но не позволяло чувствовать себя комфортно. Искушение обвалилось внезапно, но еще больше заядлая карьеристка хотела схватить двумя руками внеочередное звание от директора бюро, хотя другие агенты уже начинали над ней посмеиваться, что пробивает себе дорогу вверх посредством манды.

- Я тут, Джек. Помнишь еще мой голос, развратный ублюдок? – поздоровалась сквозь громкоговоритель не вытерпевшая испытаний агент.
- Милая, как твой голос возможно забыть?! Он как сладкая песня, которую я готов слушать часами. Позволь на тебя взглянуть хоть глазком, как ты изменилась. Уверен, ты похорошела, стала еще аппетитнее в своем строгом сером костюме, значок, небось, болтается на твоей узкой талии, которую украшает кобура. Представляю, как ты стоишь сейчас, переминаясь с ноги на ногу в своих узких туфлях, босоножках твои пальчики выглядят гораздо симпатичнее, чем у любой знаменитости. Уверен, сейчас ты глянула на свои ноги оценивающим взглядом, понимая какие перспективы в тебе заложены космическими силами, в трусиках сухого места не осталось, а попка так и просит всунуть в нее пальчик, чтобы на мгновение побаловать.
- Угадал, извращенец! Только о тебе родимом мечтала все время, а тут ты сам нарисовался, встречи попросил! – ехидно сказала агент и засмеялась своим пронзительным, звонким смехом в громкоговоритель.
- О, я помню этот грязный ротик, твоя глотка глубже Марианской впадины. Вкус моего члена тебе снится по ночам, ты просыпаешься в холодном поту и причмокиваешь своим слипшимися пухленькими губками, запах лобка щекочет твой милый носик, а руки перебирают взмокшую простыню, на которой ты лежишь в полном одиночестве и ворочаешься.
- Конечно, твоя на веки, ведь у меня и парней-то помимо тебя быть не может! – хотела прижать Джека агент.
- Так зайди же в комнату для допросов и высоси из меня еще одно признание!

В этот момент рассудок холодной и расчетливой женщины переполнился гневом, который смешался с желанием взобраться по карьерной лестнице быстрыми скачками, ее глаза наполнились слезами от злости, копившейся столько месяцев, и теперь у нее был шанс просто порвать обидчика, растерзать его наедине. Джессика ворвалась в допросную, схватила наглеца за яйца и мастерским борцовским натренированным броском положила его на лопатки, тот брякнулся как мешок картошки и от удара отпустил руки, которыми попытался защититься. Ее глаза оказались в миллиметре от расширенных зрачков перепуганного преступника, носы соприкоснулись, а губы искривили улыбку злорадства. Горячее частое дыхание обдавало лицо Джека, который лежал лицом вверх и просто хохотал, как счастливый подросток, которого девочка удостоила честью пойти на свидание.

- Я так и знал, что ты не устоишь перед моими чарами. Предложение, согласись, дельное! Снова потрахаешься и получишь от меня солидный улов!!! – реабилитировался за физическую издержку сломленный психопат.
- Говоришь мне нужную информацию, она должна быть 100% правдивой, я ее перепроверяю и только после этого отдаюсь тебе. В камеру я приду без сопровождения, если ты понимаешь, для чего была нужна демонстрация силы! Но предварительно тебя обыщут, чтобы ты не приготовил сюрпризов.
- Джес, мы ведь уже почти как семейная пара, ругаемся из-за пустяков и не доверяем друг другу. Ты мне нравилась, когда была покорной, но…
- Что?
- Но сейчас ты настоящая вспышка на солнце, взрыв кометы в космосе, ураган, ломающий мои чувства и вырывающий с корнями желание тебе отомстить. Поверь, когда влюбляешься в человека за его сказочный секс, тут не может быть места интригам, уловкам, недомолвкам.

Джессика Хирели получила от Джека Патри́ка об одном из баронов наркокартеля, методах пересылки товара, подпольных лабораториях и даже явочных квартир, где можно было отлежаться. В мире бандитизма информация всегда была на вес золота и сидевший за семью печатями сутенер, знал больше, чем любой другой товарищ наркобарона, ведь это он снабжал его послушными девочками, которые работали всем своим телом в постели, включая ушки. Лучшего прослушивающего устройства, чем прирученная сука проститутка не найти было во всем мире, а мужчины по природе своей столь наивны, даже такие брутальные, нелюдимые, замкнутые как миллиардеры. У всех есть слабое место и это слабый пол! Джек выбросил тонну золотого запаса знаний в воздух лишь ради того, чтобы раскрутить агента ФБР на интим, он просчитал варианты развития событий, отослал письмо директору с пометкой «Совершенно секретно», в котором рассказал об условиях сотрудничества. Согласно его просьбе агент «Сосунья» или Джессика Хирели должна была приезжать в тюрьму «ADX Florence», ублажать сексуальные фантазии названного в письме заключенного и после завершения дела получать новое звание. Аналогичное письмо попало на стол сенатору штата, а конгрессмен, почувствовав запах жаренного призвал директора Бюро выполнить требования просящего, если таковые были подтверждены на деле. Раскрутка масштабной пиар-компании шла на пользу всем заговорщикам, включая Джессику, которой пришлось отдуваться своим роскошным телом на грязных нарах в объятиях Джека.

- Я пришла, мой тайный покровитель, чтобы исполнить любые сексуальные фантазии! – блеснула за решеткой в свободном платье смуглая развратница. – Хочешь меня покорной девочкой или грязной шлюхой, которая сама тебя оттрахает до беспамятства.
- Ты начинаешь понимать ход моих мыслей, а помнится,сопротивляясь как сильно, не хотела соглашаться на сделку. Теперь ты кто по званию?
- Начальник отдела. И в моем подчинении… извини, не могу тебе рассказать, это секретная информация! – обрезала на самом интересном моменте Джессика, столкнула бретельки с плеч, и платье оказалось на грязном полу.
- Думаю человек десять, не меньше! – раскусил ее как орешек преступник и приблизился, рассматривая приятно пахнущую кокосовым маслом грудь. – Ты сладко пахнешь, я вылижу тебя всю до кончиков пальцев твоих прекрасных ножек, но сначала наш с тобой ритуал, крошка!

Тюремная роба упала к ногам двух любовников, которые стояли всегда по разные стороны одной пропасти и теперь благодаря взаимодействию между ними натянулся хлипкий мостик доверия. На самом деле Джессика Хирели была обручена с работой, она мечтала когда-нибудь занять место шефа, при этом ей нравилось быстро развиваться, участвовать в сложнейших компаниях по зачистке и поимке целых группировок, а трахаться становилось с каждым разом все приятнее и привычнее. Будто это не она засадила пожизненно Джека, а кто-то другой и теперь как верная подружка вынуждена устраивать ему незабываемые выходные в комнате свиданий, чего некоторые заключенные ждали по несколько месяцев.

Ее глотка снова распахнула свою низменную широту, приняла острый как наконечник штангенциркуля член, головка его уперлась в гланды, вызвав привычный позыв рвоты, но Джессика просто с ним баловалась. Ее рука ухватила яйца и стала вгонять орган, словно перезаряжая дробовик, пальцы крепко удерживали спусковой механизм, вынуждая скорее выстрелить довольного любовника. Джессика стояла на корточках, изогнув свои почти шоколадные пальчики, принявшие белый оттенок от передавливания босоножками, белые ступни сильно контрастировали на фоне смуглой кожи, что заводило просто нереально. Трусики агент «Сосунья» перестала носить уже после второго раза, когда Джек рванул их руками и порвал как старую тряпочку, хотя стоило это интимное белье немалых денег. Теперь выросшая в должности агент ФБР получала приличные деньги, могла себе позволить запороть на свидании лишнее платьице от кутюрье или комплект нижнего белья ручной работы. Но этого не делала, так как понимал, что информационный вестник скоро приблизится к последней странице и ей придется снова вернуться к повседневной реальности, погрузившись в скучные, унылые и порой опасные трудовые будни.

- Мне кажется или ты тренировалась на чьем-то члене? Каждый раз ты умудряешься меня удивить! – простонал очередную пошлость эгоцентричный аморальный кобель, чтобы задеть легковоспламеняющуюся как спичка красотку.
- У директора бюро беру иногда за щеку, но это тоже секретная информация! – чмокнула при высовывании члена из-за щеки Джессика. – Мне тебе пососать или будем вести непринужденную беседу в твоем новом доме?
- Лезь на шконку, попку раздвинь руками и покричи, словно я тебя не беру полюбовно, а насильничаю. Только не перестарайся, чтобы наш с тобой междусобойчик не увидели надзиратели.

Анальный секс уже доставлял Джессике удовольствия в разы больше, чем мастурбация клитора, сфинктер сокращался, воздействовал на матку и вызывал такую анально-вагинальную феерию, что ее умная головка начинала кружиться. Джек заметил одну маленькую особенность – его партнерша всегда теряла сознание на пару секунд, когда испытывала оргазм, этот пробел в памяти агент не помнила, поэтому ее половой партнер старательно набивал дырочку своей спермой. Он знал, что делают с заключенными, у которых длинный язык, а клубочек рано или поздно должен был привести к знаменитому во всей стране торговцу живым товаром, поэтому Джек сливал часть спермы из презерватива в вульву. Джессика лежала в забытье, ее глаза смыкались, а часть семенной жидкости, которой нафаршировывал ее отсек для члена сотрудничающий заключенный, смешивалась со смазкой и оставалась незаметной до посещения душа после спаривания.

Настоящая любовь, вспыхнувшая во время захвата группой спецназа, должна была, по мнению Джека, воплотиться в плод, как и любой мужик, он мечтал об отпрыске, его собственном сыне. Джессика же все больше влюблялась в арестанта и, в конце концов, забеременела, она знала имя отца, но старалась скрыть от него этот факт, но разве от человека с экстрасенсорными, ментальными способностями скроешь такое чудо? Агент еще несколько раз встретилась со злодеем, который больше не занимался с ней сексом, а просто поглаживал живот и рассказывал, как сильно он любит эту пару – агента «Сосунью» и плод, который она вынашивала. Ребята лежали нагишом на шконке, укрывшись тюремным одеялом, их губы сплелись в поцелуе, языки спутались в плетении узелком, а руки гладили с нежностью шоколадную кожу. И хоть француз делал попытка отказаться от интимной близости с агентом, она все же ему нередко отсасывала член в обмен хоть на очень маленький кусок сведений. Делал она это для того, чтобы иметь возможность навещать человека, испортившего себе и ей жизнь, но подарившего миру замечательного чернокожего парня, пошедшего телом в отца и умом в мать!


Читайте порно рассказы вместе с нами!