Порно рассказы
15 12 2013 в 17:12
Просмотров: (10222)

Море дарит нам счастье


- Все решено, едем на море! – вскричала Алина от счастья, держа в руках телефонную трубку. – Будет весело и погода благоволит. Погляди, начало мая, а какая уже жара стоит.
- С кем ты чешешь языком? Опять Танюха Нагорная на уши присела? – обратился я шепотом к девушке, которая была рядом со мной голой в постели.
- Пашка согласен! – ответила она по телефону и дала мне жест кивком. – Загрузим его машину шампанским, возьмем кучу одежды и устроим фотосессию на берегу при закате.
- Твою мать, Гай Юлий Цезарь! – недовольно отвернулся я. – Хоть бы меня спросила, хочу я ехать втроем на море или мне может быть не в кайф присутствие в комнате другой девушки.

Говорил я шепотом, чтобы лучшая подруга моей будущей невесты не услышала гневные выпады в свою сторону. Татьяна Нагорная – это одногодка моей избранницы и в апреле месяце мы отпраздновали ее совершеннолетие. Девочка она конечно весьма сексапильной внешности, губки сложит вместе при поцелуе, так становится самой сексуально-озабоченной на планете, пока всех подружек по губам своими сочными варениками не оближет, не успокоится. Разница в телосложении тоже очень заметна: моя Алина тощая как обычный подросток в ее возрасте, а эта уже натуральная женщина с сиськами, хорошей задницей, но обе при этом остаются стройными. Познакомился я с ними совершенно случайно в кинотеатре и возможно, выбрал бы Таню, если бы не ее гонор и излишняя обидчивость на весь белый свет, негатив из нее так и брызжет вместе со слюной во время нападок. Моя же девочка покладистая, спокойная и неконфликтная, поэтому ей легко удается находить язык с подругой, которая всегда жалуется на свое бытие. Сложно теперь было представить, как я буду находиться между двух огней! Меня ждало невыносимое разочарование краткосрочным отдыхом, поэтому я согласился бы и на ящик водки, которая стала бы моим обезболивающим, но для дам такие напитки сродни яду. Выпьют, начнут говно возить, говорю все своими словами, потом будут отсыпаться трое суток, после чего с больной головой начнут скулить, что отдых не удался из-за пищевого отравления.

- Все, чмоки-чмоки, а то Пашуля злится, что тебе досталось больше внимания, чем ему! Сейчас ему писюлю пососу, и все пройдет! – засмеялась моя шаловливая плутовка резким пронизывающим смехом, в трубке послышалось нечто подобное, словно два злодея решили объединить усилия. – Нет, ты что, я пошутила… у него огромный… все, пока.
- Ты чего, с ней мою растишку обсуждала? – поинтересовался я, увидев растерянный кивок. – Девочки, я же ваши сиськи не обсуждаю с друзьями, что за несправедливость.
- Паша, хватит строить из себя обиженного, я с ней последнее время вообще не общаюсь, все время только с тобой. Бедная, очередной бойфренд сбежал, так и не занявшись с ней сексом, обозвал психованной дурой напоследок.
- Просто твою подружку накрывает от воздержания. Ей бы характер мягче сделать, и была бы огонь-девчонка. Надеюсь, рассказ о сосании моего малыша был правдой? – намекнул я, вываливая недавно оттраханное хозяйство, которое вновь ожило.
- Правда, мой Дон Жуан, правда! Давай сюда эту прелесть, побалую ее ротиком.

Вялый сморщенный беспомощно лежащий сморчок проявил интерес к нежным женским рукам, которые своим теплом заряжали его эрекцией, кровь слабо приливала к мягкой, глиноподобной головке с сочившимися сквозь уретру остатками спермы. Алина пощекотала крайнюю плоть двумя пальцами, я вздохнул и рассмеялся, так как органически не перевариваю это чувство, потом моя милая откинула сосиску к животу и стала раком, раскрывая две своих мягоньких французских булочки. Киска стояла в ногах на четвереньках и лизала мои две перекатывающиеся шарообразные конфеты в мягком кожаном мешочке, ее пальчики не переставали ласкать крайнюю плоть. Кожицу Алиночка свободно оттянула от конуса ствола к основанию, а потом вернула на место, пососав головку, потом вернулась к мошонке, чтобы вдоволь наиграться с гениталиями.

- Так приятно! – протянул я томно, заводя руки себе за голову.
- Это я еще сосать не начала, любимый. Ты расслабься… - прошептала, словно не мне, а моему пенису чертовка.

Я и не был напряжен, хотя по члену, который насыщался кипящей алой кровью, пульсировавшей в венах с силой удара большого колокола, сказать этого нельзя было, хозяйство оттянулось, сосиска стала колбасой, головка из глины превратилась в твердую керамику, которую обжигал приятно работавший язычок. Ментальные удары заставляли мое тело сотрясаться, и физиология быстро достигла апогея со всеми присущими ему красочными порывами и выплесками из семявыводящего канала. Алина дождалась, пока шланг закончит выкачку содержимого из разболтанных ею семенников, протерла шершавой поверхностью органа разговорной речи мою чувствительную залупу и проглотила собранный йогурт с непреодолимым желанием заполучить еще одну порцию. Когда конец уже начал снова опадать, я оттолкнул свою пиявку с присосками вместо ее сладеньких губок, разорвал медвежью хватку, сомкнувшуюся на половом члене, и обнял ее.

- Все-таки ты точно подумала, что нагорная с нами поедет? Это будет настоящий ад, если у нее будет, не приведи судьба, плохое настроение!
- Мы с ней начнем пить шампанское еще в машине, поэтому настроение у нее будет не такое скверное, как обычно. И я не смогу обмануть родителей, если она вернется домой, а я начну рассказывать о подготовке к сессии.
- Резонно. Я бы на ее месте тоже не захотел так подставляться. Завтра сборы, закупаем все необходимое, а послезавтра рано утром выдвигаемся. Думаю, прогулка по свежему воздуху моему пупсику будет приятна и полезна вдвойне!

Стоит отметить, что моя восемнадцатилетняя пассия на шесть лет моложе меня, живет она не в общежитии своего университета, а на моей съемной квартире, которую я частично оплачиваю благодаря имеющейся работе, но иногда помогают родители. Они знают, что я начал встречаться с милой девушкой и тут же пригласил ее к себе жить, отец всегда дает мне собственное авто, когда я прошу, потому что водительский стаж у меня имеется и начался он задолго до получения прав, но это совсем другая история. Я пригласил подружку отпраздновать майский уик-энд, а та надумала прихватить с собой подругу по доброте душевной, она у меня такая душечка! Только не подумала, что эти выходные нам нужно было провести наедине, занявшись безумной любовью, дать волю нашим половым инстинктам, которые по своей природе безупречны, наша сексуальная жизнь могла скакнуть на новый уровень, хотя изначально там многие рамки уже оказались стертыми.

Приезд на море как мы и спланировали с Алиной, был не проблематичный – девочки попивали шампанское в пути, пока я неспешно гнал автомобиль к побережью. Чтобы меньше отвлекаться от дороги и ругань со спесивой, строптивой Таней, я включил музыку и сделал вид, что занят очень важным делом, хотя за много лет изучил эту дорогу наизусть, знал каждую выбоину, где какой знак стоял, где прятались в кустах люди в форме. Найти жилье было не проблемно, потому что отдыхающих по-прежнему было меньше обычного раз в сто, почти все магазинчики и увеселительные заведения были закрыты или на ремонте, поэтому о прихваченных двух ящиках шампанского мы не пожалели.

Море, лазурный берег и чистый неопороченный свиноподобными людишками песок, чистейшая голубая волна накатывала на берег, вспениваясь в последний момент, прозрачность была на глубине и в прибрежных зонах, потому что песок еще не баламутили играющиеся на бережку детишки. Мы доползли до пляжа, точнее мне пришлось волочь под мышками двух пьяных подружек, зонтик, сумку с припасами еды и спиртного, подстилку, благо сил на это много не требовалось, ведь от двери до воды было не более ста метров.

- Танюха, отдохни пока с Алиной на песочке, а я установлю зонт, чтобы мы не сгорели на солнцепеке! – отчитывался я перед двумя связками дров.
- Ага, - выдыхая в песок собственный перегар, отвечала оформившаяся лучше Алины подруга.
- Девочки, старт вы, конечно, взяли сильный! Сейчас немного поваляетесь на жаре, и вас конкретно пригвоздит. Давайте-ка сразу в воду!– подошел к спящей сладкой парочке, лежавшей в обнимку, как лесбиянки.
- Паша, вода же холодная!
- Ни капли, она освежающая. Я уже попробовал. Поднимайтесь.

Я разглядывал подруг, раздевая их собственным взглядом, который тоже начинал туманиться от игристого шампанского, которое я накатил перед выходом из дома, голова кружилась, и глаза невольно падали на сочную грудь Татьяны, вывалившей свои шарики из тесного лифчика. Эта упругость, пышные формы, пышущие жаром эрогенные зоны и напрягшиеся соски, завораживали меня больше, чем ее откровенно глубокая попка, скрытая за тонкой полоской трусов раздельного купальника. Алина выбрала цельный купальник, чтобы не спалить свою бледную кожу и оказалась права, потому что спать под лучами солнца, насыщенными солнечной радиацией для нее было смерти подобно. Я изредка вглядывался в сонные глаза моей любимой, она отключилась, поэтому глазел на Таню, хотел погладить ее округлые бедра, но не решился.

- Ладно, у меня есть другой способ вас растормошить! – проговорил им я. – Если сейчас же не встанете, оболью вас водой из бутылки.
- У тебя нет бутылки, Пашенька! – бубнила пьяным хрипло-заспанным голосом Таня.
- А я уже шампанское допил, так что есть! Встаем!

В хмельном состоянии я позабыл, что вел диалог с пьяной стервой, которая может порвать в клочья здорового мужика, если тот ей нахамит в ответ или поведет себя грубее, чем вежливый, обходительный университетский преподаватель. Волнующий, трогательный момент выпадения морской воды из горлышка зеленой бутылки ознаменовался диким несусветным воплем, разразившимся в сочетании с трехэтажными матами на весь берег. Подружки подскочили как фурии и стали меня хлестать своими ладонями, гоняться и пытаться затащить в воду, чтобы познакомить меня с Нептуном, обитающим в глубинах. Плаваю я хорошо, поэтому при падении в воду кожа моментально стала скользкой, я как русалка ушел от преследовательниц, потом догнал их и ущипнул обеих за попки, заставив вскрикнуть от очередной неожиданности. Мы бесились как малые дети, которым родители дали добро на продолжительное купание в море, прыгали, скакали, хватали друг друга за плечи и талии, несколько раз я дотронулся до груди Нагорной, почувствовав ее спелость. В них хотелось устроить себе прием «моторная лодка», окунуться в них и, прижимаясь губами выдыхать воздух, ягодные два пирожочка ее тела тоже могли сойти для этой забавы, но изменять на глазах у Алины было не по-мужски. Они обе были пьяны, но теперь-то хоть речь потихоньку восстановилась, Алинкины длинные пальчики на ногах слегка коснулись моей ступни, я сделал вид, что не замечаю заигрывания и пытаюсь отдышаться, а у самого член уже начинал рыть подкоп в песке под моим телом. Сначала она просто делала намеки, потом перешла к попыткам соблазнения меня, усевшись своей попочкой на спину и прижавшись съёжившейся грудью прошептала:
- Пойдем в воду, я хочу тебя!
- Прекрати, мой корнеплод уже набух, но мы ведь тут не одни!
- Танюха поймет, - пьяным говором продолжала малышка.
- Я предпочту полежать и ничего не делать! – ответил я и перевернулся на спину, сбрасывая мою чертовку на песок.
- Тогда я сама все сделаю, как обычно.

Алина оттянула мои трусы, покрывшиеся песчинками, под ними балдел эрегированный стручок, который она сразу взяла своим горячим ротиком и стала не спеша обгладывать эту красную дубинку. Ответить напровокация я не мог и просто лежал с закрытыми глазами, нежась на солнышке, которое приятно согревало веки, песок отдавал тепло холодной спине, как вдруг рядом послышался знакомый пьяный голосок спесивой бестии:
- Молодцы, устроили тут разврат на пляже. Не стыдно?
Мы оба молчали – Алина сладко причмокивала губами, а я заткнулся из солидарности, чтобы не утратить момент навсегда.
- Эй, бесстыдники, я к вам обращаюсь!!!
Снова молчание, мы делаем вид, что ничего не замечаем, а это всего лишь сексуальная фантазия, сон пьяной подружки.
- Алина, если ты сейчас же не оторвешь губы от этого леденца и не ответишь мне, что все это означает, я обижусь! – поставила ультимативно свое требование Нагорная.
- Таня, что это может быть? Сосу я Паше, делаю приятно своему бойфренду, полирую его поршень, потому что вкуснее предмета не вкушала и хочу получить из нефритового стержня нектар. Если хочешь, присоединяйся! – резко захотела вызвать в шалунье чувство стыда моя маленькая ревнивая вертихвостка.
- Пододвинься тогда!

Нагорная воспользовалась приглашением посетить оральную вечеринку на пляже, стерве захотелось спьяну насолить нам обоим за проявленные эмоции в ее присутствии, поэтому на своем кочане я почувствовал совсем другой рот, более, так сказать, глубокий, выполняющий непривычные движения, язык действовал иначе и губы спокойно скользили от лобковых волос к конусу. Алина любила делать резко все действия, якобы из чувства, что они нагнетают такую же резкую эякуляцию, Таня вытворяла минет с расстановкой приоритетов, желая нагнетать возбуждение постепенно, но доводя его до критической отметки.

- И мне дай кусочек!
- Бери, член и в правду у Пашеньки будь здоров! – одарила меня комплиментом новая соска.

Начался такой разрыв мотни, что я уже не осознавал, кто какую функцию выполняет, но девочки как пилот и штурман раллийного автомобиля работали сообща и очень слаженно, когда одна сосала головку, другая баловалась с коками, потом позиция сменялась. Двусторонний отсос – это я запомню надолго, они будто пытались поцеловаться, не вынимая шомпол для прочистки их дырочек из ртов. Краешки губ доставляли мне неизгладимое удовольствие, тело уже начало закипать, а в пьяной голове, кружившейся как при опьянении кислородом в высокогорье, мерещились фантастические помыслы. Не стану срывать, они были очень грязными, распущенными, плотскими, извращенными, нарушающими все традиции взаимоотношений с моей Алиной, которая, между прочим, и начала это аморальное действо чинить.

- Девчонки, я сейчас кончу! – простонал я, намекнув, что желаю, дабы мое семя не растворилось в песке или его не пришлось смывать со своего живота морской водой.

Мой судорожный вздох означал, что сдерживать эякуляцию больше не в силах, член подрагивал от напряжения, а его кончик в том самом месте, где открылась головка, украсился повисшей маленькой прозрачной каплей семени. Я чувствовал, как обожгло уретру первое выделение смазки, смешавшейся со спермой, секундная передышка и жжение усилилось, член обжигало изнутри при одновременном вздутии каждой клетки, которая увеличилась не менее, чем в пять раз. От волнения я начал подмахивать всем телом, ударяясь о горячий песок, разлетавшийся в стороны при полном штиле, финал наступил с грохотом приближавшейся волны к берегу, но глаза я так и не открыл, чтобы не опалить сетчатку глаз солнцем. Кто первым принял в рот кончу, кто кого оттолкнул, забрал себе в глотку остатки осталось для меня загадкой, собственно, я привстал и увидел, как лучшие подруги начали целоваться. Лесбийские игры заводят любого самца, я же из тех парней, которым нравится смотреть на игру женских язычком, сплетающихся в клубок, который потом невозможно размотать.

В голове был кавардак, руки и ноги не слушались, а душа пела, плясала от полученного кайфа, пришлось собраться с мыслями, привстать и с натянутой улыбкой предложить девушкам уединиться в доме. Как ни странно, но соперничество между двумя сосками продолжилось, и тут я понял, что я всего лишь тренажер с большим торчащим членом, на котором обе самки хотят показать свое мастерство владения телом и соблазнения мужчины.

- Идите в душ, я за вами! – подтолкнул их сладкие попки к двери своими похотливыми ручонками, ощупавшими все складки и квадратные сантиметры площади задниц.
- Я первая, нет, я!!! – начали спорить Татьяна с Алиной.

У них дело чуть до драки не дошло, каждая хотела скорее отмыться от въедливого песчаного ракушника, который залезал в самые откровенные места и назойливо натирал кожу, а мои барышень, нужно сказать, она самая бархатная из всех, что я когда-либо видел. Подружки детства стояли и ругались как базарные бабки, а у самих на лице была ухмылка, каждая ждала толчок, который бы не выглядел компрометирующим. Я медленно украдкой подошел к своим искусительницам, обнял за талии, сфокусировал взгляд на смазливых личиках обеих и заговорил:
- Девочки, не пора бы вам уже поцеловаться? Сколько можно скрывать чувства и бегать друг от друга?
- И правда, Танюш, не хочешь меня поцеловать? – отреагировала, находясь в полномнеадеквате Алина.
- Хочу, даже очень! Иди сюда!

Более крепкая девушка подтянула к себе мою малышку и так засосала губами взасос, что я чуточку приревновал, и хотел было уже разрывать их французский поцелуй руками, но потом киски сами расцепились.

- Паша, мы в душ. Вместе! – дала понять мне Алина, что у них будет собственный междусобойчик.
- Сровняем счет, а ты пока подготовь постель! – добавила, искушая взглядом Нагорная.

Я пьяный метался по небольшой комнате, придумывая способ оборудовать траходром для троих, но условия не позволяли: две сдвинутые кровати были слишком неудобны, плюс прямо по центру образовывался провал между матрасами, двуспальный диван весь скрипел и готовился развалиться, если его немного подергать. Самым приличным местом был мягкий ковер, на который я сбросил все одеяла, секс на полу всегда меня заводил, а в этой ситуации не оставалось выбора, только жесткая групповая ебля на полу. Две подружки что-то делали в душе, и я решился проверить, закрыта ли дверь на щеколду, она оказалась открыта и еще чуточку распахнута, словно с предложением незваному гостю принять участие в лесбийской игре.

Зайдя, я увидел сцену из порнофильма, воплощавшую в реальность мою секс-мечту: Алина стояла раком, опирая руки на стену, а снизу на корточках стояла Таня, мастурбировавшая и вылизывавшая писю моей страстной гёрлы. Они не видели моего прихода, слишком увлеклись забавами, а я им мешать и не думал, стоял молча, смотрел, как они обе стонут под шумное падение воды на гладкий кафельный пол. Очень впечатлила меня дефлорация, которую провернула своими юркими пальчиками Татьяна в заднем проходе Алины – она вставила один палец, заставив вздрогнуть телом подружку, потом последовал второй, при этом клитор не переставал обследоваться языком и губами. Моя гёрлфренд так сладко кончила, что я побоялся ее падения на пол, потому что ноги согнулись как подкошенная трава, но ее подруга крепко прижала к стене, не давая шанса вырваться.

- Тук-тук, к вам можно? – скромничал я.
- Паша, нужно, где ты пропал? Присоединяйся!

Нагорная специально провалила торс к полу, чтобы начать ласкать Алиночкины ножки, но женское коварство было явью – она открывала так свою дырочку, заставляла меня первым взять именно ее, поэтому как бык на красное полотенце я набросился на зияющую алую попочку, вонзая свой смычок. Так сладко дергать за две большущие ягодицы, входить на всю длину своего стебля, ударяясь мошонкой о выбритый лобок, соприкасаться животом с красивой попой и глядеть, как извивается от сладострастных оргазмов твоя девушка просто нереально. Я немного привстал, изменяя вектор траектории толчков, член стал жестче вонзаться в чавкающую, хлюпающую женскую плоть, хотелось лизнуть между ног у Алины, но это поприще полностью обособила Таня. Ее розовый от шампанского язык частенько выскальзывал как у змеи наружу, словно обозначая меткой цель, которой была вульва моей дамы сердца. Она находилась на седьмом небе от счастья, в трех метрах над уровнем неба и только успевала собирать плоды бесстыдного деяния – эйфорию, негу, жар по всему телу, вены вспухли на ее тоненьких ножках, очередной экстаз заставил встать раком. Девчонка прижала голову к полу, ее волосы плавали в воде, а грудь она придерживала рукой, потирая легонько сосочки, другая рука сильно и быстро массировала передок, захватывая без разбора клитор, половые губы, проникая во влагалище и стимулируя пространство рядом с анусом, который как раз взялась вылизывать Таня.

- Алин, теперь ты полижи! – скромно попросила всегда настойчивая и резкая подружка.
- Кисюня, момент, я уже кончаю! – простонала моя сладенькая бесстыдница и ускорилась.
- Пашка, в попку возьми, я туда больше люблю! – попросила Таня.

Подарки сыпались прямо с неба, сначала групповой отсос женилки на пляже, потом лесбиянство, теперь анальный секс с подружкой невесты и в завершении можно было вставить смычок в попу Алине, подергать им в разработанной щели и спустить. Таня давала себя пользовать с невероятным, фантастическим желанием, она словно напилась афродизиаков, так меня тянуло к ее телу, я даже позабыл о ее сварливом характере и начал думать, что влюбился второй раз. Руки легли на поясницу, пальцы соскальзывали, поэтому я позволил себе вонзить их в бока моей партнерши, оставляя грубые синяки, ступни оказались около коленей, они почти соприкоснулись с ними, член перпендикулярно вошел в зад. Головка, проходя узкий промежуток, стала накаляться от получаемого при трении тепла, она напоминала комету, ворвавшуюся в пространство земной атмосферы и тлевшей с космической скоростью света, озаряясь яркими лучами света. Еще чуточку сильнее и из залупы вместо спермы мог брызнуть лазерный луч, прожигающий не только человеческую плоть, но и кипятящий воду под нами, благо сфинктер у Тани сократился раньше моей эякуляции, матка получила разряд и сучка кончила. Алина тоже разрядила всю обойму и теперь просто лежала в воде как потрепанная изнурительным сексом особь, не требующая повторного полового акта.

- Идите в комнату, передохните, – пожалел их я, почувствовав, что трезвеем, добавил – шампанское холодное достаньте из холодильника, оно нам пригодится!
- Пашка, ты пошляк!!! – соскочила Таня и поцеловала меня в губы, лаская яички горячей ладонью.
- Попу хорошо вымой, я тебе ее вылижу, негодник! – добавила, проходя мимо Алина и сильным шлепком ударила мокрой рукой по ягодицам.

Мое пятиминутное уединение в душе казалось, будто длиться целую вечность, голова кружилась от выпитого и полученного моциона за весь день, а теперь мне предстояло получить экзотическое наслаждение для настоящих гурманов или лучше сказать гуру секса. Пришлось мыться самой холодной водой, чтобы снизить пиковый порог максимального напряжения, откинуть при помощи незначительного стресса сладостную усладу в сторону и привести себя в форму, какую должен иметь мужчина перед сексом с двумя знойными цыпочками. Стою, дрожу, вспоминаю колючих ёжиков, не подмытых бездомных, щипаю себя за бедра, чтобы усилить отток крови от моего набухшего фитиля и провисших, уже разболевшихся яичек, эрекция должна уйти, но не уходит, слишком уж приятно было моему дружку, побывавшему в пещере с узким, сжимающимся проходом и горячим нутром. Снял шланг душевой и начал поливать писюн, тогда отпустило, но едва я убирал струю холодной воды, как чувствовал, что чресла мои пышут жаром, поэтому закреплял эффект повторной процедурой.

- Паша, иди, мы уже готовы! – крикнула Алина из комнаты, и мой член снова раздулся как воздушный шарик, прикрепленный к электрическому насосу.
- Что ж ты меня подводишь, дружище? – улыбнулся я в ответ на позыв. – Иду, мои хорошие, готовьте попочки!
- Так уже!!! Иди сюда, закончим дело и поспим немного, а то силы уже на исходе!!!

На полу раком стояли обе негодные потаскушки, подарившие мне лучший из дней, они просились взять их по-собачьи, особенный шик был у задка Нагорной, которая частенько баловала, видимо, свою попку подобием мужского пениса – бананом, огурцом, фаллическим имитатором или вибратором. Начал я с Алины, в которую писюн входил туго, его пришлось продавить вовнутрь пальцами под резкий возглас партнерши, поёрзал внутри, перешел к ее потекшему влагалищу, потом поюзал дырочки подружки, ощущая, как у меня наливается орган нектаром.

- К ануслингу готов? – спросила Алина, подползая к моей попе.
- Предпочел бы член Танюше в ротик вставить во время этого дела!
- Вставляй! – улыбнулась она.

Мои гениталии улеглись на подбородке нагорной, член ушел в глотку, а сзади анус стал лизать язык Алины, которая старалась так же проворно, как когда у нее было настроение готовить пищу на кухне. Ее инструмент обжигал ягодицы и заставлял насыщаться член невыносимой болью, которая усугублялась сосанием членососки, мявшей мошонку, струя белой, вязкой жижи ударила самке в рот. Она напоминала обезжиренный кефир по консистенции, ряженку или йогурт, в общем, кисломолочный продукт. Таня немного побаловалась спермой и резко ее проглотила, когда к ней подлетела Алина, чтобы взять себе кусочек.

- Какая же ты эгоистка! Я с тобой парнем поделилась, а ты мне спермы каплю не оставила! – обиженно сказала с упреком моя девушка.
- Капельку оставила, только тебе ее придется язычком забрать у меня из-за щеки!

Девочки снова начали целоваться, а я упал на спину, схватив с журнального столика шампанское, обжигавшее холодком руку, раскупорил его, потратив последние силы, выпил глоток и передал бутылку блудливым кошечкам, начавшим играться. У них были и силы, и желание, а меня клонило в сон, будто катком по мне прокатились, встал я поздно вечером и увидел, что мои крошки лежали нагишом в объятиях друг дружки и тоже дремали. Член снова встал, поэтому я пристал к сонным самочкам с пошлым желанием снова их потрахать, они не отказали, только попки отставляли, делая вид, что не понимают происходящего!


Читайте порно рассказы вместе с нами!