Порно рассказы
17 12 2013 в 19:12
Просмотров: (75149)

Мутации на генном уровне


Семейство Дякиных проживало под атомной электростанцией испокон времен, этот дом перешел в наследство отцу, а дед здесь поселился еще во время строительства АЭС. Когда всем работягам правительство СССР выдавало квартиры в новостройках, дедуля решил своими, так сказать, ручищами, выстроить замок у собственной работы, обнести его кирпичной стеной, проявить чудеса архитектурного мастерства. Самодурство дедушки взяли под контроль, но тот всегда проявлял строгий, несгибаемый характер, именно поэтому отец решил не съезжать во время Чернобыльской катастрофы, а укрыться в подвале собственного дома, чтобы их не выселили. У отца и его супруги была маленькая девочка Настя, которой на то время было всего пять с половиной лет, время летело быстро, девочка росла, развивалась не как все нормальные дети. Радиация не убила родителей, которые занялись рыбной ловлей, охотой и самостоятельно шили себе вещи из ткани, которую приобретали в прилегающих городах, куда отец нашел лазейку сквозь плотно собранные ряды специальных подразделений МЧС.

- Папуль, не получается у меня на этом велосипеде ездить, будь он неладен. Штуковина между ног мешает! – обратилась юная особа к отцу.
- Приноровишься, в этом деле главное практика.
- Меня на бок клонит, и сиси все время подтекают, из них молочко бежит!
- Так женщины взрослеют. Ты же заметила, как они у тебя выросли? Стали красивые, большие и это только начало. За такие мясистые груди любой парень готов будет склонить голову.

Мутация от сильного облучения радиацией коснулась всех представителей семейства Дячкиных, но в большей степени проблемы обнаружились у Анастасии, которая как губка впитывала в себя каждый атом воздействовавшего на нее излучения. В ранние годы у девчонки грудь начала развиваться быстрыми скачками и уже к пятнадцати годам это стал полноценный двенадцатый размер, который украшали невероятного размера соски. Если у обычных женщин соски были размером с пятикопеечную монету, то у Насти они удлинялись с каждым годом жизни, грубели, становились похожими на мужской пенис, при этом их потирание приводило к обильному выделению увеличенными молочными железами грудного молока. Обычный ребенок стал гермафродитом, у которого вместо клитора стал развиваться половой член, присущий организмам сильного пола, он безустанно удлинялся, принимая конские размеры. Бедняжка не в состоянии была кататься на велосипеде по двору из-за этой шланги, про любимую скакалку можно было забыть, потому что штуковина все время цеплялась, а ее растертая головка начинала пульсировать. Однажды Настя захотела перебороть накатившую на ее передок боль и не обращать внимания на половой орган, что привело к эякуляции. Сперма брызгала продолжительно и обильно, у ног маленькой чернобыльской девчушки образовалась целая лужа из семенной жидкости, спазмы не прекращали выдавать белую смесь из преобразованной уретры, при этом крошка была словно в трансформаторной будке, где ее тельце пронизывало высокое напряжение. Сиськи забрызгали молоком часть двора и немного осадили пыл наступившего впервые экстаза, но этого было мало, поэтому цыпочка ухватилась за них руками, чтобы сдоить еще больше жидкости.

- Ты у меня такая взрослая стала, пора бы тебе рассказать, что такое по-настоящему быть женщиной! – проговорил вернувшийся из дальнего похода отец.
- Папуль, но разве я не все еще знаю?! – заплаканным, хриплым голосом проговорила взрослая девчонка, всматриваясь большими голубыми, как чистое небо глазами в раскрытую отцовскую шестерню.
- Нет, мы с матерью от тебя кое-что скрывали, этого секрета нельзя раскрывать девушкам в раннем возрасте, но сейчас самое время! Готовься, сегодня вечером будет твое посвящение, мы лишим тебя девственности.
- Девственности? Какое-то неизвестное слово. Что оно означает! – заинтересовалась, отойдя от нежных судорог оргазма, папочкина принцесса и подбежала с выставленным выменем к нему.
- Вечером узнаешь, а сейчас позволь мне пройти к маме, нам нужно с ней кое-что обсудить!

На самом деле все конечности отца имели по шесть пальцев, кроме того у него образовалось дополнительное третье яичко, а кукан стал похож на вывернутый по спирали штырь с толстым наконечником красного цвета. Тем не менее, мужчина организовал продажу мясных продуктов, выращиваемых на собственном подворье, приобрел постоянных клиентов и имел возможность хоть как-то снабжать семейство теплой одеждой. Его жена мутировала сильнее: помимо образовавшегося во лбу третьего глаза, у нее мягкие ткани стали походить на пластилин, поэтому влагалище приобрело форму воронки, подбородок и груди сильно обвисли, ягодицы долго восстанавливались после сидения на одном месте. Каждый член семьи Дячкиных, за исключением маленькой Насти понимал, что жизнь вне пределов родных стен будет похожа на постоянное тестирование военными службами, изучением их организмов с целью создать оружие против Соединенных Штатов Америки и это сильно пугало любящих отца и мать. Они не желали своей дочурке зла, не могли стерпеть того убожества, в которое все трое превратились, оставшись жить в захолустье, но неизвестно как бы сложилась ситуация без постоянной подпитки тела радиацией. Они давно решили, что раз не погибли от лучевой болезни в первые годы, значит, в организме есть ген, способный с ней бороться, но он очень негативно сказывается на мочеполовой системе организма.

- Настенька, иди к маме, беги сюда, золотце! – обратилась мутировавшая матушка к своему великовозрастному чаду.
- Я уже как прежде быстро не могу, подожди немного! – возбужденно прокричала дочь.
- Что ты там делала? – поинтересовалась мама, когда дочь ступила на порог с эрегированным полуметровым фаллосом.
- Пыталась пососать вот писюн, чтобы он снова полил на землю молофьей. У меня тогда грудь не так болит, и молоко обильно вытекает, после чего спине гораздо легче.
- Мы с папулей приготовили тебе на вечер своего рода испытание, которое ты обязана, будешь пройти. Как бы тебе это не казалось неприятно и отвратительно, терпи! Со временем станет приятно, и ты научишься совладать с собственным телом, которое у тебя просто совершенство, идеальная деталь природы, которой нет аналогов в мире!
- Папа говорил мне то же самое, неужели я настолько необычная?
- Да, очень, поэтому отец не может тебя брать с собой в мир жестоких людей, находящихся за периметром зоны отчуждения, которая является нашим спасением и домом одновременно.

Бедная малышка уселась в комнате, сдвинула скромно ножки, которые выступили в роли распорок для громадной дубины, гениталии саднили глубоко в промежности, при мастурбации девчонка чувствовала выросшую около матки мошонку. Ей нравился этот волосатый мешочек внутри заливающейся вязкой жидкостью дырочки, стоило на него надавить и придержать пухлыми пальчиками, как боль утихала. Сегодня Настя нашла средство преодоления дискомфорта, а облизывание головки, свободно располагающейся на выставленном вверх пенисе выше грудей, было похоже на прыжки со скакалкой, только более приятное и нежное. Куколка теребила ствол двумя руками, рот лобзал округлое окончание отростка, язык старательно как отцовский лобзик входил в широкую уретру, после чего все тело слега потрушивало. Чем больше припятчанка орудовала, тем сильнее набухали и без того бесчувственные двадцатисантиметровые соски, из них капля за каплей уходило грудное молоко. Внезапно в разгар мастурбации в комнату юной леди-мутанта вошли родители и, не говоря ни слова присоединились, чтобы ей помочь.

- Дочка, ты продолжай работать руками, а отсосом пусть мать займется. Я же сейчас свой отросток вставлю ниже твоего! Будет больно!
- Ничего, папочка, я сильная, выдержу!

Мать склонила голову к члену, который по наитию умела сосать еще в школьные годы, за много лет она привыкла к спиральке своего извращенного природой муженька и стала винтом вкручивать поршень себе в глотку, Настя ухватилась двумя руками за соски и стала ими онанировать. Отец же в это время всунул по дуге свой скрученный детородный орган в вульву под пенисом, на который положил шестипалые ладони и начала накачивать как помпу агрегат. Семейство Дячкиных в этот момент напоминало цирк Уродов, в котором не было ни одного обычного человека без природных дефектов, все они стонали и старались терпеливо отнестись к инцесту. Никакой боли Анастасия не почувствовала, лишь сильные толчки папочкиного фаллоса отзванивали в мошонке, которая начинала сквозь выворачивающиеся наизнанку половые губы вываливаться наружу, но тот ее запихивал обратно. Грудное молоко полилось прямо на грудь отца, он стал его размазывать по себе, не прекращая делать заковыристые толчки, из дырочки слышалось тяжелое, вязкое чавканье. У матери после минета рот слишком широко раскрылся и напоминал пасть крокодила, готовящегося ухватить клыками свою жертву, между верхней и нижней челюстью было почти сто восемьдесят градусов.

Начавшееся фонтанирование только усиливалось при толчках, литры спермы и молока выливались наружу, заставляя бедную девочку истощать собственный организм, при этом ее тело приобретало свойственную нормальному человеку худобу, но это не меняло дел с половым членом, который не становился маленьким, едва заметным, крошечным клитором. Сила Настиной эрекции выталкивала наружу вязкую эссенцию, которая от усиленной мастурбации длинного рычага фонтанировала в воздух по кругу и орошала все вокруг. Семейка мутировавших уродов ублажалась несколько минут в агрессивном темпе, что заставила отца кончить в собственную дочку. Инцест удавался на славу, только мать не могла насладиться отведенной ей ролью, а психологический фактор давил изо всех сил на покатые плечи и ее сгорбленную спину.

- Мамуль, давай я тебя проткну точно так же, как папочка проткнул меня! Мне было совсем не больно, даже приятно!
- Мое ты солнышко любимое, что бы я без тебя делала? Пристраивайся!
- Дорогая, я тогда продолжу ублажать наше порочное дитя!
- Милый, она совсем уже не дитя, взрослая женщина и веди себя с ней теперь как с опытной самкой, а не сопливым необузданным отпрыском!!!

Пока грудастый трансвестит трахал мамкино мягкое чрево своей твердой мотыгой, проникал в нее почти до желудка, отец пристроил свою закрутку к Настиному анусу, смазав его разбрасываемой повсюду без остановки спермой. Скользкая субстанция позволила войти в задний проход без проблем, но задний канал и передок были двумя дверьми одного глубокого коридора с волосатыми гениталиями внутри. Во время секса во всей Припяти слышались жуткие, душераздирающие крики, похожие на человеческий стон в совокупности с диким воплем, охранников коробило от страха, они вжимали шеи в камуфляжную форму, как черепахи прячутся внутри панциря. Каждый думал, что в зоне отчуждения появилось несколько волков, и никто не догадывался о существовании семейства мутантов, которые продолжали жить в своем доме, окруженном высоким забором и густым слоем деревьев.


Читайте порно рассказы вместе с нами!