Порно рассказы
23 12 2013 в 11:12
Просмотров: (13187)

Как год начнешь...


Год уходит змеиный, настает лошадиный и потому захотелось мне вспомнить о щекотливых ситуациях с пикантной подоплекой, в коих я побывал за весь прошедший годик, начиная с 31-го декабря 2012-го. Закрутил нешуточно, можно сказать, начал развивать интригу, чтобы мой похотливый читатель не отрывал глаз от сего довольно-таки нелаконичного, пошлого текста. Скажете, что может быть интересного в преддверии нового года? Понедельник, день для всего рабочего коллектива тяжелый и невыносимый из-за того, что шеф не захотел переносить празднование корпоративной вечеринки на минувшую пятницу, бзик у него – всему свое место, не стоит откладывать, делу время. Обломал нас всех, а коллектив молодой, неунывающий, начал сабантуй с самого утра, бухгалтерия шумела круче всех, пробки из-под шампанского стреляли в потолок чаще, чем хлопушки выстреливали на улице. К девяти утра уже все порядочно набрались, и тот факт, что сокращенный, но все-таки рабочий день никого не смутил.
Сижу у себя в кабинете, носом готовлюсь в стол войти, заходит Марина, наша молодая бухгалтерша, за собой дверь тихонько прикрыла.

- Чего от всех отделился? – наступает сразу в атаку низкорослая грудастая пампушка.
- На алкоголь слабый, - говорю ей чистую правду, - с такими темпами до вечера не дотяну, а еще нужно ночь провести достойно, не уснув лицом в салате.

Девчонка подошла ко мне и уселась на руки, наверное, представив, что мои мягкие бедра это сидение кресла, в котором бы ей хотелось аккурат впритык расположить свой широкий задок. Думаете, оттолкнул, сославшись на срочное дело или наличие постоянной девушки? Ага, доступное мясо мимо моего полового секача мимо не проходит! Мой расширитель бывает чаще в дамской манде, чем моя зубная щетка у меня во рту, преувеличение есть, конечно, в этой фразе, но написать слово похабный бабник о себе язык не поворачивается. Хватанул шаловливыми ручонками легкодоступную, влюбленную и подшофе девицу, начал мять ее бедра, покатые булки сквозь колготы, а за сиськи ухватился, так чуть сознание не потерял. Это живое, играющее мясо пышет жаром от одного надавливания пальцами, а его согревающее тепло растапливает глыбы снега в зимнюю стужу. Мну буфера, наслаждаюсь, коряга уже поднялась, в попку Маринке давит, намекает, что пора встать в позу около стола и раздвинуть бедра, хмель не дает сконцентрироваться, подумать, что с бухгалтершей придется бок о бок трудиться после такого удачного корпоратива. Тут стук, мы замерли, мой питон одноглазый свернулся едва ли не колечком, превратившись в беспомощного червя, цветом напоминающего земляного обитателя и такого же скользкого от проступившей смазки на ощупь.

- Саша, ты тут? Открой, надо поговорить! – начала рваться Вероника, менеджер из отдела маркетинга.
- Нет, меня нет, солнце, я ушел! – пьяно ответил барышне и давай выискивать что-то пальцами по закоулкам Маринкиного тела.

И нет бы, прекратить ломиться, развернуться и дать человеку пятнадцать минут для уединения – стоит ручку дергает вниз, требует впустить для важного разговора. Тут во мне проснулся Казанова, которому зачем-то понадобилось запихнуть Марину в шкаф, где уже очень удобно хранилось мое пальто. Отдышался, впустил Веронику, а та в слезах бросается на шею и начинает причитать, как она меня давно любит, прямо с первого взгляда в первый рабочий день. Но такую мегеру трудно не запомнить – мои приколы ей показались унылыми, отсутствие закрепощенности назвала низким уровнем интеллекта, а протянутая рука помощи чуть не была отрезана канцелярским ножом для резки бумаги. Стоит, ревет, руки к брюкам тянет, молнию расстегивает и все это глядя в глаза, без стеснения и без банальных условностей вроде тех, когда интересуются чьим-то желанием перед еблей.

- Я пососу у тебя? – спрашивает с таким умиленным лицом, будто ей кто-то запретит это сделать.
- Соси на здоровье, только не поперхнись! – отвечаю ей и вываливаю дымящий от возбуждения ствол.
- Все шутки свои шутишь???

Спросила ради поддержания беседы Вероника, ответа не дождалась, ибо начала чавкать мой леденец своими щеками, причмокивать губами и надавливать языком. Старательные умелые движения рук – это все, чем я мог быть заинтересован, а все остальное могло быть отложено на год Змеи. Сосала Вероника славно, я же все не мог кончить, находясь под газом, напряженные скулы членососки не стали решающим фактором, поэтому пришлось орудовать поясницей как фрезеровальным станком на полных оборотах. Сидит она передо мной на кресле, руки уперла в стол, чтобы прочности прибавить шее, заглатывает моего одинокого странника себе в пучину безмолвия, а глаза почти закрыты. Получалось, что я порол девку в рот, когда та уже отъехала и нуждалась, чтобы ее привели в чувства и увезли домой. Спуск в пасть был страдальчески дополнен моим громким стоном, изливалась сперма жарко, с болью и пылом, какой бывает при частых спусках. Не знаю как у кого, но лично у меня при регулярных сношениях уретра как бы разрабатывается, чувствуются капли семенной жидкости и каждая клетка расширялась вместе с потоком. Сорвал банк, напустил водолазов за обе щеки, а она их и проглотить не в состоянии, пришлось нос закрыть, чтобы глоток свершила наша менеджер. Она съела частичку меня и в беспамятстве выбежала из комнаты, застеснялась. Подбегаю к шкафу, а там второй алкоголик дремлет и всего разврата не видит, потому что пальто из каракуля, за которое я отдал злоебучую тучу денег, стало для нее вместо подушки.

- Марина, подъем! – хлопнул легонько ее по горящим румяным щекам.
- Саня, ты мой герой, я тебя хочу – промямлила пьяную ерунду толстушка. – Бери меня поскорее.
- Тут как бы неудобно, давай на столе.

Кое-как дотащил Марину к столу, она разулась за эти два метра, потому что на каблуках ей пороться не комильфо – нагрузка большая на колени. Поставил раком, сорвал колготы, чтобы стрелок на них не оставить, подобрался к милым девчачьим трусикам, которые выбирают не для соблазнения, а для ночного сна. Улыбнулся с картинки Мини Маус на фоне розового цвета с какой-то надписью, а я напомню, все это красовалось на сраке массивной, большой, мягкотелой, которую лучше было отшлепать, нежели сразу же пороть сгоряча. Смекалка меня подвела, потому что второй спуск был мучительнее первого во сто крат, тут уже не танцы с бубном, не отпевания, ни гадания ворожей не спасло бы, а мои исполняемые без старания подмахивания были как мертвому припарки от ОРЗ. Делать нечего, висюлька обвисла, резинка последняя сползать начала по влажной залупе, плюнул в дырку Марине, глаза закрыл и дал дрочево исполнять одной рукой, а второй ей мастурбирую. Все внутри хлюпает, перекатывается под пучками пальцев, фаланги щелочная среда обжигает, и мой черенок вновь начал оживать, поэтому натянул обратно презерватив и закончил действо. Марина утиным шагом поплелась к выходу, а меня свалил сон, поэтому закрыл дверь и решил отключиться до обеда, а там и домой уже всех собирались распустить. Честное имя вдувателя защитил и на боковую, просыпаюсь, а уже вечер, никого нет, все заперто, только охрана на проходной гуляет, пока дозвался сто лет прошло, гляжу на телефон, а там миллиард пропущенных звонков.

Домой залетел как ураганный вихрь, шмотки побросал, умылся и лечу на такси в заведение, где договаривались проводить Старый Новый Год и произвести последующие действия, которыми нас наградит судьба. Дело в том, что место увеселительное не самое обычное: там разрешено танцевать на столах, поют песни во всю глотку, раздирая горло настолько собственным ором, что оно наутро хрипит, официантки бродят с выставленными сиськами тридесятого размера. Это еще не все, потому что в обычные дни там настоящее разложение норм и морали происходит, а празднество любое превращается в содомию, где посетительницы летают между столами нагишом, парни норовят укусить развратно одетых официанток за задницы, а в темных местечках нередко парочки занимаются сексом. Понятное дело, добавки мне не стоило наливать, но как штрафнику сердобольные товарищи налили стакан, который я влил в себя как святую воду, мутно глядящий взгляд и улыбка на лице прилипли ко мне до утра. Кстати, это и помогло адекватно реагировать на происходящие конкурсы с песнями и плясками, я хлопал в ладоши, как дети аплодируют в цирке, когда Дедушка Мороз начал лапать свою внучку, намекая ей на инцест. Парочка вольнонаемных актеров поддалась всеобщему хаосу и начала целоваться на сцене, куда меня вытолкнули к незнакомой девице, чтобы мы тоже поборолись за звание самых длинных языков.

- Ты открой рот сексуально, а я все сделаю сама! – пьяно намекнула на французский поцелуй симпатичная девушка.
- Угу, ты меня только не съешь! – пошутил я.
- Нужно будет, съем! – вошла в кураж девчонка, стимулом для которой стала объявленная бутылка текиллы.

Киска не шутила, когда намекнула мне, что может съесть, потому что ее широкий рот захватил обе губы, носогубный треугольник и частичку носа при поцелуе, а ее язык как змея вился вокруг моего лопатообразного предмета в полости рта. Не уверен, но на тот момент, кажется, мне все тёлки казались сексуальными, красивыми, горячими и самое главное молодыми, озорными, поэтому ухватил незнакомку за руку и вместе с бутылкой спиртного напитка мы умчались в мужской туалет. Догадываетесь, что могли свершить там два пьяных тела, у которых понятие «самоконтроль» отсутствовало под утро? Это было около пяти утра: я усадил голой жопой на обоссаный писсуар всеобщего пользования девушку, вынул свой дрючок и предложил ей использовать его вместо закуски. В мужском туалете нашего славного заведения для малой нужды креативщиками разработали один слив, на протяжении которого поместили пять телевизоров под ударопрочным стеклом с одинаковым изображением, чтобы расслабиться было можно. Так вот трахаю я чиксу, она скользит по мокрому бортику одного длинного писсуара, а я поглядываю то на каких-то певцов в нарядных костюмах в телевизоре, то на входящих мужиков, которые не обращают на нас внимания и сливают мочу. Настал час спустить нектар любовный, а нет его в трубе сладострастия, словно запор в моей уретре, а тёлка стонет, вопит, ей кончить тоже тяжко, но ух как хочется, даже ноги сводит судорогами.

Потащил в парашу, где двери скрыли наш аморальный разврат, опер сучку раком на бачок, воняю ей в лицо перегаром, а во рту, словно коты нассали, имею ее потекшую прелесть. Тут мой потенциометр дал сбой, опять завял как одуванчик, я его тру, а он лежит, яйца мну – все напрасно, пальцами такую знойную штучку не ублажить. Гляжу, туалетный ёршик стоит в углу, а деваха как раз в другую сторону смотрит, кашлянул, когда его вытаскивал, встряхнул от воды и ей вовнутрь. Ее оргазм заставил струсить вытекшую мочу со штанин сразу нескольких парней, крик был искренне-неподдельным, настоящим ором самки динозавра, а я лишь сделал вид, что мой член всем писюнам кукан. Симулировал оргазм, быстро смял резинку с доброго молодца и швырнул в толчок, нажимая кнопку слива. Баба стоит в беспамятстве, трусы пытается натянуть, в глазах радости полные штаны, готова мне мешок детишек родить за такой рыцарский поступок, лезет с поцелуями.


Читайте порно рассказы вместе с нами!