Порно рассказы
13 01 2014 в 05:01
Просмотров: (67881)

Исповедь проститутки: лишение девственности и дефлорация


Я не всегда была проституткой, хотя именно эта профессия избрана мною для заработка на жизнь. Уже много лет я обслуживаю мужчин собственным телом, не могу сказать, что это мне нравится или не нравится, просто вошло в привычку и пребывание во влагалище полового члена рассматриваю как обычную условность. Есть кочерыжка в дырочке, хорошо, значит, денежки капут после секса, если нет, то подожду, пока клиент новый созреет, пообщаюсь с девушками, которые не всегда глупы как пробка от шампанского. У каждой свой жизненный путь, а моя предыстория началась еще в школьные годы, когда спустя тройку лет после того, как мама овдовела, к нам переехал жить ее новый хахаль. Мужчина он самый обычный, ничем не выделяющийся среди других представителей сильного пола, тело упитанное, ножки кривые, а взгляд звериный, когда злится. Но мамуля была счастлива и я особенно не пыталась проявлять свои подростковые эмоции, чтобы семейного счастья, пусть такого хлипкого и неуравновешенного не нарушать.

- Ангелина, бегом сюда иди! – рявкнул в отсутствии матери отчим, как это он обычно делал со мной наедине. –Какого лешего вещи все разбросаны по комнате и посуда не вымыта???
- Сейчас уберу, - фыркнула я, как и подобает непослушной падчерице. – Чистюля, блин!
- Ты сейчас договоришься, дрянь, ремня всыплю, жопа синей будет!

Эти слова оказались последними в том диалоге и следующее, что я помню, это как ублюдок схватил меня за волосы и поволок в спальню наводить порядок, я ревела и сопротивлялась, а его крепкая мужская рука с силой тянула все мое тело. Второй рукой Петр ухватил меня за талию, чуть выше поясницы, вцепившись ногтями через одежду в кожу, взвывать было бесполезно к его затуманенному рассудку. Глаза налились кровью, крики напоминали агонию, слюна летела по сторонам и тут я вновь неприятно запела для его ушей:
- Чмо, убрал от меня грабли, все матери расскажу, педик неудовлетворенный!
- Как ты меня назвала? – вскипел отчим и ухватил висевшую на дверной ручке скакалку.
- Импотент, пошел на хрен из нашего дома!!!

Я не думала в тот момент, мой мозг сам выбирал оскорбления в ходе перепалки, двузначность сказанного не должна была иметь продолжения, потому что меня мало тревожила мужская состоятельность Петра. Его волна безумия набирала ходу, она превращалась в цунами, которое собиралось обрушиться на мое юное, уже к тому времени достаточно неплохо сформированное тело. Он схватил меня за глотку сзади, из-за чего пришлось открыть рот, дышать становилось сложно, вместо ора вырвался хрип, как вдруг сложенное втрое изделие легло мне на уголки рта, прошло между зубов, как вожжи лошадиные и крепко сцепились на руках. Тут же последовал резкий удар ремня, сопровождавшийся свистом кожи, им Петр связал мои ноги. Он должен был остыть, но предохранители в его сдвинутой набекрень башке заставляли плавиться орган, этот извращенец перегнул меня через кровать и начал спешно спускать с себя штаны. В тот день член я увидела вживую впервые, потому что сама еще была девочкой, мне показался орган чуть меньше тех, что я видела на картинках, психика начала выстраивать внутреннюю защиту в виде предположений, что будет не больно, член не проникнет глубоко, что все это сон, который скоро окончится.

- Попробуешь Люське рассказать, завалю вас обеих! Усекла? – крикнул своим луковым дыханием Петр мне прямо в лицо, а потом сорвал вниз по сильно стиснутым бедрам штаны.
- Отпусти, не надо, пожалуйста, не делай этого! – вопила я сквозь скакалку, но все мои порывы приостановить жестокое принуждение напоминали нечленораздельную ересь.
- Поздно, назад пути нет, шлюха! – сказал, запыхавшись и словно понимая мои слова Петр. – Ты получишь то, что давно заслуживала. Это будет тебе уроком и проклятием на все времена.

Все мои оборонительные заслоны в голове лопнули как воздушный шар, в промежность проникло что-то горячее, толстое, не подходящее по размеру моему тугому влагалищу. Сначала показалось, будто будет познавательно, но едва головка уткнулась в девственную плеву, я почувствовала такую же острую боль, какую испытывает женщина при аборте или мужчина от сильного удара по гениталиям ногой футболиста. Грязные лапы Петра шарили у меня под одеждой, выискивая грудь, пальцы смело ухватили соски, прижимая потные ладони к охладевшим прелестям, замирание сердца или лучше сказать его временная остановка была прекращена фибрилляцией. Именно с этим явлением медицины у меня ассоциируется мощнейший, болезнетворный электрический импульс после обратного движения члена по окровавленному порывом плевы влагалищу. Я высунула шею из плеч как черепаха, подавая голову вверх и вскидывая глаза к потолку, который начинал плыть и сливаться, сзади продолжались удары члена. Знаете моменты, когда время не просто замедляет ход, оно течет так медленно, что буквально все замирает, уши закладывает подскочившим давлением и все произносимые слова слышатся как бы издалека с оттенком плохо различимого эха? Именно такой резонанс вызвало принуждение к близости!

Очнулась я нагишом в прохладной ванной, Петр замочил в тазике с порошком мои окровавленные штаны, трусы и измаранную в сперме рубашку, промежность неприятно ныла, выпуская тонкую полоску красной жидкости в успокаивающуюся воду. Странно, но стеснения я уже не чувствовала, лежала, как кукла с раздвинутыми ногами и даже не пыталась прикрыть рукой грудь с торчавшими сосками, а мерзавец сидел рядом и рассматривал мое тело.

- Матери скажешь, обеих закопаю, поняла? – надавил в очередной раз на мое слабое место насильник. – Если спросит, что с одеждой, скажешь месячные.
- Она что, дура, верить в такие бредни?
- А ты играй хорошо, чтобы поверила!
- Там огнем все печет – указала я на низ живота.
- Вот и отлично, скажешь, что надорвалась на физкультуре, а завтра школу прогуляешь!

Я побоялась рассказать маме, за что еще несколько раз поплатилась своей честью, он меня трахал без вопросов и не желал слышать ответы капризной школьницы, ему нужно было сливать тестостерон и ублажать похоть таким аморальным путем. Однажды я сделала попытку поговорить с матерью, но поняла, что в двуличном Петре она души не чаяла, была счастлива, а мой рассказ порвал бы ее душу в клочья, которые потом ничем уж не склеишь. Поэтому после окончания школы пришлось не поступать в институт ради высшего образования, а бежать изо всех ног в столицу, где меня так же никто не ждал. Пришлось попрошайничать, раздавать листовки в переходах, подрабатывать на рынке, где мной однажды воспользовались двое то ли таджиков, то ли узбеков. Узкоглазые звери затащили меня в дальний конец рынка, где обычно бродила свора таких же приезжих чушек, завели в контейнер силой и стали трахать поочередно. Хорошо, что у них был страх заболеть чем-то неприятным, поэтому они защитились контрацептивами и не дали мне залететь. Один держал руки, засунув в рот сверток какой-то грязной тряпки, а второй пользовал со всего пылу, вгоняя свой шкворень по придатки и пыхтя как паровоз из узких, сопливых ноздрей. Кульминация была быстрой, я даже не успела насладиться моментом и встрепенуться, как должна дергаться кончающая женщина.

- Теперь ты, брат! – сказал с акцентом скорострел.
- Ага, давай ее сюда! – прошептал второй жеребец, который проскакал не дольше первого.

К тому времени я уже успела нахвататься крепких слов, заработать кое-какую сумму, которую прятала в тайном месте, нужно было решиться на какой-то серьезный шаг. Со временем удалось узнать, где есть квартира с девушками-проститутками, как к ним попасть на работу, цена вопроса меня устраивала. Хозяйка меня взяла сразу, ведь я пришла не рыночной замухрыжкой, а ухоженной молодухой с амбициями и желаниями, заинтересованностью в подобном труде, дело стало лишь за профессионализмом, потому что в зад меня еще никто не драл.

- Сегодня девочки помогут дефлорировать твое заднее отверстие, ты им за это будешь отдельно должна, мне торчишь за потраченное впустую время и эксплуатацию принадлежностей! – когда я проснулась ближе к вечеру, резко сказала хозяйка Амина, прибывшая в столицу откуда-то с Востока.
- Но я в попу не хочу давать…
- Милая, здесь все не хотят, но желание клиента – закон. Хочешь подо мной работать, готовься лишиться девственности в своем сокровенном местечке или ты сокровищницу свою удовольствий бережешь для будущего мужа? – заржала Амина. – Дина и Роксана тобой займутся, кстати, у них сегодня выходной, но тебе отказать в помощи мои лесбиянки не могут, сама с ними сочтешься за это.

Вечером в халатах в комнату вошла Дина, за ней проследовала с подносом Роксана, обычно в это время клиенты редко бывают, поэтому девушки взяли меня молча за руки и повели в ванную. Краешком глаза на подносе я увидела несколько приспособлений – анальную втулку, пробку, парочку небольших фаллоимитаторов, смазку.

- А зачем в ванну идем? – обратилась я несведуще к жрицам любви.
- Перед анальным сексом новичкам лучше делать клизму, чтобы канал был очищен от фекалий, иначе может произойти грязный номер – улыбнулась в ответ загорелая, рослая брюнетка Дина. – Когда привыкнешь, научишься сдерживаться в момент оргазма, можно будет подмывать лишь анус, чтобы не разрушать микрофлору прямой кишки.
- Поначалу будет неприятно, а потом будешь делать так же легко, как пить чай вприкуску с печеньем.

Совмещенный санузел с большой ванной и стоящим рядом с ней унитазом облегчал мой путь, пробежка после вливания десяти литров теплой воды заняла всего секундный прыжок через барьер. Я сидела как урка на толчке, упершись локтями в колени и испражняясь так громко, что мои взрывы разносились далеко за двери, девушки стояли рядом и не думали покидать меня в столь интимный момент. Повторная промывка показалась более освежающей, что ли, вода выходила чистенькая и я уже не испытывала дискомфорта перед коллегами, после мне дали возможность принять освежающий душ.

- Ангелок (производное имя от имени Ангелина), мы ждем тебя в комнате! – улыбнулась Дина, закрывая за собой двери.
- Хорошенько вымойся, нас ждет очень близкое знакомство! – добавила Роксана.
- Сию минуту, девчонки!

Я вышла обнаженной, поблескивая в тусклом свете большими каплями воды, ноги шли по деревянному полу, оставляя следы, а моя попа приятным опустошением отдавала в желудок. В комнате не было романтики, свечей, лишь, приглушенные прикроватные светильники, мерцающие нитью накалывания, подружки уже сидели на постели и сладко целовались. При моем появлении Дина подскочила первой и потянула меня на ложе, держа за руку. Это не был жесткий хват, скорее приглашение принять участие в маленьком развратном спектакле, где именно мне предстояло сыграть главную роль, дебютировав в качестве лесбиянки. Сначала я немного замешкалась, когда увидела, как язык Роксаны медленно, плавно входит в ротик партнерши, но потом свыклась с видом французского поцелуя, исполняемого женщинами.

- Целоваться с клиентами запрещено, если вдруг тебя не предупредила хозяйка, но между девочками это практикуется!
- Ложись на живот, ножки шире, ротиком побалуй Дину, а я пока буду смазывать тебе попку! – резонно перевела тему Роксана.
- Я и сама могу, мне не сложно.
- Сама ты так глубоко не войдешь. Слышала когда-нибудь о фистинге?
- Нет.
- Вечер закончится именно им, и не буду рассказывать тебе подробностей, чтобы не испугать прежде времени – обрезала концы Роксана.
- Поверь, будет приятно, если научишься расслаблять сфинктер и не станешь напрягать мышцы заднего прохода – улыбнулась Дина и стала подтягивать меня за уши к своему влагалищу.

Я нехотя лизнула соленую прорезь, потом повторила мазок языком, почувствовав, как дырочка пустила капельку влаги навстречу его кончику, ухватилась за бедра, просунув руки снизу, и увлеклась работой. Лизать нужно было с интересом, иначе проникновение пальцев показалось бы мне слишком болезненным, но Роксана вставила мизинец, затем поменяла его на указательный, увеличивая тем самым диаметр дефлоратора. Пришлось пискнуть, шея невольно повернулась на пару градусов, но на том все прекратилось, потому что Дина крепко держала меня за уши.

- Лижи и расслабляйся, милая, так тебе будет спокойнее! – успокоил ее приятный голосок. – Рокси, не торопись, у нас весь вечер впереди.
- Уже не девочка, но еще не женщина! – парировала наше щебетание третья пташка. – Чем быстрее адаптируешь анус, приучишь себя к ласкам заднего прохода, тем приятнее будет весь процесс.
- Я стараюсь...

Роксана протерла зад салфеткой, удаляя смазку с ануса и начала канала, чтобы сделать ануслинг, расслабить мое нутро прикосновением горячей плоти, задействовать все рецепторы и нервные окончания перед следующим этапом мучительной подготовки. Никогда не думала, что проституток так могут готовить, говорят, в других квартирах такого хозяйки себе не позволяют, поэтому Амину все уважают, спрашивают совет, не кидают на деньги, в общем, как с родной душой. Мне же идти некуда, спать на задворках не хотелось, поэтому я четко подчинилась требованию, сулившего мне блага. Огнем печь начало не сразу, только когда язык скользнул по кромке кольца ануса и проник вглубь моей попочки, ягодицы Рокси разводила руками так широко, как позволяли ее женские физические способности. Чувствовалось, что разрыв жопы может настать в любую секунду, треском наполняя спальню, но внезапно звезды из глаз начали сыпаться и я кончила. Во время оргазма матку импульсно поразил разряд, кровь взбурлила и каждый уголок трепещущего тела наполнился жаром, дыхание прервалось, выжидая подкатывающей волны взрыва и только потом все процессы организма снова нормализовались.

- Кончила? Как быстро! Обычно при дефлорации анального отверстия все рыдают, а ты получаешь кайф – обратилась Роксана ко мне.
- Перевозбудилась от прикосновения женского языка – начала я скромничать.
- Да нет, милая, это у тебя особенность организма такая, любишь боль ты, только сама этого не понимаешь. Хочешь, докажу?

С этими словами Роксана принялась мастурбировать в моей заднице двумя пальцами сразу, потом тремя, заставила встать на колени и втиснула туда всю кисть, упершись большим пальцем в копчик. Внутри все горело, но боли я действительно не чувствовала, было приятно и чувствовался приближающийся второй всплеск эйфории. Дина выползла из-под меня, так как ей все равно ничего полезного не доставалось, взяла в руки гибкий черный фаллос и начала подменять соратницу. От члена я опять спустила, причем анус сократился несколько раз непроизвольно прежде, чем я почувствовала тепло собственными мозгами.

- Все будет быстрее, чем мы думали! – засмеялась Дина.
- А то, тут попка огонь, все проститутки о такой дырочке мечтают, чтобы стала пластилиновой от одного двух тычков.
- Это плохо? Я что-то не совсем понимаю.
- Ангелина, просто в социуме есть особи, подвергшиеся насилию на улице или дома хватанувших горькой пилюли, стресс, психологический срыв заставляет тело работать иначе, свои слабые моменты человек делает сильными. Это словно защита от окружающей среды, окружения, своего рода ты скрытый социопат и возможно, навсегда останешься такой. Я бы или Дина ни за что не согласилась участвовать в акте публичного унижения, сексуального глумления, но ты полезешь на рожон, чтобы доказать свое бесстрашие и показать, насколько ты сильный человек. Считай себя особенной и сама оценивай свои поступки!


Читайте порно рассказы вместе с нами!