Порно рассказы
01 02 2014 в 17:02
Просмотров: (11659)

Журналист с изюминкой: примерка наряда


Я одевалась в спальне, а Эрик старался втиснуть свой молот в тесные кожаные шортики на молнии в ванной и должна признать, лучше бы мы помогали друг другу натягивать латекс. Кожа вспотела, делая похожей тело на кусок скользкого мяса, латекс начал липнуть и съеживаться уже на коленках, а на мою маленькую крепкую жопку костюм категорически отказывался налезать. Из ванной доносилось гулкое сопение и суетливое кряхтение напарника, признаюсь, ему давалось это не легче, причем очень переживала, чтобы Эрик случайно не зажал в молнии крайнюю плоть полового члена. Каждую секунду приходилось прислушиваться к его матерщине и недовольным восклицаниям относительно предстоящего вечера.

- Кристина, у меня получилось! Поздравь! – вскрикнул парень, выходя из комнаты.
- Чувак, а тебе не кажется, что ты похож на мамашу, которая неаккуратно вскрыла коробку с присыпкой. На тебе талька больше, чем на атлетах, которые влезают в компрессионное трико! – пошутила я.
- Тебя тоже нужно освежить тальком, тогда не так жарко будет, и заскочишь в свой наряд, как член в презерватив. Технику я отладил до совершенства в ванной, так что проблем не возникнет.
- В самом деле? Впервые при перевоплощении меня мужчина сравнивает с членом, а одежду с гандоном. Обычно это я всяких мудаков называю гандонами!!! В гидрокостюм не так легко себя запихнуть, как кажется, но спасибо за совет. Слушай, мы всего сутки вместе и ты так легко мне доверил свою честь. Почему?
- Понимаешь, я люблю все неизведанное. Банальности меня отталкивают, классический секс превратился в повседневную скукоту, я долго искал женщину, с которой будет весело в постели и тут позвонил твой начальник. Наше зыбкое доверие – это клей, которым мы скрепили отношения, физическая близость – это момент засыхания этого клея, и чем выше температура в секс-преисподней, тем активнее мы скрепляемся. Если же ты не будешь испытывать интерес к чему-то новенькому, тогда считай, что наш крепеж смочен водой, и чем дольше будет на нас действовать влага, тем скорее мы распадемся как пара.
- Закрутил, но так высоко поэтично это звучало, у меня все взмокло между ног! Хочу тебе пососать!
- Кристина, времени в обрез, мы еще с твоими складками не разобрались. Ты сейчас похожа на шарпея, все внизу слиплось, морщины нужно разгладить! – переволновался за срыв мероприятия Эрик.

Мы вошли в ванну, Эрик взял в руки сухую мочалку, обильно накинул на нее белого порошка и стал круговыми движениями втирать мне в кожу, начав с ног. Его нежные руки блуждали по поверхности бедер, заставляя меня дрожать всем телом от сексуального волнения, колебания возбуждения били ключом из промежности, но кавалер лишь утирал влагу губкой и снова наносил тальк. Напудриться с ног до головы было легко, после этого я выглядела как тётка из рыночного киоска, торгующая свежеиспеченными пирожками, черный латекс и мое лицо полностью скрылись под пеленой белой пыли. Но костюмчик уселся идеально на мои широкие бедра, было недоумение по поводу того, как действовать, если вдруг зачешется между булочек в самой попке и иногда я чувствовала дискомфорт от скрипа аксессуара, что очень напоминало выпуск газов.

- Давай протру влажным полотенцем тебя, киса! – ласково заигрывал Эрик.
- Котяра ты мартовский, так и хочешь снова руку мне между ног запустить? Так привлекательно выгляжу?
- Очень! Не поверишь, наряд приукрасил твои достоинства и скрыл недостатки, грудь, попа, ножки просто отменно выглядят, а животик кажется плоским, как доска.
- Все-таки тебе мой живот не нравится?
- Нравится, но можно низ чуток подтянуть, чтобы через пару лет не выглядел как сумка у кенгуру.

Меня слова немного обидели как женщину, но я привыкла, как журналист воспринимать критику в лоб, чтобы потом воспользоваться полученными знаниями. Пришлось повозиться с поясом, чтобы незаметно пришпандорить скрытую камеру на ширинку, часы не должны были вызвать никакого недоверия, но я попросила Эрика ими не светить сразу, а только после начала шоу сложить руки на груди и направить циферблат в мою сторону. Почему-то, стопроцентная уверенность в том факте, что нас ждет ужасная, беспощадная вечеринка не пропадала, прохождение face-контроля тоже требовало уверенности в себе и кое-каких знаний о садомазохизме. Сие серьезное мероприятие не должно было походить на детсадовский утренник или школьную вечеринку, даже студенческий отрыв с оргиями, распутными тёлками, пьяными шлюхами не мог сравниться с грядущей содомией. Почему я так уверенна? Обещанные мне деньги капнули на банковский счет, тут же позвонил Павел Андреевич и серьезным тоном, какого никогда не доводилось от него слышать, потребовал полной готовности и серьезности подхода.

За час мы пробежались по сайтам глазами, изучили некоторые тенденции БДСМ встреч, которые меня пугали, а у Эрика заставляли волосы шевелиться на голове. Я не удивилась бы, если бы он поседел за один час, но слава промежности этого не произошло. Оставались последние штрихи подготовки: мы напялили на себя маски, мне комфортно лег на хрупкую шею ошейник, но теперь моя осанка стала королевской, и любое прижатие подбородка к груди вызывало острое покалывание шипами. Маска Эрика была в стиле минимализма исполнена, она всего лишь скрывала лицо на уровне глаз, как у Зорро, а мой аксессуар полностью лег поверх прически и дошел до шеи, соприкоснувшись с ошейником. Молния на затылке запела свою мелодию, стискивая кожу, латекс идеально лег на глаза, рот был на замке, а две дырочки для дыхания совпали с ноздрями, словно производитель специально для меня сшил ЭТО. Проверка работоспособности шпионской аппаратуры, неприметной на фоне черных аксессуаров, показала идеальное качество, плохо, что зум не регулировался и нужно было занимать положение не более, чем в четырех метрах от объекта съемки.

- Все, назад пути нет! Ждем звонка от водителя, - смирившись со своей судьбой рабыни, прощебетала я.
- На колени, раба! – щелкнул плетью Эрик. Кто тебе разрешил садиться на постель.
- Да, господин, как скажете!
- Заткнись и соси! – вывалил мне прибор самец.
- Не сейчас.
- Заткнись, я сказал! Быстро соси, - последовал очередной взмах плети. – Пожалуй, для доказательства этого будет достаточно, если даже ты поверила. Руки заводи за спину, я тебя закую дома, чтобы потом не выглядеть неумехой.

В сумку Эрик сложил зажимы, себе на плечи накинул плащ, скрывающий его тело от посторонних взглядов, меня запрятал в кашемировое пальто. Перед выходом я взглянула в зеркало и ужаснулась: кожаный монстр на поводке, обувь на высоком каблуке, и только человеческие глаза бегали от угла к углу, выдавая мою натуральную сущность. Сексуального, возбуждающего я мало в этом видела, меня начало колотить после поворота ключа в замке, потому что я покидала свое надежное укрытие и отправлялась новый, неизведанный мир извращенцев. Последняя проверка и мы быстро вылетаем из подъезда по ступенькам к тонированному черному мерседесу, звяканье цепи привлекает разгуливающих в окрестностях собачников. Мы как два ночных супергероя бежали по мокрому асфальту пару метров, а потом быстро исчезли в салоне дорогого автомобиля представительского класса, резина протекторов взвизгнула и мы полетели по ночному городу.

- Добрый вечер, господа! – через опустившееся окошко обратился к нам водитель. – Мероприятие открытое, будет масса репортеров, журналисты, ваши, Кристина, коллеги по цеху, но…
- Здравствуйте! Знаете, как меня зовут?
- Я получил четкие инструкции, от которых не стану отступать под угрозой расстрела, вам тоже не советую. Инвестиции вложены, и никто их отзывать не станет! Нас проще прикопать в лесу, чем изъять обратно дарованные капиталы. Просто такой шанс крайне редок! И думать следовало, когда предложение было озвучено.
- Добавили мне адреналина еще больше. Так, что еще расскажете?
- Как только официальная часть закончится, масс-медиа и неприглашенных гостей оставят основные ценители подобных игрищ, приглашенные леди и джентльмены отправятся в неизвестном направлении. Вы по легенде отправили заявку на участие в качестве гвоздя программы, нужные люди поручились за вас, поэтому с поезда вам, Кристина, уже не спрыгнуть!
- Fuck, fuck, fuck!!! Мне это напоминает триллер о шпионском заговоре с похищением и последующей расчлененкой.

- Успокойтесь, ничего смертельно опасного не ожидается, все, кто ранее участвовал в подобных мероприятиях, живы-здоровы по сей день.
Эрик ввел меня в зал как животное на привязи, лязгая длинной цепью, куча камер тут же начала судорожно мерцать вспышками света и клацаньем затворов, некоторые особенно наглые коллеги начали тыкать в лицо микрофон, чтобы услышать хоть какой-то комментарий. Разговоры вести мы не намеревались, хотя я неожиданно побывало с другой стороны своей профессии, это как быть водителем много лет и потом пересесть на пассажирское переднее сидение – вроде бы напряга нет, следишь за обстановкой, во всем ориентируешься, замечаешь детали, но дискомфорт присутствует. Зале присутствовали десятки людей в разнообразнейшей одежде, мы были все как клонированные на птицефабрике, наряды отличались, но та или иная деталь где-то все равно встречалась. Заклепки, шипы, застежки, молнии, бандажи, маски, кольца – этого в изобилии было здесь, фасоны костюмов только отличались и чем они были эксклюзивнее, тем дороже, но в этой субкультуре главное отношение к боли, а не гламурный маскарад фетишистов. При входе нас зарегистрировали под настоящими именами, мне выдали белую кожаную ленту, которую я должна была повесить на запястье.

Рассказывать о пафосном движении и сумбурной суматохе, пожалуй, не стану, это никому не интересно и можно найти в изданиях подобной направленности, перейду сразу к мероприятию, ради которого, собственно, все и затевалось. Эрика охранник вознамерился не пускать на нижний этаж здания, я уже думала, что мой репортаж накрывается медным тазом, как вдруг дружок взъерепенился хуже кипятильника.

- Это моя рабыня и без меня она никуда не пойдет! – кинул Эрик шепотом охраннику с лямкой от микрофона за ухом. – Скажи шефу, что его вечеринка без гвоздя программы никому не будет интересна и сам пусть решает, входить нам обоим или же никому!
- Сейчас передам ваши пожелания.
- Мы тут подождем.

Я молчала, не проронила ни слова, ведь на моем рту была застегнута молния, приходилось держать язык за зубами, словно дала обет молчания. Эрик вел себя раскрепощенно, будто это мероприятие было его хобби, он не стеснялся общения с людьми, перекинулся несколькими шутками с госпожами, державшими своих рабов поодаль. Таких леди обычно рабы-революционеры сбрасывают с престолов по ночам, а потом переворачивают со спины на живот, ставят раком и свергают еще пару раз, чтобы наверняка госпоже не захотелось наказывать их за свободомыслие. Охранник подошел со спины, он отчитался перед юнцом, которого я знала всего сутки, как перед королем, мол, вы можете сопровождать свою рабыню и все дела. Камень с души упал, из глаз чуть не полились слезы радости, ведь нам удалось проникнуть в закрытое сообщество любителей жестокого секса, мой репортаж сулил огромную прибыль, как я уже несколько раз повторилась.

- Займите место у сцены, - обратился низкорослый сопровождающий к Эрику, - а вы, милочка, идете со мной за кулисы.
- Веди себя прилежно, сучка, иначе выпорю как грязное животное! – громко приказал мне Эрик, сыграв роль злобного господина. – Только посмей меня унизить своим неподчинением, отдам привокзальным бомжам на растерзание, чтобы они чихвостили тебя своими грязными концами.

За сценой меня раздели два здоровяка с мускулами, как у Шварценеггера в молодые годы, их обнаженные половые органы касались моей талии, вызывая гусиную кожу от поясницы до затылка, рядом вприпрыжку работала молоденькая нимфа с влажной губкой в руке. Она протирала мое тело теплой водой с добавкой какого-то экстракта и масла, чтобы тело начало после просыхания блестеть. Особенно осторожно барышня вымывала мне промежность, а два титана помогли развести в стороны ноги, самой этого делать не хотелось, я просто стояла как завороженная и наблюдала за всем будто бы со стороны. Сердце екало, выскакивала из набухающей груди, соски от возбуждения и напряжения сильно разболелись, но эта боль была лишь началом! Когда я полностью обсохла, кожа стала какой-то тянущейся, грубой, но совершенно лишенной липкости и чувствительности, желание заняться сексом куда-то улетучилось. Девушка закрепила на сосках по зажиму, такие же повесила на промежность, только в дополнение к ним шли незначительные грузики, оттягивавшие половые губы к внутренней стороне бедер. Эскулапы усадили меня на трон и понесли к толпе бушующих зрителей, свисты, рев, аплодисменты говорили о том, что шоу началось!

Я стояла перед собравшимися чудаками, выискивая глазами Эрика, он пробирался в первый ряд осторожно, чтобы не привлекать внимание, нужно было тянуть время, которого у меня, увы, не было. Парни склонились к промежности, нежно приоткрыли вход в отсек, оттянув металлические створки, их теплые пальцы прикасались к раздраженной плоти, вызывая ощущение боли, потому что артериальной крови было слишком много. Я взглянула на подошедшего Эрика, сложившего руки на груди и состроившего умиленную улыбку на лице, этот знак расценивался как полная самоотдача моего исполнения. Гиганты взяли меня под локти и повели к трону, на который поставили раком, наложница успела за это время надеть две перчатки, смазанные скользким раствором. Ее руки медленно входили в промежность, боль слышалась отголосками, но резей как-то не ощущалось, когда обе кисти вошли в чрево я начала неистово орать.

- Надеть кляп, рабыне! – приказала старавшаяся для публики блондинка.
- Да, госпожа! – синхронно ответили парни и как в сценической постановке обошли с двух сторон Кристину, застегивая ремешки пластикового поглотителя криков.
- За твой крик тебя ждут адские качели, но сначала гости насладятся двуручным фистингом влагалища!

После введения кистей конечностей в мое нутро там гулял сквозняк, и казалось все опустошенным, в образовавшуюся воронку можно было смело вставить жестяную банку из-под газированного напитка или соразмерный предмет, к примеру, гигантский половой член. Парни вязали узлы на руках и ногах, чувствовалось закрепощение движений тела, я была марионеткой, которой управляли, дергая за веревки. Внезапно блондинка дала знак, и мои руки оказались вскинуты к небу, ноги резким рывком веревок растянули на ширине плеч, голову извращенцы контролировали при помощи фиксатора на волосах. Я ревела, дергалась, хотела избавить свое бедное тело от мучений и внезапно нагрянувшей боли, вела себя как загнанный, беспомощный зверь в клетке перед расправой. Трон убрали в сторону, круг зрителей сомкнулся, каждый глазел на мою вульву, окровавленные зажимами сиськи и растянутую письку с дистанции полутора метров.

- Адские качели для Кристины, любезно согласившейся поучаствовать в нашем представлении! – продекларировала как конферансье блондинка.
- Хороша рабыня, готов купить за любые деньги! – крикнул мужской голос из зала.
- Она не продается, это бесценный кадр и сегодня вы в этом убедитесь! – свирепо высказался Эрик, расставляя паузы между словами.
- Дамы и господа, Господин Кристины Эрик! Он воспитывает милашку по собственной методике, поэтому так горд своим изящным творением.

К моему влагалищу после съема крепежей усилился приток крови, сильнейшая чувствительность и возбуждение подкатили волной, жар ударил в лицо, вызывая покраснение, на лбу проступили капельки пота, а промежность пустила сок страсти. Тут же к моей изюминке, моей сладкой горошине, к клитору поднесли вибрирующий массажный инструмент, заставив встрепенуться после оргазма. Чтобы создать эффект парения тело за ноги руки и косу подняли в воздух. Удалось насчитать шесть оргазмов перед тем, как мою брызгающую киску начали бить плетью, доставалось саднящим от притока крови соскам, пульсация раздирала мозг на части, ведь каждый участок тела сигнализировал о некотором изменении протекания процессов жизнедеятельности. Напоследок мне деревянными, жесткими прищепками сцепилиполовые губы, как два куска материи, блондинка надела страпон и приготовилась страпонить мое анальное отверстие на весу. Я пыталась протестовать, ведь агрегат оказался слишком уж велик, он бы испугал чернокожую любительницу больших принадлежностей, а меня шокировал больше, чем вздохнувшую в испуге публику. Взгляд пал на Эрика: парень стоял с раскрытым ртом, наведя циферблат шпионских часов и пуговицу для подсматривания прямиком в мой зад, по морщинам читалось его недоумение, а глаза выдавали заинтересованность предстоящим зрелищем.

С веревок меня снимали почти без сознания, практически бездыханной, я едва могла раскрыть глаза, внизу все дико болело, а зрители провожали меня с напарником сплоченными, всеобщими рукоплесканиями. Перед отправкой материала мы вместе пересмотрели отснятый сюжет.

- Как же нужно себя ненавидеть, чтобы регулярно позволять такое! – прохрипела я, полусидя-полулежа с грелкой под задницей в кресле.
- Ты держалась как самый изощренный мазохист, преклоняю перед тобою колени. Но сколько бы ты не просила за репортаж, возьми в два раза больше, так будет честно! – аргументировал выводы Эрик.

Наши с ним отношения начались уже в новой квартире, которую я приобрела за наличные, но с секс на долгое время уехал от нас в отпуск. Я не могла помышлять о малейшем проявлении заинтересованности в интиме, казалось, что все дырки и эрогенные места полыхали огнем и заставляли меня просыпаться от несносной, немыслимой боли по ночам. Психологический шок перевернул мое мировоззрение на всякого рода фетиш и извращения, но принимать участие разоблачающих проектах не перестала. Коллеги дали мне прозвище «Разоблачительница» и очень четко подходит моей неординарной, вечно ищущей приключения, бесстрашной натуре.

Рекомендуем прочитать: Журналист с изюминкой: новое задание.


Читайте порно рассказы вместе с нами!