Порно рассказы
10 03 2014 в 11:03
Просмотров: (16291)

Странное совпадение


Для точной формулировки моих поступков и каких-то действий не нужно углубляться в подробности моей жизни, тут и так все понятно – я плохой друг, бабник, лучше сказать, кобель с яйцами. В общем, во мне собраны не самые лучшие стороны человеческой натуры, я скорее существо, которое выживает в бурном море страстей, питаясь всем, что ему попадается под руку, нежели плывущее по течению и питающееся подножным кормом. Я акула, которой не стоит класть палец в рот или поворачиваться спиной, оставляя все самое хорошее без присмотра, кроме того, свое двуличие мне удавалось до недавнего времени отлично скрывать!

- Веня, поехали втроем отдыхать, - подначивал я друга на свершение глупейшей ошибки, - Лина очень будет рада провести с тобой незабываемый две недели отдыха!
- Саня, мы же договаривались, что поедем вдвоем покорять черноморские пляжи и черноморских девочек.
- Брат, кто ж знал, что тебе такая хорошенькая девочка подвернется. Если бы я мог это предугадать, то незамедлительно себе бы подыскал какую-то цыпочку.
- Если не будешь чувствовать себя ущемленным, тогда едем втроем!

Вот так хитро я подговорил занудливого товарища, которого легко называю другом, на несколько опрометчивых вещей. Во-первых, его новая телка нравилась мне не меньше, чем сексуальные певички с музыкальных каналов, во-вторых, личный повар нам ну никак не помешал бы, в-третьих, мне не придется искать двух сексапильных горячих подружек, чтобы потом одну из них даровать в качестве дани Вениамину. Да я вообще удивляюсь, как ему удалось захомутать такого цветущего, улыбчивого, ангельски-милого пупсика с огненно рыжими волосами и чудесными веснушками на курносом носике. Звали избранницу друга Полиной, ростом девчушка порядка ста семидесяти сантиметров, по крайней мере, не выше этой цифры, весом может быть килограмм пятьдесят, но тело у нее поджарое, ноги точеные из-за пристрастия к танцам, попка крепкая как два гладких морских булыжника, отёсанные морской водой, грудь четкая трёшка. Хрупкие ручки, нежные плечики, добродушие и позитивность спутницы жизни меня очень сильно заводили, порой я боялся спечься на том, что мой фаллос напрягается при виде розовых ступней чертовки. Желание ее трахнуть появилось спонтанно: мы втроем собирались идти на пляж после утреннего легкого завтрака, я уронил ключ от номера под стол и резко наклонился, чтобы его поднять, а Поля загляделась на Веню, который что-то внимательно изучал около столов с едой. Так вот тогда я заметил симпатичные белые трусики из тонкой материи, сквозь которую виднелась розовая плоть обольстительной, сногсшибательной прелестницы, милый рыжий кустик больше похожий на кисточку был на лобке, ножки гладкие и смазанные для большей хваткости загара.

Выпрямляться пришлось с опаской, что девица заметит мой похабный порыв заглянуть под юбку, но Полина сидела, сложа руки на столе и мило улыбалась, мигая в мою сторону своими зелеными кошачьими лукавыми глазищами. Это произошло в первый день приезда в отель, который нам любезно предоставил трехместный семейный номер за дополнительную плату, причем инициатором подобного выбора стала именно Поля. Уж не знаю, почему она не захотела остаться наедине с Веней, возможно, побоялась, что тот будет жучить ее каждую ночь в рот и другие дырочки или уберегла меня от блядства в отдельном гостиничном номере, куда можно было бы приводить местных вертихвосток толпами. Парочка спала на удобной двуспальной кровати, а мне приходилось ютиться на жесткой софе, которая немного поскрипывала при перевороте с боку на бок, что неимоверно раздражало. На пляже так вообще мест себе нельзя было найти: Полина как специально подобрала для курортного отдыха самые откровенные купальники! Если все девушки ходили с провисающими попками в трусики, то у этой рыжеволосой бестии были всего лишь две полоски, и нагнись она сильнее, я мог рассмотреть контуры ее рыжевато-коричневого ануса. Сквозь лифчик можно было рассмотреть занятную пигментацию сосков, загар вскоре начал превращаться в бронзовый оттенок и чертова развратница стала отодвигать аксессуар, чтобы белые полосы окончательно пропали.

Чтобы как-то усмирить моего красноголового дракона в тесных плавках приходилось долго плавать в прохладной воде, пить спиртное и отворачиваться от притягательных прелестей, которыми пестрил золотой пляж. Однажды я напился как свинтус еще до обеда, поэтому отправился в номер раньше моих влюбленных, проклиная этот горе-отдых, на который я согласился, они пришли приблизительно через час, якобы, чтобы не сгореть на солнцепеке, однако я в этом рассматривал настоящую диверсию.

- Поля, давай займемся любовью, - шептал на ухо Веня свое даме сердца, которая складывала полотенца на кресло около кровати.
- Веня, мы не одни в комнате! Как же так можно?
- Да Саня нажрался, его теперь ничто до вечера не разбудит, гляди, как смиренно сопит! – указал товарищ на меня. – Слушай, я которую ночь упираюсь тебе в попку членом, а ты повертишь горячими ягодицами, разотрешь мой член, а потом динамо включаешь!
- Я не могу так, понимаешь! Потерпи, домой вернемся, я все для тебя сделаю.
- Съездил, получается, на отдых, вернусь без единого траха, даже минет сделать не хочешь! – продолжал сыпать упреками Веня.

Исполнение актерского сна было бы оценено знатоками театрального искусства на отлично, экстрасенсорика мне подсказывала, что ненавистные взгляды друга падали на мою самодовольную рожу, причем он во всем винил именно меня, а не свою новую подругу, подвергшую его таким суровым испытаниям. Товарищ скользнул в душ, чтобы смыть липкую морскую соль с тела, а Полина специально повернулась ко мне лицом, сняла лифчик, трусики и стала нагишом рыться в сумке. Ее сексуальный животик с пирсингом на пупке был верхом изящества и мечтаний, более плоской была лишь распиловочная или гладильная доска. Полина всегда обмывалась под душем на пляже, поэтому влажный наряд она снимала в номере, развешивала сушиться его на балкончике, а после обеда надевала другой, чтобы щегольнуть перед глазастыми мужиками. Бурый анус виднелся из попки на фоне бледных полосок в самой ложбинке между булочек, соски тоже окружали небольшие круги белого цвета, от которых люди избавляются только на нудистских пляжах. Я лежал и глядел на подругу товарища, а она не торопилась сделать все быстро, словно дефилировала предо мной как перед модельером в гардеробе перед важным показом. Глаза были раскрыты на 100%, когда девчонка увидела во мне наблюдателя, хитро улыбнулась и спросила:
- Давно не спишь?
- Я и не спал.
- Нравится на меня смотреть?
- Очень.
- Одному из вас нужно бы сегодня вечером напиться в стельку! Кому именно, решать тебе. А сейчас отвернись, пожалуйста!!!

Вечером у нас с Веней началось состязание на выживание, в которое мы не стали впутывать нашу прелестную Полину – виски+джин+текила+коньяк+ водка и все это полировалось сверху пивом. Естественно, я принял гору таблеток, снижающих действие алкоголя задолго перед посиделками, к тому же с завидной регулярностью отлучался в туалет, чтобы отправить продукт услуги «Всё включено» в туалет. Барышня поняла сразу, кто станет победителем чемпионата среди алкоголиков, а кому достанутся лавры проигравшего с возможностью тления на углях триумфа в ее объятиях. Поэтому она всячески подначивала нас продолжить борьбу в комнате, где в холодильнике оставалась припасенной бутылка Джека, ставшая контрольным выстрелом в хмельную голову Вени.

- Клади его на постель! – приказала фантазерка барским тоном. - Посредине, чтобы не свалился.
- А мы на диване уединимся?
- Лучше на полу!

Едва свет погас, мы упали на мягкие подушки, сброшенные с дивана на пол и образовавшие некое подобие матраса, наши губы слились в огненном поцелуе, пылающий, раскаленный орган упирается в ее мягкий лобок. Попытку протиснуться между бедер девчонка воспринимает как набег мародера, который пытается протаранить запечатанную дверь тараном, ее грудь набухает от желания и соски под надавливанием пальцев почти не продавливаются, настолько они стали плотными и грубыми. Лезу пальцами к тому заветному бурому колечку внутри попки, а реакции никакой, только таз немного отодвигается, оставляя торс на прежнем месте, из-за чего отверстие непроизвольно расходится и впускает палец вовнутрь. Гладить сиси и писю через трусы мне бы понравилось, будь мы наедине в комнате, но пьяный свинячий храп и нечленораздельное бормотание начинали сбивать с настроя, поэтому я решил действовать жестко, решительно, без потери драгоценных минут, пока Веня грезил в объятиях бога Морфея. Я нырнул рукой под трусики, стал искать тот рыжий пучок волос на лобке, кисточку, которая скрывает горошину дамского счастья, сочлененную с искомой точкой сладострастия в вульве. Полина перевернулась на правый бок, уперлась попочкой в мой сотрясающийся в спазмолитической, конвульсивной агонии член упругими ягодицами. Трусы она стащила резко к лодыжкам, а ее лифчик мне пришлось сдирать зубами, так как руки были заняты благородным делом – мастурбацией и стимуляцией груди.

- Войди в меня жестко! –приказывает бойкая, сообразительная, ванильно-сладкая сердцеедка.
- Какая же ты горячая, Поля – шепчу ей на ухо и чувствую губами, как по ее шее скатывается струей капелька пота.
- Не томи, я сейчас сгорю от наважденья.

Я подлез к ягодицам, нащупал рукой влажный разрез между половых губ, сплюнул себе на ладонь, чтобы умыть конец перед посещением императорской обители с тесными, фактурными, давящими стенами. Сердце ёкало, выскальзывало из груди, его стук отдавался эхом в стеклах и мог слышаться на шумной улице под окнами, подружка товарища громко застонала при проникновении, успеть заткнуть девице ее визжащий ротик, не было возможности. От шума Веня начал ворочаться и что-то бубнить себе под нос, чем нас реально рассмешил и заставил сбавить обороты до минимума.

- У тебя большой! Не думала, что настолько! – похвалила мое достоинство Поля.
- Обычный, - скромничал я, продолжая медленно входить и выходить из хлюпающего отверстия.
- Поцелуй меня нежно, хочу напитаться твоими губами всласть.

Мы оба лежали боком, непосредственный рыжик кусал мою нижнюю губу и пытался ухватиться засосом за уста, ее язык шарил по закромам ротовой полости и игриво боролся с моим языком, обмениваясь слюной. Громкий причмокивания усилились, когда я начал ускоряться и входить в отверстие полным махом, соскальзывая с подушки и отталкиваясь ногой от прохладного пола. Наши шорохи Вениамину не помеха, его сны куда интереснее того, чем занимаются на полу неверная подруга и хитрожопый товарищ, которого он считает своим другом. Мы наплевали на шум, стали жестко в пылу забвения подмахивать телами навстречу друг другу, шлепки ягодиц о бедра, удары живота о женскую спину гулом разошлись по комнате, это был венец наглости, который мы надели на рогатую голову бесхитростного Вениамина. Когда приблизилось семяизвержение, я вынул член, ибо ёрзал внутри барышни без презерватива как истинный мудак, подставил уретру вплотную к открытому пальцами очку и пустил горячую струю прямо в Полю. Ее же рука в этот момент бодро массировала мои яички, несильно сдавливая ладонью и помогая разрядить всю обойму в ее попку, при этом стоны стали такими явными и ощутимыми, что могли нашего алкаша пробудить от спячки.

С довольным видом я поднялся, не стесняясь, хлопнул рукой по заднице давалке, проверил пальцем наличие спермы в попочке, и обнаженным с уже увядающим паховым тюльпаном пошел в ванную, чтобы смыть с себя весь этот нечестивый, грязный порок чревоугодия. Свет из комнаты озарил образ Полины в темноте, ее спелую, сочную как два больших персика грудь, налитые бедра, промежность с растрепанными половыми губами и удовлетворенной улыбкой на лице сквозь распутанные огненно-рыжие волосы.

- Меня с собой возьмешь?
- Идем! Времени мало!
- Успеем!

Вслед за мной юркнула женское похотливое создание, я едва защелкнул дверь на замок, хотя сам не понимаю для чего, поцеловал искусительницу, которая начала опадать на упавшее к ногам полотенце. Мой вялый отросток в ее горяченном рту начал вновь набухать, в ногах появилась предвещающая оргастический выброс спермы дрожь, пришлось упереться руками в дверь и судорожно простонать. Цепкие пальцы мяли мошонку, дергали крайнюю плоть, которая сползла к головке, язык обрабатывал уретру, уздечку, кромку залупы, а учащенная пульсация предвестила своими толчками изнутри о предстоящем семяизвержении. Улыбчивый, сказочно сексуальный пупсик поднял зеленые изумрудные глаза, ласково растянул губы в улыбке и стал получать кипящие влажные подарки на язык, йогурт мгновенно отправлялся в глотку, а оттуда в желудок. Полина делала очень жадные глотки, несмотря на качественныйAllInclusiveи отменное питание в столовой нашего отеля, видимо, проголодалась после встряски и адреналиновых перепадов. Моя гладкая мускулатура прекратила быть твердой еще до рассвета, который недоступная для Вени Полина встретила в постели с улыбкой на сонном лице, я же глаз не сомкнул, наслаждаясь аморальным поступком.

Сам понимаю, какая я после этого навозная куча, но всё сделано в угоду собственной эрекции, простата мне за это несказанно благодарна, а Поля после приезда разорвала отношения с Веней, так и не дав тому шанса показать себя в роли дамского угодника. Без объяснений и скандалов скрылась в неизвестном направлении, оставив самца с разбитым сердцем, которое продолжало кровоточить сквозь наложенные мною эмоционально-утешительные и неискренние бинты. Через время судьба нас разругала с Веней, видимо, решив, что так чудаку будет спокойнее и безопаснее, а я начал искать себе новых временных друзей и подружек для забав. Прошел ровно год после злополучной поездки, секс с каждой новой тёлочкой я сравнивал с той амбициозной, высоко импульсивной, страстной случкой на диванных подушках, ни одна потаскуха не смогла мне соснуть корень нежнее, чем это сделала в ванной Полина. Ни одна задница так не радовала меня, когда я членом, будто пистолетом на автозаправке примыкал к топливному бачку и сливал накопившийся запас семени вовнутрь. Мять сиськи я не перестал, но подходящих доек мне по консистенции найти не удалось и это безумно бесило, как влюбленного подростка, которого словно подтирку использовала опытная женщина и выбросила без права на апелляцию. Сука, она стала для меня гребаной Наташей Ростовой, я чувствовал себя Пьером Безуховым, который отымел бабу Андрея Болконского и теперь сам остался с носом наедине с собственными размышлениями. Без мата здесь было бы сложно удержаться, и я бы вылил еще больший поток грязи из своих уст, если бы не продолжение истории.

Прошел ровно год, Поля стала моим идеалом, на который нужно молиться, были попытки самоудовлетворения, но взрослому мужчине эти мыканья не подходят, поэтому нашел очень похожую внешне самку для интимных встреч. Моя новая зазноба сначала опоздала, а потом и вовсе перенесла встречу, поэтому я брел по своим делам, вдруг на пути возникла фигура знакомой ипостаси – Полину я мог узнать из тысячи даже при прямом попадании солнечных лучей на роговую оболочку глаз.

- Здравствуй, Саша! – сдержанно поздоровалась она со мной как деловая женщина, заходя в собственный офис, будучи начальником.
- Привет! – ласково улыбнулся ей в ответ, а у самого слезы накатились на глаза из-за солнца.
- Так и будешь молчать? Не сделаешь старой подруге комплимент?
- А ты не изменилась, - перебил я собеседницу, - такая же обворожительная и восхитительная!
- Я уже хотела обидеться!!!
- Где пропадала столько времени?
- Это допрос?

Ответа не было, я просто ухватился руками за лицо знойной по-прежнему рыжей тигрицы, поцеловал ее и стал исследовать уже знакомое и пока еще не позабытое тело, ухватился сразу за задницу, потом провел по груди рукой, снова решил отыскать маленькую рыжую кисточку на лобке. Полина не сопротивлялась, откидывала голову назад, кусая зубами мочку моего уха, ее щеки начали полыхать огнем, страсть вырывалась наружу, сладкие мгновения заставляли тело снова томиться в преддверии оргастического мучения.

- Саша, я замужем!
- Плевать!
- Если ты меня хочешь,тогда мы займемся сексом прямо здесь!
- Посреди парка? Ты с ума сошел? На нас люди смотрят косо!
- Хочу вновь ощутить то нелепое, адреналиновое возбуждение, а потом мы сбежим.
- Сколько же в тебе романтики.
- Поля, возможно, я люблю тебя!

При этих словах я уже нагибал ошеломленную пропажу раком на лавку, трусы срывать не стал, просто сдвинул их и стал жестко входить членом в приятную, сладкую щель, о которой грезил больше двенадцати месяцев. Сколько же инфантильности, податливости в этой самке, она не стала бы сопротивляться, будь у меня на подмоге десяток друзей, желающих ее обкатать, казалось, что она безразлична к своей судьбе. Боковым зрением я заметил нескольких прохожих, сворачивавших на окольную тропинку, лишь бы не мешать спариванию влюбленных, издали за нами наблюдали сидевшие на лавках незнакомые люди, но на их негативное покачивание головой было плевать.

- Что ты делаешь со мной? Зачем?!
- Потому что люблю и хочу. Ты разведешься с мужем и будешь только моей.
- Как скажешь. Входи глубже и резче! А я буду кричать от удовольствия.
- Не посмею закрыть тебе рот…

Скажу честно, специально пустил струю спермы прямо в вульву, задержал член внутри, пока вся жидкость до последней капли не излилась в брыкающуюся Полю, потом сел на лавку и, не вынимая мускула любви, усадил на себя развратницу. Так мило мы поворковали и даже обменялись телефонами, чтобы уже вечером выбрать место для свидания, но моя голубка снова упорхнула. Испарилась как туман поутру и моя судьба снова ждать неожиданной встречи! Что-то подсказывает, что мы встретимся в городском парке предстоящим летом, ведь у нас уже сложилась традиция один день в году посвящать нестандартному по своей нетрадиционной реализации сексу. И тогда я 100% Полину я не выпущу из своих рук. Никогда!!!


Читайте порно рассказы вместе с нами!