Порно рассказы
27 03 2014 в 06:03
Просмотров: (17945)

Знакомство с большим городом


На улице стояла тихая летняя погода, штиль и ни малейшего дуновения ветра заставляли всех ожидавших на перроне прибытия поезда людей потеть и жадно глотать из пластиковых бутылок прохладную, но очень быстро нагревающуюся воду. Пожилые люди ютились на лавках, в тени изнывали мамочки со своими чадами, ревущими из-за желания съесть очередную порцию мороженого, но холодное лакомство, по словам родителей, могло простудить горлышко. Неопрятный, дурно пахнущий алкоголик в грязной одежде, скорее всего это был один из многочисленных бродяжек, побирающихся в поездах и просящих милостыню себе на выпивку, сидел на крашеном белом бордюре, жадно жрал пиво, проглатывая хмельной нектар луженой глоткой.

- Распитие спиртных напитков в общественных местах запрещено законодательством, чурка! Кто тебе разрешал пить здесь пиво, на глазах у самых маленьких представителей человечества, этих нерасцветших цветков, нашего потомства! – поэтично молвил лейтенант Иван Федосеев, склоняясь лицом к алкоголику.
- Гражданин начальник, так я этого, ничего не пил, бутылку подобрал с земли, чтобы сдать в пункт приема стеклотары! – сумничал безымянный бомж. – Ничего не предъявишь!
- Упырь тупорылый, я сейчас тебе дубинкой предъявлю, с земли устанешь собирать зубы поломанными пальцами и скажу, что так и было. Кому, думаешь, поверят, доблестному стражу правопорядка или гниде вонючей? Бегом растворился в воздухе, чтобы зловонного запаха я не слышал!
- Все, капитан, исчезаю, как тень в полдень. Извините, пожалуйста, что нагрубил!
- Интеллигент попался! – бросил вдогонку мордоворот Александр Анисимов, поправляя фуражку своей толстой, грубой лапой. – Слушай, Иван, ты жестче с этим быдлом малограмотным, иначе на шею сядут, покажи им, кто в городе главный.
- Слушаюсь, товарищ капитан. Буду жестче, чем инквизитор в средневековье!
- Ага, только не сожги никого или следы грамотно прячь, если такой апломб, не приведи, произойдет. Знаешь, нужно как-то развлечься, иначе я сейчас сгорю от пребывания в этой форме, как осенний лист на костре.
- Соглашусь, сейчас выдернем какую-то простушку из пригорода, отведем в дежурную часть, разденем догола. Скажем, что рейд по поимке наркокурьера, начнет права качать, моментально отправится на обратном рейсе домой, а некоторые из них последние деньги ставят на кон, чтобы к нам попасть из глубинки.

Через несколько минут на платформе завизжали тормоза состава междугороднего следования, толпа повалила из вагонов, а два пронырливых мента начали искать одинокую молодую девушку, которую никто не встречает и не сопровождает. Из одиннадцатого вагона выскочила миниатюрная брюнетка со стрижкой под каре и несколькими татуировками на юном теле, сверху двое мужчин помогали обаятельной малышке спустить чемодан, причем каждый из них попросил впоследствии телефон, но девочка лишь послала ловеласам воздушный поцелуй. Со словами «Наш объект!» капитан обратился к младшему по званию лейтенанту, быстрым шагом полетел наперерез девчушке с сияющей от удовольствия правильной мордашкой. Миловидность куколки зашкаливала: 160 сантиметров в обуви, лет восемнадцать на вид, третий размер груди, правильные очертания попки, аккуратные, ровные ноги.

- Девушка остановитесь! – резко скомандовал лейтенант Федосеев. – Предъявляем документы.
- Простите, а по какому праву вы меня решили остановить? – изумленно начала хлопать брюнетка пушистыми ресницами, которые своей длиной почти доставали свисающей на глаза челки.
- Рейд по выявлению наркокурьеров. Вы подходите под описание человека, который должен совершить крупную поставку запрещенных наркотических препаратов. Что у вас в сумке? – благородно и выдержанно начал говорить капитан, надавливая своим авторитетным животом на девицу.
- Вещи. Вы ошибаетесь, вот мой паспорт!
- Так-с, Кондратенко Марина Олеговна, 1995 года рождения, уроженка города, прописка, детей нет. Милая, нам придется сначала перерыть твой багаж, а потом и тебя досмотреть, потому что слишком лицо твое мне знакомо и поведение у тебя странное, больно радостное, как у наркоманов.
- Отпустите. Не имеете права, я буду на вас жаловаться в прокуратуру! – завопила истерично брюнетка и попыталась оказать сопротивление, выдергивая хрупкую ручку из мужских объятий.

Капитан Александр Анисимов не боялся прокуратуры, начальства и даже самого высокого по званию человека в служебной части, с которым он неоднократно имел проституток в нелегально держащемся банном комплексе. Поддержку оказывал районный прокурор города Владислав Еременко, бывший тому родным дядей по отцовской линии, прикрывались самые гнусные преступления, дележка денег из казны и прочие ужасные вещи, о которых мало кто знал и догадывался. Мужчина схватил за волосы девицу, закрутил руку за спину, после чего повел ее под белы рученьки на досмотр, естественно, никаких понятых менты не думали искать, проверку инициировали с целью склонить к интиму глупую плутовку. Лейтенант двигался сзади с багажом, который тихонько стучал колесиками по плитке, его глаза любовались прелестными черными трусиками, въедливо вошедшими между сочных бедер, напрягающимися ножками, поспевающими за длинными шагами мусора. Иван прибавил ход, поравнявшись с начальником и лицом, оказавшим сопротивление, его глаза алчно пронизывали песочного цвета футболку, под которой колыхалась высокая грудь. Малышка злобно свела бровки домиком, напрягла свои вишневые губки и полила столько матерной грязи, что уши начали вянуть не только у оборачивающихся прохожих, но и привыкших к брани завсегдатаев зала ожидания. Озабоченные стражи правопорядка спланировали прецедент идеально – кроме них в дежурке не оставалось никого, только дежурный, принимающий звонки, остальные ребята разошлись по району, многие просто спрятались в укромном уголке, пережидая зной.

- В допросную комнату вези это барахло! – указал капитан. – Сучку пристегни к столу наручниками, чтобы не вздумала дергаться.
- Уроды, да я вас засужу, будете зону топтать! – раскудахталась гостья из провинции, хотя кроме амбиций у нее ничего не было в запасе. – Дядечки, отпустите меня, пожалуйста, я не преступница!
- Теперь не отвертишься, сучка. Оскорбление при исполнении офицера, попытку завладеть личным оружием, нанесение ущерба здоровью припишем, нам ведь тоже нужно как-то делать показатели?! - риторично поинтересовался толстяк с четырьмя звездами на погонах, напоминающими половой член с яйцами.

Озабоченный лейтенант Иван Федосеев в обычной жизни был известным гулякой-сердцеедом, он попортил несколько сотен молодых девчонок и взрослых женщин, пихал свой хер в любую щель, где было относительно влажно и тесно. Он раскрыл чемодан и начал осторожно вынимать женские вещи, джинсы, юбки, футболки его мало интересовали, но когда речь зашла о трусах, тут серийный Казанова расплылся в довольной улыбке. Извращенец при исполнении подносил к носу каждую деталь нижнего белья, внюхивался в него, вдыхая с упоением воздух, страха нагнал на девицу столько, что у нее соски замерзли от ужаса. «Хороши трусишки, в них случайно нет героина? - переходил мучитель к следующей вещи. – А в чашках лифчика случаем ты не перевозишь марихуану или спайс? Раз нет, будем искать». Наконец в комнату вошел капитан, успевший для бодрости употребить пару стопок коньяка, его красное лицо и мгновенно появившийся перегар выдали сразу причину его отлучения.

- Ваня, бросай ты этот хлам, раздень девицу до нижнего белья. Поглядим, нет ли при ней наркотиков.
- Слушаюсь!
- А-а-а, помогите, насилуют! – заверещала Марина.
- Чего орешь? Никто тебя не насилует…пока, но скоро начнет, дурнушка! – взревел гневно Александр Анисимов. – Если хочешь, можем найти несколько граммов кокаина в подкладке чемодана, понятые все подтвердят, наши ведь люди.
- Что хотите?
- Деловито заговорила красавица. Что могут хотеть два толстых потных мужика от такой изящной цыпочки? Угадаешь сразу или нужно несколько вариантов? Трахнем мы тебя по-тихому, а потом отпустим. Считай, что получаешь так вписку!

Девичья задумчивость заставила партнеров заржать, как двух коней в стойле, Марина уже проклинала то решение, которое заставило ее убежать из дома, ее этих двух товарищей ветром откуда-то принесло, а ведь могла бы скромненько себя вести, быть паинькой и тогда бы никто не докопался. Тут столько было кавказцев поблизости, а они вцепились именно в нее, понять, что это была спланированная подстава, чертовка смогла в два счета, а вот как выбираться из ситуации придумать не смогла, поэтому пошла на поводу у провокаторов.

- Раз хотите, так ебите, только зад мой не порвите! – расслабилась чикса и стала ждать, когда ее отдерут в два ствола.
- Услуга за услугу – мы тебе попу в целости и сохранности оставляем, а ты сосешь наши дубины так, словно слаще у тебя карамелек во рту не бывало. Откусишь хоть кусочек члена, вывезем в лес, и ищи концы! – пригрозил Иван, вспоминая, как на бане шлюха зубами конвульсивно хватанула крайнюю плоть, хорошо, что орган не оттяпала в припадке эпилепсии.
- Огрызками не питаюсь. Глотать тоже не буду. Кончайте в рот, а не на волосы – укладку эту делала два часа! – выторговала себе чуточку счастья Марина.
- Люблю тёлочек с такой деловой жилкой. Смирные, умные, покорные, всегда мужику скажут какую-то гадость, а потом от буя не оторвать, присосутся как пиявки и яйца крутят как калейдоскоп.

Расписать барышню оказалось очень легко: во-первых, не целка давно, во-вторых, ехала на заработки при помощи своей не истрепанной, юной манды, в-третьих, сама любила трахаться и нанизывалась органом сладострастия с оптимизмом. Когда напарники налили в горло Марине спермы, она сглотнула всю вязкую, терпко-соленую массу, после чего долизала остатки, проступавшие из уретр сластолюбцев при погонах. Такую заботу кобели оценили по достоинству и не просто отпустили из отделения – вызвали к нему такси и приказали ему бесплатно отвезти леди в любую точку города.

- Уж не знаю, послать вас еще раз или поблагодарить за сэкономленные средства? – удовлетворенно ёрничала самка, стоя с чемоданом у входа дежурной части.
- А ты номерок оставь, может, повторим встречу на Эльбе! – сориентировался лейтенант.
- Считайте, что сегодня вас обслужила со скидкой. В следующий раз будет стоить дороже! – набивала себе цену мадмуазель Кондратенко.
- К такой даме будем приходить с дисконтной картой! – сверкнул дежурной улыбкой Александр Анисимов, козырнул служебным удостоверением и грубо шлепнул чертовку по сладкой попке, оставляя примечательное красное пятно.

Приезжая проститутка не думала, что ее начнет кружить такой круговорот событий, она не догадывалась, что доброты от мусора не стоит ждать и подъехавший таксист на зеленой шестерке с оранжевой шашкой был в сговоре с насильниками. Из автомобиля, полностью пропахшего сигаретным дымом, вышел кавказской внешности мужчина, его черная борода отблескивала синевой, горбатый нос напоминал клюв орла, а татуировки из зоны сине-зелеными пятнами украшали крепкие волосатые руки. Горец Гегам Ахмеджановв бывшем заключенный, а сейчас таксист на побегушках полиции тарахтел на киче, а если говорить языком русским отбывал наказание по статье 131 УК РФ – изнасилование. Возвращаться на родину бесстыдник не хотел, ведь там его ждала кровная месть от соседей, чью дочь он каверзным образом отымел перед свадьбой. Он не просто опорочил честь, надругавшись над беззащитной темноволосой гордостью ее родителей, лишил ее чести в каждом месте с особой жестокостью и цинизмом, при этом мерзавец глумился над жертвой и издевательски шутил о том, что такую потаскуху муж не захочет в первую брачную ночь.

- Здравствуйте! Чемодан в багажник давайте положу! –с кавказским акцентом произнесло луковое горе и взглянуло в сторону подельников. – Слушай, долетим куда угодно за минуту, мамой клянусь, не успеешь моргнуть, как будешь дома.
- Эй, гонщик на корыте, катись медленно и аккуратно, будто хрустальную ценность везешь! – отрезала шутки клеящегося мужчины Марина.
- Зачем грубишь? Я со всей любовью, а ты так со мной. Хотел замуж позвать, а теперь не буду! – вновь начал докучливо приставать Гегам Ахмеджанов.
- Какого завидного жениха потеряла да еще с таким богатейшим приданным – развалюхой, которая старше меня лет на десять! – нагрубила снова недовольная выбором машины Марина. –Мне нужно доехать до автовокзала, оттуда три остановки вверх по направлению движения общественного транспорта, рядом с кафе «Каприз» свернуть во дворы через арку, остановить у подъезда №4. Все запомнил или на бумажке написать?
- Запомнил! Не переживай, мигом домчим.

Те, кто плохо ориентируются на местности и только приезжают из глухих закоулков страны с трудом могут отличать центральный проспект от дворовых улочек, им все кажется таким ярким, красивым, мигающим и призывающим что-то приобрести. Тут глаза разбегаются по сторонам, хочется ехать со скоростью улитки и впитывать в себя все преимущества, которых не хватает молодежи из глубинки. Марина тихонько сидела на заднем сидении, глядела то в одно окно, то в другое, не переставая крутить шеей по сторонам, она не видела прожигающие глаза Гегама в зеркале заднего вида, а изловчившийся таксист успевал помимо вождения что-то набирать свободной рукой на мобильном телефоне и курить. Гостья столицы не думала протестовать из-за того, что уже минут сорок колесила окрестности центральных улиц, она наслаждалась пейзажами рекламными щитами, архитектурными концепциями зданий из стекла. Когда же машина попала в пробку, девушка разочарованно вздохнула:
- Я должна попасть на собеседование к шести вечера, у меня назначено!
- Милая, здесь тебе не деревня глухая, пробки – это наше культурное достояние. Придется терпеть все тяготы и лишения большого города, как говорится, за красоту нужно платить.
- А пешком туда далеко идти?
- С чемоданом через весь город? С ума сошла, слушай? Тебя ограбят в первой подворотне или вытянут что-то в метро, здесь тебе не съезд приличных людей, скорее сборище отбросов отовсюду – кто-то зарабатывает горбом, кто-то юркими руками, а кто-то торгует телом.
- Интересное умозаключение!
- Слушай, ты думаешь, я не знаю, куда еду? Да там самые прожженные шалавы ютятся, пока их на вызовы не пошлют, кстати, ваш покорный слуга часто возит оттуда девушек к клиентам. Могу тебе чем-то подсобить, если будешь хорошо вести!
- Болтун, газуй уже, пропускаешь впереди себя машины.
- Ты многого не понимаешь. Этот гусь на LandCruiserвыше по статусу, машина у него крутая, связи есть, деньги. Попробуешь пикнуть и он тебя трахнет прямо у обочины, причем морально и физически. Я его уважил, пропустил, а он видишь, фарами мне мигает в знак благодарности, представляешь, мне, таксисту!!!
- «Хорошими делами прославиться нельзя». Слышал такую фразу?
- Тогда сделаем плохое дело, если ты того хочешь.

Гегам Ахмеджанов свернул на автостраду и быстро поехал от города в неизвестном направлении, Марина не понимала, куда ее везет водитель, подразумевая его уступчивость, купленную по щелчку пальцев полицейских Анисимова и Федосеева. Когда чурка нерусская привезла девицу в загородный коттедж, ее встречать вышло несколько таких же небритых, горбоносых горных орлов, как водитель шестерки, все они стояли со скрученными самостоятельно сигаретами в зубах, а сладковатый запах говорил об их неадекватности. Курильщиков марихуаны оказалось трое, четвертым был Гегам, который сразу расставил приоритеты своими доходчивыми словами «трахните ее после меня».

- Во, мля угодила в переделку. Теперь еще национальных меньшинств обслуживать придется. Не удивлюсь, что с такой арифметической прогрессией дальше меня ждет восемь кобелей и что-то подсказывает, что это не лимит в том борделе, куда я хотела сегодня попасть.
- Эй, мы тебя уже купили. С сутенером твоим я договорился! – оборвал размышления вслух Гегам. – Парням тоже хочется спускать пар хоть иногда, вот я и взял смелость поговорить с твоим боссом, он дал добро, просил вернуть через три часа без учета дороги.
- Меня только что жарили в комнате для допросов, пустите хотя бы в душ помыться.
- Эй, тут тебе не хоромы, мы на улице купаемся из таза. Можешь облиться и сразу за работу!

Брюнетка без стеснения сбросила с себя одежду на лавку, которая стояла около умывальника с тазом, набрала воды, ледяной и такой обжигающей, что захотелось плакать. Нужно было ладошками загребать воду, ждать, пока она хоть немного согреется от тепла рук и потом выплескивать воду на тело. При этом квартет черножопых иммигрантов зубоскалил и насмешливо пошучивал над девицей, пытавшейся безуспешно протереть ладонями мотню спереди, дойки, секеля между ног и особенно им понравилась попа Марины. «Похоже, отымеют меня сейчас так, как не имеют актрис в извращенных оргиях на телеэкране» - подумала гостья и тут же почувствовала, что на шее захлопывается ошейник. Попытку заговорить изуверы тоже пресекли – надели на рот кляп, руки завязали веревкой, от которой воняло почему-то рыбой, Гегам надел на ошейник цепь и приказал идти в дом. Вся делегация проследовала за ним вовнутрь, а когда Марина перешагнула порог общежития с затхлым, спертым воздухом, ее жестко толкнули в ягодицы со словами:
- Лежать, сучка!
- Что?
- Псина, я не давал тебе команду «голос», сказал «лежать», ты прижимаешься брюхом к полу! Понятно тебе, мразь?

Марина тут же прижалась сосками к деревянному, грязному полу, ее сочная грудь вдавливала маленькие жемчужины еле-еле, но вдруг на хрупкую спину стала грязная нога с дырявым носком. Это давил Гегам, он хотел, чтобы его покупка понюхала пол своим носом, лизнула его языком, а потом выставила зад и дала в нем гастролировать каждому члену в тесной комнате. На девушку впервые кто-то замахивался с желанием разбить лицо, поэтому она с испуганным выражением лица исполнила команды «лизать», «голос», «апорт».

- Рот раскрой, русский шалава! Буду туда плевать! А потом нассу и попробуй проронить хоть каплю!
- Сдурел совсем? Я проституткой работать приехала, а не писсуаром. Вези меня к хозяину.
- Хорошо подумай. Скажу, что отказалась работать, он с тобой и не такое сделает, смирной сразу станешь, будешь, как шелковая ходить по струнке и исполнять самые безумные прихоти. Поверь, у него есть инструменты воздействия на непокорных русских сук.
- Харкать и мочиться мне в рот не позволю. Делайте свое дело, только резинки наденьте, не хочу от вас заразу подцепить диковинную.

Великолепная четверка как солдаты в строю начали надевать на надроченные органы контрацептивы, первым трахнул Марину таксист, потом разделили его участь остальные, но одного захода горцам показалось мало. Они решили трахнуть девку группой: двое имели передок, остальные делили очередность у рта, после нескольких попыток отодрать в попу крикливую тёлку самцы решили не импровизировать. Ровно три часа катались на провинциальной вертихвостке, она как жаба хватала стрелы удачливых стрелков ртом, влагалищем, но попу не дала, запугав мужиков своими резвыми воплями. Когда набег кавказских диверсантов завершился, ноги едва могли свестись вместе, колени дрожали, в желудке появилась изжога и стойкая отрыжка с напоминанием вкуса спермы, влагалище горело огнем, а его чувствительность приближалась к отметке ноль. Отрезвить помогло ведро с теплой водой, которым окатил ее один из пахарей-трахарей, перепахавших лоно будто эскалатором, дрожью сменилась усталость, в зобу дыхание сперло, глаза вылупились в размере пятикопеечных монет, в них виден был испуг. Естественно, таксист привез девушку в пункт назначения, вот только с оплатой обманул – никакого договора у него с сутенером не было.

- Вот тебе и знакомство с большим городом! – обиженно простонала Марина, уводимая вглубь подпольного борделя одной из жриц продажной любви.
- Свыкнешься с несправедливостью, она здесь на каждом углу. Доверчивых дурочек любят все, ими манипулировать проще, чем марионеткой в кукольном театре, никогда слова наперекор не скажут, исполняют указания, как школьники приказы учительниц.
- И как же мне быть?
- А никак! Сунулась в эту кашу, так варись в ней молча, или лицо тебе изувечат. Текучка у нас тут всегда был и редко кто до ферзей из пешек доходил.

Так начался первый неофициальный трудодень Маришки Кондратенко в должности столичной проститутки, она сразу получила несколько бесценных уроков, который в дальнейшем помогут ей выживать. Остальные участники пьесы продолжают заниматься грязными делами, менты растут в званиях, а чурки все наглеют и становятся беспардоннее с приезжими потаскухами, вставшими на стезю грехопадения. Таковы законы больших городов!


Читайте порно рассказы вместе с нами!