Порно рассказы
10 04 2014 в 06:04
Просмотров: (20342)

Восьмое марта - грустный праздник!


Мой друг Эдик всегда был серийным однолюбом, ходоком по бабам, который быстро влюблялся, трахал свою пассию, а после этого натягивал штаны и убегал прочь от серьезных отношений. Джакомо Казанова современный носился от одной юбки к другой, хвастался захватами неприступных женских бастионов, рассказывал пикантные подробности, как он засадил этой под хвост или вдул другой за щеку. В общем, парень нарасхват, удивляюсь, как она до своего двадцати пятилетия не стер хрен о бабские гофрированные изнутри прелести, заразу экзотическую не подхватил, не попал в пикантную историю с чьим-то мужем или не стал любимым папочкой из-за глупого залёта очередной прошмандовки. Всегда с ним общались плотно, поддерживали самые теплые, дружественные отношения, но после моей женитьбы духовная связь между нами начала таять. У меня с Катей все реже получалось выбираться в компанию для пьяных посиделок, веселиться беззаботно в будни, которые были поглощены работой с утра до ночи, выбираться на концерты молодежных групп. Все ограничивалось редкими звонками по телефону, перепиской в социальной сети, причем очень кратко и по делу, без обсуждения мелочей. Но праздники открывают перед русским человеком безграничную перспективу – уйти в отрыв, напиться, повеселиться в компании разных людей без страха, что завтра придется рано вставать.

- Алло, Эдик, привет! Собираемся компанией восьмого? – позвонил я ровно за день до Международного Женского Дня.
- Привет, Макс. Да, будет алкогольное trash-party, уже продукты закуплены, алкоголь в ассортименте, с тебя только кинуть бабки на бочку и прибыть по указанному адресу с хорошим, позитивным настроением.
- Кто-то из наших ребят еще будет? – задал вопрос о совместных знакомых, с которыми мы всегда не кисло напивались.
- Будет Дима с Лерой, Стас с Людой. Остальные спрыгнули, их девушкам, видите ли, место для вечеринки не подходит. Короче, в клуб они собрались, туда им дорога. Будут новые персонажи, классные парни и девчонки, умеют тусоваться, не то, что вы пенсионеры, покрывающиеся дома пылью!
- Адрес в смс сбрось. Завтра посмотрим, кто там из нас пенсионер!

На собрании юных алкоголиков и почитателей слабого пола собралось семь брутальных мужчин со мной в том числе, девушек оказалось больше ровно на две, причем все дамы оказались такими лучезарными в свой праздник, что каждую при возможности захотелось бы отыметь. Встреча проходила на последнем этаже офисного здания, там у наших завсегдатаев оказалось несколько арендованных помещений с музыкальной аппаратурой и полной шумоизоляцией. Началось все банально и скучно: поздравления женщинам, низкие поклоны в ноги, блистание красноречием, но скукотищей несло за милю от всей этой постной шляпы, хотелось веселья. Поэтому быстрыми темпами начался разлив крепленых снадобий, все накатывали от души, мне показалось в один из моментов, что моя супруга станет вскоре визжать как свинка на четвереньках, а потом от обилия спирта в организме выпустит винегрет куда-нибудь под стенку. Сам я решил притормозить коней на переправе, чтобы не ляпнуть мордой в грязь перед симпатичными, стройными незнакомками в узких платьях и глубоких декольте, некоторые дамы впечатляли полушариями в своих джинсах, по которым я визуально водил глазами и мысленно уже имел одну гостью за другой. Что понравилось в этом мракобесии, так это моя свобода – жена отвалила надолго и не стала липнуть со своими слащавыми поцелуями, обнимашечками и прочей ерундой, от которой дома избавиться сложно. Я смог уединиться в кругу нескольких девушек, завести грамотно разговор на тему женской эмансипации, а потом резко объявил, что все мужчины должны содержать своих женщин, холить их и лелеять, отсыпать немерено денег на салоны, одежду, личные нужды, поддерживать в сложные мгновения. Это был бальзам самкам на душу, ведь их кавалеры явно не заботились об этих важных вещах, поэтому в их глазах я выступил настоящим супергероем, которому можно быстро отстрочить в свободной комнате.

Через полчаса тосты уже звучали за такие вещи, как сумасшедший секс, вечный стояк, минимализм относительно скромности и максимализм относительно похоти, что воспринималось нашими воспитанными девушками как должное. Веселье только разгоралась, в комнате для танцев уединилась несколько пар, некоторые балагуры выскочили обсудить политические распри в державе, выкуривая сигаретку. Я же положил глаз на одну рыжую бестию по имени Жанна, она хорошо знала моего друга Эдика и частенько с его новой компанией зависала в этом месте из-за большой любви к музыке.

- Жена у тебя ревнивая?
- Не очень, точнее не проверял ее на вшивость, но если увидит компрометирующие сцены, восьмое марта станет печальным праздником.
- А если уединиться на лестнице этажом ниже, кинется на поиски?
- Не знаю, в таком состоянии милая бывает редко и сейчас ей куда интереснее дурачиться в большой компании, плясать, выплескивать невыработанную энергию.
- Я бы тебе могла отсосать, скажу честно. Просто ты такой клевый парень, что я готова прямо сейчас взять у тебя на рот!
- Жанна, это, конечно, классно. А что от меня взамен потребуется?
- Ничего. Считай, что это мой тебе подарок за приятное общение и сказанные слова.
Мы ушли вниз, я оперся локтями на лестничные перила, голову задрал вверх и вывалил хозяйство, восставшее в позу Пизанской башни, бритый лобок и депилированная мошонка с перекатывающимися гениталиями внутри впечатлили Жанну.
- У тебя большой, Катьке повезло. Она довольна вашей интимной жизнью спустя несколько лет?
- Не хотелось бы обсуждать столь щепетильный момент. В принципе, никогда не жаловалась, вы же женщины умеете отлично симулировать оргазмы.
- Ясно, в рот кончай, чтобы одежду не законтачить!

Жанна полировала балдометр быстро и жестко, умаяться членососке было невозможно, видимо, годы обращения с королем пижамы приучил ее широко держать рот и сдерживать вытекающую слюну, которой она из-за размера хозяйства начала давиться. Звуки музыки и крики людей с приподнятым настроением слышались отчетливо, поэтому переживать было не о чем – любое приближение давало мне возможность натянуть штаны и, схватив в зубы сигарету, имитировать беседу с интересной девушкой. Угощаться сосунья вкусным йогуртом начала спустя пять минут, сама вызвала семяизвержение своей дрочкой, но при этом успела перед эякуляцией ухватить цепкой ручкой хер у основания сверху и снизу у яиц, тем самым вызвав дополнительный приток семенной жидкости. Привлекательная, жаркая, распаренная танцами самка провернула несколько раз руку, обжигая ладошкой и пальцами кочан, потом послабила хватку и стала принимать из пахового брандспойта мутную влагу на язык. Как вспоминаю это дело, так аж головка начинает чесаться от желания вновь повторить мою маленькую супружескую измену, которую загулом-то не назовешь, скорее выбросом пара в экстремальной ситуации.

- Молодчага, чуть дольше других продержался. Терпел?
- Скорее наслаждался волшебными ласками.
- Обманщик, вижу же, что держался до последнего мгновения. Удар в язык был мощный, меня не проведешь!
- Поймала на горячем, но лучше пусть это будет нашей с тобой тайной. Пойдем к остальным отдельно, чтобы не привлекать внимания.

Жанна юрко просочилась в дверном проеме, я же переводил дух, пытаясь угомонить сердцебиение и растирая ногой оставшуюся лужицу сперму на ступеньках. Выкурив сигарету, я направился в уборную, чтобы промыть свисток после грязного ротика рыжего солнышка с бледной кожей, а то вдруг еще кому-то потребуется услуга невостребованного мужчины. Непреодолимая тяга к слабому полу незначительно послабела, хотелось накатить пару стопок, чтобы ощутить новый подъем настроения, который поможет мне оставаться на одной волне с творящимся в комнате мракобесием. Там уже женка моя танцевала окруженная несколькими парнями, некоторые барышни чудили без баяна, другие хвастались своими очаровательными ножками, демонстрируя изысканные капроновые колготки и чулки. Глаза у всех были раскосыми от хмеля, на лицах довольные улыбки и минимум скромности, которая, в общем-то, должна украшать женщину. Я взглянул на Жанну, она болтала с Альбиной шепотом на ушко, явно предлагала попробовать на вкус мою сосиску, ее большие карие глаза, опушенные накрашенными ресницами солидной длины под дугообразными бровями, начали расширяться одновременно с улыбкой, пришлось в ответ подмигнуть. От моего жеста в глазищах начал плескаться едва различимый огонек страсти и похоти, приоткрытые губки, как бы намекнули, что пора дать ей аудиенцию. Казалось, каждый участник вечеринки был украшением помещения, но последнее будто жило собственной жизнью, не обращая внимания на присутствующих.

- Эй, пойдем с нами танцевать, это моя любимая песня! – вдруг выбежала румяная Катюша с испариной на лбу.
- Зайчик, ты же знаешь, я не умею танцевать! – сделал я глупую попытку отказать пьяной женщине.
- Одну медленную песню и пойдешь дальше прохлаждаться с парнями! – настояла заноза в заднице, пришлось в честь праздника переступить через собственные принципы.

Неудовлетворенную страсть решила восполнить во время танца Катюша: она вжималась всем своим худосочным телом в мою рельефную мускулатуру, жестко сжимала ягодицы руками, раскрыла рот для поцелуя, когда тот последовал, словно связалась со мной языком. Мы взахлеб целовались, покусывая вожделенно губы и сканируя полость рта своим мягким, обслюнявленным органом. На счастье песня оказалась слишком длинной, и это меня спасло от провального фиаско – я долго терся о ее промежность своим вялым мотовило, пока кровь вновь не начала приливать к еще мягкой головке. Именно в этот момент жена запустила руку ко мне в штаны, нащупала твердеющий конец с выпущенной капелькой слизкой смазки, провела по уретре рукой и оставила сок предательства у меня на головке.

- Как ты быстро завелся, я тоже уже мокренькая. Не хочешь уединиться?
- С удовольствием, только я уже такой пьяный, что могу легко опростоволоситься.
- Это ты намекаешь на тот раз, когда у тебя не встал?
- Именно. Для мужчины это слишком обидное предательство его собственного пениса.
- Судя по твердости, штырек готов к прочистке моей дырочки. Я видела в конце коридора свободную комнату, она не заперта и там имеется большой диван.
- А зачем ты туда ходила?
- Случайно! Мне сказали, что туалет в конце коридора, только я не уточнила в каком именно конце.

Мы с затуманенным взглядом помчались в ту самую комнату, увлеченные мыслью, что сможем остаться безнаказанными за секс в чужом офисе, который, возможно, уходившие сотрудники попросту забыли запереть на ключ. Счастливое совпадение давало возможность как в ранние подростковые годы с головой окунуться в озеро желаний, предаться сексу, пока вся компания ликует от очередного музыкального шедевра и газует от спиртного. При входе я задрал юбку жены, обнажив ее крепкие бедра на длинных ногах, ажурные трусики кровяно-красного цвета показались мне бесподобными, такого же тона был ее лифчик, чулки дополняли вид своим неповторимым мрачно-черным переливом и узорами. На лобке моего несравненного золотца виднелся русый пушок, она у меня натуральная блондинка без темных корней, как это часто бывает у перекрашивающихся представительниц прекрасного пола. Мы дико сопели ноздрями, сладко причмокивали губами и ласкали друг друга теплом своих рук, пробираясь глубже в параллельную комнату, которая не просматривалась из двери как на ладони. Перед тем, как засунуть супруге член, куда его стоит запихивать, я протер его головкой по сухой части трусов, потом сделал контрольную протирку ладошкой, удостоверился в его боевой готовности. Катя стала коленками на диван, раздвинула ноги, прогнулась и раскрыла отверстие пальцами, чтобы я не промахнулся со стопроцентной уверенностью и не угодил впросак или в половые губки влагалища.

- Возьми меня, мой жеребец! – стонала жена, а я медленно возил нефритовым стержнем по ее промежности.
- Кто-то кажется уже в кондиции.
- Поторопись, не хочу стоять с голым задом и твоим гвоздем программы между ягодиц, когда кто-то сюда зайдет!

Я подал тело вперед, продавливая раздвигающуюся без сопротивления нежную плоть, гофрированные внутренности чреваобжигающим прикосновением натирали головку хрена, подмахивания ножек жены усугубило самозабвенные, мощные толчки, которые сильнее перемешивали в организме смесь спиртных напитков. Жена откинулась назад головой, хриплый рык покинул ее гортань, сменяясь на протяжный стон, от моего натиска манда потекла, распахнутое наружу нутро начало цепляться за шкуру моего члена. Распахнутое лоно чавкало, текло и брызгало при ударах мелкими капельками бабской смазки из-за нелепой особенности тела моей Катюши. Амплитуда телодвижений начала увеличиваться из-за желания сильнее засадить, преддверие эякуляции уже отдавалось отголоском распухания головки, и расширения уретры перед выбросом семени, как вдруг нашу шалость кто-то решил нарушить.

- Кто-то идет к комнате, натягивай штаны и ныряй за штору.
- Блин, что мы как два преступника будем прятаться?
- Я не хочу сгорать со стыда.
- Кать, я уже был готов кончить, подумаешь, семейная пара решила развлечься.
- Я тебе рукой помогу спустить, не плачь и не веди себя как маленький.

Мы нырнули за темную штору, затаив дыхание как два грабителя в банке, чтобы не спровоцировать срабатывание свето-шумовых датчиков и датчиков движения, потому что единственный взмах шторы грозил раскрытием нашей легенды. Когда дверь распахнулась, мне оставалось застегнуть молнию, жена вовремя натянула трусы.

- Ты уверен, Эдик? Думаешь, стоит попробовать? – вызвал у меня искреннюю заинтересованность вопрос Славика.
- Меня к тебе тянет, чувак, так и хочется засосать тебя! – вульгарно отреагировал пьяный Эд, пришедший на тусовку с симпатичной девчонкой, чьего имени я не удосужился запомнить.

Сквозь тонкую материю шторы, просвечивающейся от горящей лампочки, мы увидели, как мой лучший друг, царапая нежную кожу носогубного треугольника его товарища, целуется взасос с мужчиной. Я молчал с ужасом в сердце, что мой друг гомосексуалист, пусть и не состоявшийся пока еще, на лице Кати просматривалось радостное возбуждение, и жестом она показала, чтобы я не проявлял нас даже в ущерб запятнанной репутации друга. На кону стоял исход праздника, благоприятное супружеское расположение, которое могло превратиться в адское недельное молчание, перерастающее в капризы и склоки. Мы замерли в ожидании, что сейчас поцелуй попросту прекратится, парни посмеются над голубым опытом и разойдутся, но они начали шарить грязными лапами по партнерским детородным органам, после чего Эдик упал на колени с разинутым ртом. Его пальцы давили набухшую плоть, мяли его яйца, от моей эрекции осталась лишь висюлька под трусами, зато жена заводилась как старый мотоцикл Ява, разве что ее рыка не было слышно, пар из ушей не валил на ее румяном обличии. Эдуард вылизывал червяка его бойфренда с трепетной лаской, касался кончиком языка тех мест, которых должна касаться лишь женщина или ты лично при мочеиспускании, полузакрытые пьяные глаза светились от счастья. Другой чувак откровенно задвинул агрегат в глотку партнеру, придержал любимого за шею, пока тот незабвенно причмокивал и восхищался, скорее всего, вкусом смычка. Разрядка произошла спокойно, как это бывает у гетеросексуальных мужчин, а вот меня реально начало тошнить от того, что Эд сглотнул кефир, который пошел из члена ему прямиком в пасть.

- Для первого раза достаточно, к сексу нужно подготавливаться! – грамотно прекратил содомию Вячеслав.
- Да, я понимаю, но это уже маленький шажок вначале длинной дорожки наших отношений.
- Будет круто, если мы подтянем наших девчонок и как-нибудь попробуем себя в роли свингеров.
- Представляю, мы с тобой жаримся, а девочки жучат друг дружку…
- Страпоны купим, чтобы разнообразить отношения...

С этими словами заднепроходные извращенцы вышли в коридор, мы же молча привели себя в порядок, переждали минутку, выглянули и перебежками вернулись к разлагающемуся, безнравственно и лихорадочно танцующему, непристойно беседующему, ущербному обществу. Богему пришлось покинуть, словно крысы мы бежали с тонущего корабля и в такси не обмолвились ни словом, уже дома нам с Катей пришлось обсудить увиденное зрелище со спецэффектами и умозаключения у нас обоих оказались не радужными.


Читайте порно рассказы вместе с нами!