Порно рассказы
17 04 2014 в 09:04
Просмотров: (66209)

Дневник пленницы


Привет, меня зовут Алина, мне 21 год и если вы читаете этот дневник, значит, я его все-таки завершила! Сами понимаете, люди не могут сидеть на жопе ровно, вечно в поисках чего-то экзотического, интересного, делающего их жизнь лучше, приятнее веселее. Я из таких девушек, которым нравится боль во всех ее проявлениях – обжигающая, резкая, тупая, ловлю кайф даже от зубной боли, реву, держусь за щеку и понимаю, что стою на грани между истерикой и желанием выпить таблетку обезболивающего средства. Долго списывалась в интернете с разными поклонниками садомазохизма, искала подходящего человека, который не просто плёточкой помашет, сказав несколько заезженных фраз перед сексом, будто индейский шаман. Мне нужен был человек, который выбил бы из меня дух, всю необузданную спесь, подчинил волю, но при этом не сделал инвалидом, короче говоря, мне нужен был профессионал в БДСМ-развлечениях. Форумов перерыла сотни, создала кучу тем, касающихся поиску господина (большинство любит чувствовать себя рабами, тратиться на покупку аксессуаров в этом случае не приходится), после беседы с несколькими наиболее понравившимися кандидатами назначили встречу. Оказалось, что один властелин обычный студент-очкарик, у которого повышенное либидо и высокомерие, другой зрелый мужчина с сединой в висках оказался бывшим мусором и его чувство собственного величия граничит с шизофренией, третий экземпляр всем своим поведением напоминал инопланетянина. Он больше всех подходил на роль господина, но я рисковать не захотела, ведь у таких ненормальных личностей может перемкнуть выключатель и того гляди отправит чудак меня на тот свет.

Спустя полгода мытарств я все-таки встретила подходящего мужчину, коротышкой его называть хотелось поначалу, но потом привыкла к невысокому росту. Он меня на голову ниже, при моих 185 сантиметрах, пальчики на руках пухлые, небольшой животик присутствует, но на встречу он пришел в деловом костюме с букетом цветов, чем меня обескуражил сразу. Он взял на себя смелость заказать бутылку отнюдь не дешевого шампанского, фруктов, после чего представился. Не сочтите меня жадиной, но имя назову левое, чтобы его не компрометировать и себе иметь возможность для встреч, если вдруг кому-то захочется через мои испытания. Обговорили условия с Дмитрием, он оценил мою позицию, непреклонность, силу воли, которая не должна была сломиться с первой минуты экзекуции, я же понимала, что этот изверг настроен серьезно, ведь только хладнокровные и совершенно не импульсивные личности способны заставить страдать своих пленниц.

Условия:

- фраза «Meduele»(с испанского языка) обозначает прекращение экзекуции;
- вести ежедневник с подробными описаниями событий;
- называть себя не иначе, как Рабыней, его Господином;
- за произношение мирского имени порка розгами;
- невыполнение приказа – наказание;
- повторное нарушение дисциплины – жестокое наказание, лишение права на прием пищи;
- оступиться трижды – моральное и физическое унижение по желанию Господина;
- садист испытывает удовольствие от своих деяний, мазохист от пыток, но происходить это должно одновременно, иначе садомазохизм себя исчерпывает и превращается в инквизиторский допрос.

День 1-й

Пришла неведомо куда в коротком платье, макияжа наложила на лицо столько, что шпаклевка могла начать осыпаться в любой момент, вульгарно размалевала губы, решила унизить Господина тем, что надела четырнадцатисантиметровую шпильку. Его полтора метра с кепкой и в прыжке против моих почти двух метров должны были вызвать дискомфорт или бурную ответную реакцию, но вместо этого господин спросил:
- Любишь высокую, неудобную обувь?
- Да, господин! – хихикнула я, постаравшись действовать по сценарию.
- Пока еще Дмитрий, но ты на верном пути, Алина. Не передумала? Все-таки десять дней подвергать себя подобному новичку не рекомендуется!
- Если уж дебютировать, то в блокбастере, а не в мыльной третьесортной опере! – провела я аналогию с фильмами.
- Тогда проходи в мой неприступный бастион. Адаптируйся, а я пока переоденусь! Руками ничего, слышишь, ничего не трогай!!!

Я вошла в мрачную комнату из красного кирпича с высоким потолком, на котором крепились цепи, у стен стояли накрытые простынями предметы и догадаться несложно, что под ними хранилось. Сыростью в подвальном помещении не пахло, скорее, чувствовался свежий прохладный ветерок, от которого по коже пробегали мурашки, промежности становилось дискомфортно, а пальчики на ногах начинали мерзнуть. Цокая набойками каблуков я прошлась к середины просторного помещения, глаза не уставали из-за достойного освещения комнаты, многие приезжие иммигранты сочли бы за честь жизнь в таком месте. Дверей, кроме входа, окон в комнате не было, слышалось дуновение кондиционера в темном углу, на небольшом столике было много свечей, которые никто пока не разжигал. От колебаний воздушного пространства где-то лязгнула цепь, морозец прошелся от копчика по спине к шее, это заставило меня встрепенуться и ощутить, что в ближайшие десять календарных дней я буду жить здесь.

На лестнице послышались шаги, они были тяжелыми, будто не нога наступала на бетонные ступеньки, а кувалда била со всего размаху, гулкое приближение господина настолько меня испугало, что комок подкатил к горлу, почувствовалась тошнота, жутко приспичило отлить. Когда в комнату вошел господин, я чуть не брызнула себе в трусики от страха и всего мирового ужаса, который охватил мой рассудок и поработил разум. Этот импозантный коротышка в строгом деловом костюме превратился в настоящего слугу сатаны, если не стал сам правителем преисподней. Движения сковывал латексный костюм с шипами и цепями, на толстеньких ножках были огромные сапоги размера так сорок пятого, если не больше, вспомнилась басня о соразмерности размера стопы мужчины и его полового достоинства, но эту пошлую мысль пришлось сразу отбросить в сторону.

С властным, надменным лицом господин обошел меня вокруг, его тяжелое дыхание, присущее всем упитанным и неспортивным людям, с импульсивностью взрывной волны вырывалось из ноздрей, обжигало меня приятным теплом. Господин явно склонен к крайностям, его безумно богатое воображение подчеркивает нестандартный наряд БДСМ-щика, холерический темперамент проявился при первом рыке в мою сторону.

- Стала в круг, мразь! Что глаза вылупила, в круг я сказал!!! – заорал истерическим, истошным, диким рыком мужчина, ухватил меня с силой за ухо и потащил к белому кругу в центре комнаты, который был незаметен глазу, если не присматриваться и не глядеть себе под ноги.
- Да, господин! – цокотала я бегом за своим властителем мук.
- Руки, сука, подняла! – скривил недовольную, неестественную гримасу. – Быстро, я сказал. Или тебе не терпится получить плетью по грязной жопе?!
- Она у меня чистая, - сорвалась в ответ фраза.
- Ты еще пререкаешься, рабыня? Порка тебе обеспечена.

На руках захлопнулись кандалы, соединенные прочной, несгибаемой трубкой, ноги украсило аналогичное приспособление, только трубка была в два раза длиннее. Господин отошел к стене, сорвал простынь, нажал кнопку, с потолка упала цепь с мощным карабином на конце, изувер подлетел ко мне, пристегнул к креплениям, делал он это мастерски, будто неоднократно перестегивал муфты на альпинистских карабинах. Молча, не выдавая себя ни единым звуком, мужчина пошел обратно, заставив меня удивиться, что тяжелые сапоги его ни капельки не звенели, он, будто порхал по воздуху, делал это так быстро и гипнотически, что заставляло меня растеряться. Дребезжание крутящегося механизма, приведенного в движение вращением маховика начало забирать одно за другим звенья цепи, руки медленно поднимались вверх, ноги едва доставали пола, когда натяжение цепи достигло предела. Потом меня ждала смена одежды: вместо изящных, женственных, сексуальных босоножек мне надели какие-то танцевальные балетки с каблуками, они были жутко тесными, неудобными и всю нагрузку от массы тела распределяли на большие пальцы ног. Конечности занемели очень быстро, не чувствовалось тело вплоть до лодыжек, икры пекли огнем, очень неприятные ощущения были в плечах.

- Рабыня, ты сильно дорожишь своим платьем? Оно тебе нравится? – задал вопрос с подвохом Дмитрий.
- Очень, мой господин, я его обожаю! Специально надела его, чтобы произвести впечатление!!!
- А мне насрать, сучка жалкая! – глубоким гоготом разразился извращенец, схватил обоюдоострый нож со стола, и начал резать одежду без сожалений.

Играть в молчанку было выгодно, пока не поймешь, как себя вести в какой ситуации, лезть на рожон несмотря на свое пристрастие к болевым ощущениям тоже не хотелось, поэтому я тихонько молчала и изредка постанывала, когда лезвие касалось кожи. Хозяин не торопясь разрезал платье сзади, оставив незначительный соединительный кусок на шее, потом задрал изодранную ткань, завязал у меня ее на голове. Остальное рассмотреть не получалось, приходилось догадываться: мужчина пальцами пролез сумбурно в область паха, бесхитростно вынул рывком лямку трусов, положил туда холодный нож и позволил ткани придавить оружие к моим разгоряченным половым губам.

- Будешь дергаться, лезвие изрежет твою зассанную манду, и ты стечешь кровью, блудливая потаскуха! – снова громко выкрикнул мастер пыток. – Ты этого хочешь?
- Нет, мой господин, не хочу!
- Жалко тебе, наверное, платья? Нижнее белье тоже не хочешь испортить, но стирать за тобой я не намерен. Оденешь то, что я тебе подарю!
- Хорошо, мой господин, как скажете.

Я почувствовала, как трусы начали сползать на бедра при оттягивании, затем хруст ткани при разрезании лишил аксессуара вовсе, но не окончательно – влажные от выделений трусики оказались во рту вместо кляпа. Лифчик изверг резал быстрее, его он швырнул в сторону, где послышался хлопок поролоновых чашек и тонкий звон от падения крючков. Неожиданно больно стало, когда соски попали в тиски, те туго сжали мелкие горошинки, когда плоть прекратила поддаваться давлению, заклинили. Аналогичное действие производилось с клитором, только на половых губах повисли зажимы с утяжелителями, начали их растягивать и доставлять дискомфорт, граничащий с болевыми ощущениями. Дмитрий отошел в сторонку, позволил смириться со своей участью, осознать ужас ситуации, адаптироваться к железу, его дыхание слышалось позади, он что-то перебирал на столе, наверное, выбирал аксессуар для порки. Как-то довелось заниматься самобичеванием купленной в магазине интимных игрушек плетью, кожа там слишком нежная, удары напоминали укус комара, после чего кожа едва почесывалась, поэтому переживать за порку особо не пришлось. И очень зря!!! По заднице начала стегать не плеть, напоминающая конский хвост (такая была у меня), а реальная палка, которая превосходила звания розги своим диаметром, по крайней мере, вдвое. Кричать мешали трусы, из глаз прыснули слезы, сопли свисли под носом, макияж при встрече с влагой растекся по морде и превратил меня из красавицы в замызганное чудовище. Жутко пекло в глазах, протереть пыталась о платье, но это не спасало, перерывы между ударами палки всегда были разными, видимо, чтобы не привыкать к постоянству, самому большому обману человечества. После каждого удара я ждала следующий, напрягая пекущие огнем ягодицы и как только думала, что порка завершена, получала дарственную подачу палкой по сраке.

- Экзекуция завершена! Сейчас я смажу зад кремом, будет немного щипать! – обрадовал Дмитрий приятной неожиданностью.
- Да, господин! – с дрожью в голосе сказала я мучителю.

Мучитель круговыми движениями наносил холодную, скользкую субстанцию, объемов не жалел, из-за чего ягодицы не чувствовали прикосновений его пальцев, щипать начало спустя несколько секунд после начала восстановительного процесса. Почесать зад я не могла, поэтому жжение въедалось все глубже в травмированный участок кожи, оно словно бурило в нескольких местах одновременно мелкими сверлами, желание прекратить невыносимое чувство граничило со сдачей. Наслаждение я не испытывала о щипания, но почти кончила от мысли, что терплю столь ужасный эффект, где-то в глубине души я ждала, что раны будут посыпаны солью для полноты кошмара. Господин послабил цепь, позволил мне упасть на четвереньки, как дикое животное, которое ему хотелось приручить, затем сорвал накидку с небольшой цилиндрической клетки. В высоту конструкция достигала двух метров, диаметр позволял мне стать впритык к стенкам, двигаться внутри этой штуковины было невозможно, дыхание затрудняла упирающаяся в клетку грудь. Господин снял с меня все оковы, помог проследовать в клетку, обращаясь словами:
- Милая, это твоя обитель. Чувствуй себя как дома и ни в чем себе не отказывай.
- Но как мне быть, если захочу в туалет? И перекусить бы не помешало?
- Тебе, чмо вонючее, кто-то слово давал? Но раз уж спросила, то отвечу – кормежки не было в сегодняшнем моционе, ссать можешь себе под ноги, а всю остальную гадость придержи в себе, иначе придется этим тебя потчевать на завтрак!!!

День 2-й

Я стояла в жутко неудобной позе, замерзшая, уставшая, измучанная, ягодичные мышцы пульсировали изнутри и дергались из-за вчерашней стимуляции нервных окончаний. Внезапно холодным дождем меня обдало из ведра, это невероятно пробуждает и отрезвляет после дремоты.

- Вставай, кусок человеческой плоти, уже петухи пропели, а ты все дрыхнешь! Вижу не рада меня видеть, это ничего, у нас с тобой сегодня длинный, плодотворный денек, программа, так сказать, не из приятных. Для начала очистишься, вымоешь задницу после дефекации, если страдаешь от запоров, сделаешь себе клизму, письку свою вымыть и выбрить, чтобы ни одного волоска на ней не было. Хуле молчишь, мразота?
- Внимательно вас слушаю, чтобы ничего не забыть!
- Это ты молодец, но хоть кабиной кивай, чтобы знал, что ты в сознании. На ягодицах у тебя дня через три ссадины покроются наростами, не вздумай их сдирать – это моё любимое занятие. Еще я люблю стричь ногти на ногах, но об этом потом расскажу, чтобы всю подноготную не выкладывать. Бегом в уборную, одежду там найдешь, размер подойдет, если не будет налезать, сбрей волосы и смажь себя присыпкой!
- Слушаюсь и повинуюсь! – язвительно ответила я, но не стала говорить финальную фразу, потому что оказалась заинтригованной на все 150%.

Опустошить прямую кишку и мочевой пузырь не составило труда, потому что я еще посреди ночи стала ощущать, как мне необходимо в туалет, прием ванны показался божественным дарованием, никогда не думала, что это может так ублажать человека с его низменными или возвышенными желаниями. Поняла одно, мы варьируемся исходя из ситуации – вчера меня воротило от мяса (я вегетарианка), а сегодня готова была сожрать целого слона, аналогично и с прочими вещами. Киснуть в воде казалось блажью, той благодатью, на которую стоит молиться жителям, не лишенным возможности каждое утро умыть харю проточной влагой или освежиться под душем. А ведь раньше я это делала на автомате, не задумываясь о положительной стороне! Одеть на себя обтягивающий латекс было несложно благодаря совету господина, сказавшего выбриться везде, где может пролезть бритвенный станок, хуже всего села маска – она давила на уши, волосы, которые начали болеть спустя какое-то время.

- У меня каменный забор не достроен, рабыня, ты сегодня побудешь моим личным строителем, грузчиком и проституткой. Задача: подняла груз, отнесла камень, положила на забор, вернулась ко мне, пососала губами член. Прекратишь когда все перетягаешь, или когда я спущу тебе в рот.

На заднем дворе, огороженном высоким забором из строительных плит для многоэтажных зданий, лежала целая куча разнокалиберных плоских глыб, которые мне предстояло перетягать. Дистанция пролегала от порога к мелкому заборчику, с одной стороны от которого пролегала дорожка, а с другой были высажены красивые цветы. В общем, перенос одного камня занимал секунд тридцать в самом начале, уже через полчаса я выдохлась и мечтала, чтобы мучитель мне скорее кончил в рот, поэтому больше сил прикладывала к мастурбации члена и минету. Поняла я не сразу, что могу строчить как Анка-пулеметчица неограниченное количество времени, поэтому носилась с камнями, сосала Чупа-чупс несколько раз и снова мчалась за камнем. Внутри тело вспотело, поясница так болела, будто в нее загнали осиновый кол, гребаный латекс неприятно шуршал при ходьбе и натирал в тех местах, где присыпка исчерпала свои физические свойства под влиянием пота. В конечном итоге свалилась на колени, уткнулась лицом в пах Дмитрию, проглотила член и безвольно его полировала, пока в рот не начала брызгать сперма, раньше бы ее я сплюнула, а с голоду и из-за обезвоживания пришлось быстро, жадно, единолично сглотнуть.

- Вот умница, сама догадалась, даже подсказывать не пришлось! – удовлетворенно проговорил Господин, когда я слизала последнюю, выступившую из уретры каплю семенной жидкости. – Но в следующий раз дождись разрешения, иначе выпорю.
- Хорошо.
- Воняет от тебя как от кучи навоза вперемежку с резиной. Не мешало бы снова тебя помыть, но раз десерт ты уже съела, то покормить тебя следует на свежем воздухе, а потом продолжим. Как считаешь?
- Сами решайте, господин! – дала правильный ответ озабоченному садисту, чем заслужила вкусное поощрение.

Мы вернулись в подвал, Дмитрий подкатил больничную каталку (уж не знаю, откуда он ее спёр), предложил мне прилечь, после чего крепко-накрепко зафиксировал поверх верхних и нижних конечностей, торса застегивающиеся ремни. Для полной фиксации примотал к ним подвижные части тела скотчем, вставил в рот кляп, под шею подложил валик, который окончательно сковал мои телодвижения. Когда зажужжал вибратор, внутри все органы перевернулись, матка заклокотала, сердце начало ёкать спопеременным ритмом, в душе появилась стыдливость, что я такая блядская и безотказная. Сама-то мастурбировала себе, но чтобы это делал мужик, да еще в столь нестандартном положении моего тела, уж слишком, даже моя не закомплексованная натура начала бить тревогу.

- Когда пилотку увидел твою, сразу понял, что дрочишь. Рукоблудие грех и за него ты попадешь в ад при жизни!

Дмитрий включил вибро, поднес игрушку к моему предательскому выступу под лобком, начал вращать круговыми и возвратно-поступательными движениями. Поначалу была приятна стимуляция клитора, потом я кончила, оргазм повторился трижды без секундных промедлений на передышку, мне захотелось орать, визжать, царапаться, придушить своего Господина, который, как оказалось, только начал марафон моих оргастических мучений. Когда в лоно нырнул шевелящийся как червяк вибратор, хотелось взмолиться и убежать их подвала разврата, потому что влагалище начало давать сбои и вместо экстаза насыщать тело неприятными выбросами влаги.

- Так ты гребаная брызгалка? Догадывался, многие девушки мазохисты не знают, что их манда стреляет выделениями при оргазме! – процедил нескромно бесстыдник. – В попу даешь? Один раз моргнешь – да, два раза – нет, три раза – хочешь попробовать!

Я моргнула два раза, потому что в задницу долбиться не пробовала, но потом подумала и добавила третий морг (извиняюсь за созвучное слово, ибоне знаю названия этому действию). Дмитрий понял, что там я девочка, поэтому дырочку нежно смазал смазкой, вставил резиновый тонкий стручок аккуратно, особенных болей не почувствовалось, точнее не получилось их осознать из-за работы двух вибрирующих устройств. Господин прикрепил скотчем вибратор для стимуляции клитора, отошел к столу и взял еще два аналогичных прибора, думала, он рехнулся, ведь все дыры заняты, но это было для пяток. От ощущения экстаза все рецепторы слишком перевозбудились, боязнь щекотки стала поводом для нестандартной экзекуции, от смеха легкие раздирало во все стороны, я думала, что грудная клетка разорвется вместе с сердцем, которое колотилось на бешеной скорости.

- Смотрю, попка у тебя готова к продолжению?! Хочешь стимулятор большего размера. Моргаешь – отвечаешь!
Я моргнула один раз.
- Ага, поиграть хочешь с судьбой. Раздирать дупло не стану, это слишком извращенно, тем более тебе потом жить с воронкой. Воспользуюсь электрическим стимулятором прямой кишки. Что думаешь?
Моргнула два раза, потому что пропускать через жопу электрический ток было откровенно страшно.
- Не бойся, не зажарит тебя изнутри. Там импульсы быстрого затухания, разряд слабый. Будет тепло и при расслаблении сфинктера приятно.

Моргнула единожды! Интерес и все дела, отказаться от интересного предложения не смогла. Зато потом кончила как из пушки, выдала из влагалища стакан вагинальной слизи, обрызгала все ноги, вспомнила садовый разбрызгиватель, мы с ним в чем-то похожи. Лежу, тащу, ору сквозь кляп, глазами хлопаю, намекаю на остановку, пытаюсь высвободиться и снова пускаю более сильную струю брызг себе на бедра. «Ети ж твою мать, Дима, прекрати так бездушно меня натягивать, непристойно вводить в оргастическую лихорадку, мне уже нехорошо от твоих развлечений!!!» - мечтаю я во время содомии. После часа зверских безобразий я оказалась освобожденной от ремней, самостоятельно приподняться даже на локтях не было сил, ноги трусились и поскальзывались на выброшенной писькой сыворотке. К концу дня по всему телу чувствовалась жуткая ломота, вырубало, будто после третьей подряд смены в шахте, а мой господин продолжал забавляться, правда, уже не так беспардонно. Просто нарядил меня в собачонку, надел ошейник, поводок и выгуливал по дому, заставляя в зубах тапки принести, газету, подать голос, скулить и выполнять прочие команды, которым учат наших четвероногих верных друзей. Спать я отправилась снова в темницу, в ту же клетку, где провела прошлую ночь, теперь она мне показалась такой уютной и любимой, но к холодку металлических прутьев никак не могла привыкнуть.

День 3-й

- Страна, подъем! – завопил Господин-самодур, тихонько прокравшийся в подвал, чтобы меня испугать. – Сосать будешь. Это не вопрос, это утверждение.
- Слушаюсь! – как солдатка в армии ответила хозяину, когда тот встал на табурет и сквозь решетку протиснул к губам пенис.
- Ты соси да запоминай, рабыня моя любимая! Исправно ты мне два дня отслужила, сегодня третий. Психика не сломалась, кукушки у тебя не отлетели?
- У-у!!! – положительно промычала, не вынимая из-за щеки болт.
- Сегодня чуток пошалим, усердствовать не будем, чтобы на завтра больше сил хватило. Как там попка, зажила? Вроде бы не сильно прикладывался, кровушка должна была запечься. Будем кусочки плоти отдирать?
- У-у!!! – негативно начала дергаться я, чем вызвала хитрую, неуважительную усмешку Дмитрия.
- Да, ты права, будет больно, причем во сто крат относительно предыдущих двух дней. Но плюс в том, что там слишком маленькая область поражения, нужно было конкретно прикладываться, а я тебя как новичка пожалел. Нужно просушить место, поэтому утренний душ отменяется! Буду драть живьем с тебя шкуру.

Строчить се желание пропало, попка снова сжалась как грецкий орех, ранки на коже из запекшейся крови начали зудеть, будто предчувствуя, что скоро покинут тело. Мои жалостливые глазки поглядывали на господина, который как Наполеон стоял на табурете с гордо поднятым подбородком и вздыбленным эрекцией детородным органом-сарделькой, как я его про себя называла. Толстенький, солененький, питательный, даже вкусный я бы сказала, но только не глядя в глаза моему изуверу. Угостившись спермой, я вышла из клетки, это был мой пропуск на свободу, дальше по накатанной дорожке – уборная, снова подвал. В центре комнаты стояло неприличное приспособление, в котором я должна была стоять раком, но для секса оно не подходило по высоте, зато у стены мерцал десяток огоньков зажженных свечей.

- Воск нужен, чтобы прижечь ранку, если вдруг пойдет кровь. Мы же не хотим занести инфекцию?! – риторически поинтересовался развратный господин.
- Нет, не хотим.
- Моя рабыня хочет секса для расслабления? Можно игрушками тебя отодрать в обе дырочки, попка-то уже готова к дефлорации. Или же я лично возьмусь и оприходую твои пещеры?
- Я не вольна решать, вы мой господин и судьба моя в ваших руках. Чего изволите, то и будет!!!
- Только третий день, а ты меня уже обезоруживаешь таким покорным послушанием? Браво! Знаешь, не хотел тебя трахать, грязная потаскуха, но все же придется!!!

Разработка глотки стала для меня прелюдией – огромный резиновый фаллос с неприятным привкусом и странным послевкусием вошел в рот, вызвал рвотный позыв, затем некоторое время торчал в неизменном положении, заставляя меня ронять на пол слюну в больших количествах. Альвеолы глоточные адаптировались не сразу к инородному предмету, но время нам позволяло хоть весь день учить меня делать королевский заглот, господин не торопился, смаковал мой озадаченный вид, потрепанную наружность, казалось, он мог кончить от последствий собственного садизма. Когда резиновая, гнущаяся дубинка вошла до указанной глубины, я замерла, дышать было нечем, но злить господина было неприемлемо, поэтому только после появления слез в глазах он дал команду вынимать. После этого тренировку пришлось повторить десяток раз, глотку изодрала себе беспощадно, соплей и слюны излила на пол целое ведро, тиран в это время подкатил странный аппарат с другой стороны от происходящей вакханалии.

- Будем разрабатывать одновременно две дырочки, чтобы время не терять попусту! – констатировал тиран, после чего сорвал покрывало.
- Ёбаный в рот!!! – не выдержала я и грязно выругалась.
- О, нет, моя хорошая, сквернословие нам тут не нужно. И совсем не в рот, как ты успела догадаться!

Предо мной стоял агрегат с мотором, который при запуске двигал длинные металлические палки, с насаженными на них фаллическими предметами из резины. Искусственные жезлы с принадлежностями могли двигаться как одновременно по заданной амплитуде, так и вразнобой, чтобы человеку жизнь малиной не казалось. Стандартный БДСМ-механизм выглядел страшнее киборга, который пытается нейтрализовать в прошлом беззащитного парня, у меня поджилки затряслись, а когда Дмитрий выпустил на наконечники смазку со звуковым сопровождением при выходе воздуха, вздрогнула всем телом.

- Расслабишься – получишь удовлетворение! Напряжешься – испытаешь боль. Надеюсь на второй вариант развития событий, обожаю видеть твои слезы, блядское отродие!!!

Он помолчал, всматриваясь в мои глаза, а потом добавил:
- Впрочем, я сделаю так, чтобы ты ревела и визжала как сучка, когда твоя кровь будет вскипать под расплавленным воском.

Так запугивали когда-то в гестапо партизан, применяли подобные устрашающие меры для запугивания противника, но никак не для игрищ сторонников садомазохизма, но мне было начхать, потому что адреналин взбудоражил кровь. Я оказалась зажатой в причинной позе, прямую кишку и влагалище господин нафаршировал смазкой, немного побаловал нутро пальцами, а потом запустил машину разврата на самой низкой скорости. Пенисы вонзались медленно, продавливали скользкую плоть, долго стояли на месте, а после выходили, затем последовало незначительное ускорение, от которого жопа запекла так сильно, будто туза засунули чилийский перец. На максимальной скорости я кончала быстрее, чем трубки поджаривали дырочки наконечниками, на удивление снова брызнула, истошно вопила и чуть не закричала «Meduele». Это был срыв, психика сдавалась под натиском изверга, тело не могло терпеть подобные нагрузки.

- Гляжу, тебе достаточно? Тогда переходим к основной части представления, где ты будешь гвоздем программы.
- Слушаюсь! – выкрикнула я и почувствовала моральное облегчение после остановки аппарата физического воздействия на плоть.

Дмитрий стоял около ягодиц, между лодыжек стояла толстая свеча, от которой веяло жаром, обрывать кусочки омертвевшей кожи он не спешил, ведь зияние алого ануса казалось ему таким привлекательным, что хотелось потрогать пальцами, что он собственно восхищенно делал. Когда ногтем он проник под корку, я зажала зубами губу, он притормозил, дал мне зажать мягкую палку, после чего продолжил. Оторвав кусок, он капал расплавленным воском свечи, давал твердой основе превратиться в жирную, горячую жидкость, нагреваемой от горящего фитиля. Боль? Что вы знаете о боли? Да ни черта, потому что тогда мою задницу поджарили живьем, я побывала в аду на бале сатаны, сварилась в котле грешников, после чего потеряла сознание.

День 4-й

Всю ночь я спала как ангел, еще бы, ведь после отключения рассудка господин отнес меня в ванну, привел в чувства, а затем разрешил переночевать в его спальне. Нет, мы не спали в одной кровати, ведь рабыне не пристало ложе хозяйское занимать, мне было выделено место рядом с кроватью, на подстилке, которую обычно занимают псы, чтобы не тревожить сон и охранять тело своего хозяина. Поверьте, не так все ужасно, как кажется, потому что после железной цилиндрической клетки мягкий коврик казался нежнее ортопедического матраса, легкое покрывало грело сильнее солнца, а удобное положение тела давало какое-то пространство для движений. Я спала как убитая, не чувствовала ничего – боль ушла, страхи улетучились, сомнения относительно продолжения сессии отошли, во мне витала безмятежность, спокойствие, будто выпила пузырек настойки валерианы. Но под утро началось ёрзание, хотелось писать, а господин еще спал, дернула ногой, но веревка с крепким узлом, который не разжать зубами, была моей привязью. Описаться? Налить мочи себе же в постель и продолжать спать в вонючей луже или потревожить сон господина, оборвать сладкий дрем и испортить себе весь последующий день невыносимыми пытками, от которых я все-таки сдамся и произнесу стоп-фразу?

- Господин, я хочу писать. Пожалуйста, умоляю!
- Отошла и сразу мне жить мешаешь? Не успела с того света вернуться, как права начала качать. Хочу! Умоляю! До утра потерпеть не можешь, дрянь неблагодарная??? – мгновенно включился в разговор Дмитрий, будто у него все фразы были заготовлены или мозг работал в режиме тирании.
- Извините, что огорчила, просто не хотела испачкать своими нечистотами такую уютную постель! – без репетиций среагировала я.
- Шавка, вставай, - пробормотал, отстегнув свою часть поводка от кровати господин, - ползи на четвереньках к туалету!!!

Приплыли! Хотела мочиться по-человечески, а оказалось, придется поссать по-собачьи. Дмитрий меня не разочаровывал ни на секунду, была довольна каждым его жестом, волевым решением, упреком, обидными высказываниями в мою сторону. Влюблялась в него и потому отказаться от продолжения игры не хотела, следовала приказам, как верный пес, коим он меня считал. Довел до туалета, поглядывая на болтающиеся под грудной клеткой сиськами, восхищался ссадинами на ягодицах, их покраснениями, когда шел сзади, глядел не только на последствия своей работы, но и щелочки, сотворенные природой. Он не повел меня в сортир, куда сам ходил изливаться, вывел на улицу под куст, приказал задрать ногу и поливать растение струей мочи. Я вслушивалась в пение сверчков, заспанными глазами глядела на фонарь под крышей для освещения территории, любовалась пунцовым небом, предвещавшим рассвет через несколько десятков минут. Полить кустарник не получалось, не получалось потому, что сфокусироваться, сосредоточиться на этом необычном для меня деле было сложнее, чем стерпеть невыносимую боль, держать равновесие было трудно из-за того, что боялась попадания мочи себе на ноги.

- Ты будешь ссать, мерзкое животное? – потирая руками плечи, обратился господин.
- Не получается! Наверное, из-за холода.
- Такое у мужиков бывает, когда кто-то смотрит, струя не идет. Ты меня что, стесняешься, мерзкая блядь? – чуть громче сказал Дмитрий, упирая руки в бока. – Ну, погоди, сейчас я тебе помогу избавиться от комплекса! Не вздумай мочиться, пока я не вернусь.

Этот приказ звучал как ультиматум, ослушаться – подписать себе расстрельный приговор. Косяков у меня было предостаточно, чтобы опытный садист отказался от продолжения феерической встречи без произнесения контрольного слова, поэтому решила терпеть, собственно, писать все равно не смогла. Господин вышел на порог, держа в руках знакомый мне вибратор по прозвищу «Червяк» - он вибрировал и извивался как дождевой червь в земле, роль которой исполняла моя плоть. Харкнув на пальцы белой, вязкой слюной, господин силой смазал щелочку между бедер, проник в писю так глубоко и жестко, как никогда прежде, вставил игрушку во влагалище, включил максимальную скорость. Подавляющее, неограниченное господство надо мною, полное доминирование с нанесением физических и моральных травм – это истинный фетиш моего господина и моя собственная отрада, чумовая, необъяснимая отдушина.

- Вынешь его после того, как пописаешь. Поняла, сучка? – шепотом на ухо сказал хозяин. – Я знаю, что девчонки ссут и трахаются разными отверстиями, вот сейчас ты мне это продемонстрируешь на деле!
- О да-а-а, господин! – возбужденно простонала в ответ и стала пытаться сделать то, зачем вышла на улицу.

Сфокусироваться на сексе было проще, чем на естественном, природном явлении, таком, как мочеиспускание, я сама ломала в себе волю, чувствовала, как жжение разрезает мочеточник, анус даже начал болеть от задержки выделений внутри. Внезапно я словила себя на мысли, что стою раком под кустом, абсолютно голая, на привязи, в манде у меня орудует приспособление, а я как дура стесняюсь неизвестно чего, пытаюсь кидать ненужные понты перед господином. Расслабление сфинктера дало поток желтой жидкости, которая при попадании на вибратор получала солидный разброс, это все равно, что вылить ведро воды на промышленный вентилятор, работающий в обратном направлении. Стою на карачках в луже мочи, мокрая грязь забрызгала мои ноги, часть попала на руки и грудь, чувство приближающегося оргазма заставило задержаться в таком положении на пару минут.

- Какая же ты грязная свинья, фу, меня просто тошнить начинает от одного твоего вида! – с омерзением в голосе просипел господин. – Долго еще в этом дерьме будешь копошиться, как опарыш?
- Еще минутку, пожалуйста!
- Тогда делай утренний отсос, чтобы мне хоть как-то возместить потерю сна!

Дмитрий подошел к моему лицу, встал обувью на мокрую землю, высунул гладкую мускулатуру, начавшую набухать, кисловатый запах немытого хрена ударил в нос, от него меня чуть не вывернуло. «Бывает, накопилось за ночь, - подумала я, неохотно пододвигая рот к головке, скрытой под крайней плотью. – Но не столько же?!». Казалось, что творожный десерт вызовет такое отвращение к минету, что я больше в жизни мужицкий конец в рот не возьму, хлопья белых выделений нависали гроздьями на кромке залупы, больше всего была покрыта шейка полового члена. Благодарю святых угодников и темноту, что не видела этого ужаса! Ощущения описываю, а не то, что видела собственными глазами, возможно, поэтому все выглядит так преувеличенно. Во рту слюна перемешалась с мелкими кусками творога, сплюнь я это месиво на сковороду, можно было бы испечь сырник или творожную запеканку, после поступления соленого кефира в рот, я сполна насытилась кисломолочным угощением. Сходила в туалет, называется!

Господин отвел меня в ванну, велел вымыться и приходить спать. Я быстро подмылась, блевала правда минут пять, юркнула в спальню на свою подстилку, сама на ногу привязала веревку, свернулась клубочком и, засыпая, услышала, как храплю. Утренняя пробежка для разминки показалась мне унизительной и неприятной, ведь носилась я по двору на натянутом поводке, ручка которого была зафиксирована железным колышком в землю. Это напоминало бег по кругу, не доставало только милого, пушистого кролика, которому мне нужно было оторвать голову. После такого бичевания колени болели сильнее, чем после стоянии на рисовых зернах в ранние годы, когда мама наказывала за непослушание, ладони пекли огнем, под ногти забилась земля и маникюрного набора, как вы догадываетесь, у меня не было. Безнаказанность партнера и мое личное согласие на издевательства совершенствовали методику пыток господина, он пользовался новыми уловками и ухищрениями. После выгула извращенец заставил меня сесть в прихожей на коврике, облизать ладони и ступни, потом вымыть ртом его запылившиеся ботинки, обувной фетиш никогда не любила, но выполнение приказов считала собственным долгом.

- Гляди, грязнуля конченая, какие ногти взрастила, сколько грязи под ними! – покачал головой, как недовольный родитель, мой хозяин. – Ну-ка немедленно очиститься!
- Как?
- Зубами, как это делают все собаки! Покажи, какая ты у меня чистоплотная!

Выглядело это аморально, непристойно грызть ногти нагишом на грязном половике? Дмитрий достал член и стал поливать меня мочой, лил большей частью на лицо и волосы, чаша терпения переполнялась, когда струя попадала в рот, потому что уринотерапия – это не мой удел! Но мочевой пузырь не бездонная пропасть, наполнитель имеет свойство заканчиваться и тогда наступает просветление после непроглядной тьмы извращений.

- Умница, как терпишь, не нарадуюсь, что познакомился с тобой!
- Спасибо, хозяин!
- Сейчас метнулась в сарай, там тебя вымою!

Меня испугало изменение действий, ведь обычно я мылась в ванной. В сарае напротив стены стояла шланга с водой, подаваемой помповым насосом из скважины на глубине сотни метров, ледяная жидкость обжигала кожу и ускоряла мойку тела, как ускоряется автомобиль при помощи закиси азота в фильмах про гоночные баталии. Мне показалось, я вложилась в армейский сорокасекундный лимит – вымылась, зарядилась бодростью на несколько лет вперед, избавилась от всяческого ощущения усталости. Конечно, чтобы не заработать пневмонию, Дмитрий отправил меня в нормальный душ, хлопнув по мокрой болящей ягодице ладошкой, со словами:
- Закаляйся и тогда не страшна тебе хандра!Кстати, Лёни Агутина знаешь?
- Слышала пару песен, не мой репертуар.
- Тогда вот тебе еще рифма с намеком «Хоп-хэй ла-ла-лэй, ты очко свое побрей».

Что тут понимать? Моя попка, уже не такая девственная, а прилично разработанная должна была приготовиться к анальному тест-драйву с неизвестным оборудованием. Войдя под струю воды, я заревела, рыдала так громко и не стеснялась, что господин меня услышит, глаза протирают, из-под ногтей выковыриваю остатки грязи, глубоко залезаю в прямую кишку, чтобы приготовить организм к неизбежному исходу. Сказать контрольную фразу и дело закончится, а ведь я еще и половины срока не отмотала, не такая я любительница боли. Ладно, переживу это испытание, а потом включу заднюю передачу, скажу, мол, хватило с меня, не буду играть в героя-самоубийцу.

Вышла из ванной, глаза натерла до красноты, в них будто песок насыпали, веки не смыкаются. Иду к господину, тело пронизывает дрожь, я никогда так и ничего не боялась, наша игра стала реальностью, чреватой получением увечий, преисполненной боли, страданий, заполненной жестокостью и бесчеловечностью.

- Что ты там скулила жалобно, сука? Домой, к папочке захотела? Беги, жалуйся, что дядя Дима тебя малютку так унизил!!! Ну же, плач, блядь, хочу увидеть твои слезки!!! – благим матом закричал мне в лицо господин, обдав волной теплого дыхания и брызгами слюны.
- Я не плакала, мой господин, - смиренно потупила взгляд в пол.
- Ах ты, лживая стерва, я сейчас тебя проучу! Молись, ибо поджарю тебя на электрическом стуле. Окорочка твои шмалить буду, пока запах горелого не почувствуешь своими обгорелыми ноздрями!!!

Я не знала, говорит ли он правду или это было психологическое запугивание, предназначенное окончательно меня переломить и заставить думать о БДСМ, как о чем-то ненормальном. Готовность к пыткам изувера была низшая, я дрожала как осиновый листок, зуб на зуб не попадал, каждое слово произносилось с заиканием. Еще помню этот ужасный холод внизу конечностей, он не покидал меня ни на секунду, заставлял чувствовать дискомфорт и призывал справить маленькую нужду. Уже на стуле, когда несколько смоченных электродов были на сосках и промежности, я поняла, что описаюсь, как неразумный младенец, хотя в мои совершеннолетние годы такое считается дефектом. От легкой нагрузки тока судороги пронзили мышцы, соски огрубели, я вспомнила маму, касание электрической волшебной палочки к клитору вызвало спазм, который чем-то напоминал оргастический вперемежку с судорогами от удара электротоком. От повторного касания я кончила, потом еще несколько раз описалась, снова кончила, пустив сквирт себе на конечности, истошно заорала, а потом произнесла «Meduele».

- Солнышко, ты как? – резко переменился и стал благородным джентльменом Дмитрий.
- В порядке, мой господин! – машинально ответила я.
- Какой я тебе господин? Игра окончена! Как ты себя чувствуешь?
- Раздавленной!
- Естественные ощущения нормального человека.
- Я думала, вы меня склоните к сексу.
- Собирался, - улыбнулся мой любимый палач обезоруживающей улыбкой. – Но в простой жизни я порядочный семьянин, который сейчас якобы находится в командировке.

После этого я привела себя в порядок, получила в подарок новый комплект нижнего белья, еще дороже, чем был на мне изодран ножом, красивое платье, купленное неизвестно когда, наверное, пока я куковала в клетке на жердочке, так сказать. Вкусно поужинала, обменялась любезностями с Дмитрием и выключилась на неопределенное время. Ах да, забыла сказать, что мое знакомство с тайным пристанищем извращенца началось сразу с дома, где я очнулась на кресле, якобы, перебрав вина в ресторанчике, по аналогичной схеме, только в обратном порядке оказалась я в том же уютном заведении, где встречалась со своим господином. Скажете сон? Откуда тогда на мне ссадины на ягодицах, совершенно иная одежда и белье? Хорошо, что переписка в интернете сохранилась, думаю со временем написать своему садисту и предложить очередную встречу! Я мечтаю, что он выкроит время для командировки и тогда уж точно оттрахает меня, как свою рабыню, теперь это идея фикс, заветная сексуальная фантазия и при том сбыточная.


Читайте порно рассказы вместе с нами!