Порно рассказы
21 04 2014 в 12:04
Просмотров: (262042)

Лучшая в мире теща и ее великолепная дочь!


Привет. Меня зовут Денис, 22 года, учусь, живу, точнее раньше жил с родителями, а теперь обитаю у своей девушки и тещи. Информация для затравки, подробности далее. У меня очень много друзей, в том числе и женского пола, как-то так сложилось, что своя похлебка не такая вкусная и вторую половинку мы всегда искали где-то на стороне, наверное, чтобы не портить дружественные отношения. У меня не клеилось с девчонками, поэтому некоторое время существовал один, та же парадоксальная тенденция сложилась у моей подруги Анфисы, парни от нее убегали как ошпаренные, хотя сама киса-Анфиса, как ее называли ласково ребята, очень воспитанная и скромная.

На улице прошел дождь, денег особенно распыляться в кафе не было, поэтому начал обзванивать ребят для совместных посиделок в парке на мокрых лавочках с капающими с листвы остатками дождя. Естественно, желающих прогуляться в столь романтичную пору оказалось не много, точнее одна Анфиса согласилась прошвырнуться по улицам, остальные ссылались на какие-то домашние проблемы. Идем мы мимо стендов с афишами, рассматриваем рекламные проспекты предстоящих выступлений звезд и спектаклей, тормозим у стенда с целующейся парочкой в красивых одеждах - у дамы красный цветок заплетен в волосы, нога задрана выше головы, грудь провисает в декольте и не может не вызывать восхищения мужчины.

- Поцелуй меня, трус несчастный! – тихонько пробубнила Анфиса. – Я так давно этого жду!

Я принял важный, серьезный вид, стер дебильную ухмылку с лица, ухватил подругу за талию и засосал прямо у этого стенда, она опешила, стала вялой в моих объятиях, руку положила на шею и стала отвечать взаимностью. Это был наш первый поцелуй, который вызвал миллион вопросов девчонки, посчитавшей меня телепатом, на самом же деле моя малышка просто проговорила вслух свои мысли. Расслышать желание девушки, сказанное в растерянности и шепотом, было так по-мужски, что Анфиса не прекращала меня лобзать своими сладкими губами и проникать языком в рот целый вечер. Чтобы не привлекать внимание прохожих, которые перескакивали через лужи и пытались укрыться от капель, падающих с листвы, мы отошли к мокрым лавкам, я сел задом в лужу, но промолчал, ведь сверху на меня села своей попкой подруга. Мы продолжали ласкать друг друга, передом чувствовал исходящий жар от ее булочек, бедер, очень жарко было в районе промежности и от таких мыслей начал расти член, эрекция выдала меня с потрохами.

- Махнем ко мне. Дома никого, мать будет поздно!
- Это то, о чем я думаю?
- Именно, я тоже только об этом и думаю!

Без фокусировки на эрегированном пенисе мы оба поняли, чего желаем получить от этого прохладного, сырого и промозглого вечера, от вожделения подкатил комок к горлу, а все тело начало трусить. Мужская природа требовала немедленно завладеть горячим передком Анфиски – ее сладенькой киской, инстинкты активизировались, мозг начал работать и подсказал, что нужно заскочить в аптеку за презервативами.

- Нужно в аптеку зайти. При входе подождешь или со мной пойдешь? – спросил я подругу, которую намеревался ебсти через несколько мгновений.
- Не хочу на улице одна стоять! – сказала Анфиса, проследовав в хорошо освещенное аптечное помещение. – Бери ароматизированные резинки, не люблю этот запах латекса ощущать!
- Только я надевать не умею, поможешь? – в полном кураже решил взять свою тёлочку за вымя.
- Шалун, помогу, конечно же. Я так долго этого ждала!

Красивейшего признания в любви от девушек я не слышал, это был наркотик для моих ушей, услада, от которой эрекция чуть не дарила фонтаном брызг в трусы, момент того сокровенного счастья, которое ищешь всю жизнь. Твердо для себя решил – если секс будет хреновый, все равно не разорву отношения! Такой настрой сделал для нас обоих доброе дело: использовали пачку презервативов в течение часа, чуть не изодрали друг друга в клочья, не думал, что кончать буду и тут же надевать новый контрацептив для продолжения. У меня было несколько раз с девушками, но приходилось брать тайм-аут на некоторое время для перезарядки орудия, а тут и отдохнуть не успевал. Первый презерватив Анфиска надела ртом на пенис, долго сосала мой колышек через латекс, а потом с ходу наделась на скользящий мускул любви, долго ёрзала, стонала, кровать чуть не поломали. Только снял заполненный спермой защитный купол, завязал узлом внутри сперматозоидов, чтобы не разбежались, как партнерша начала сосать увядающий паховый тюльпан, пытаясь вернуть ему былую твердость. Я же подтянул киску к своему лицу, учуял этот едкий солоновато-кислый аромат влагалища, подтянул ближе попочку к лицу и чуть не утонул во влажном омуте страсти, продолжавшем наполняться выделениями. В 69 мы ласкали друг друга очень естественно, не скупились проявлять эмоции, ощущалось, что между нами прочнее налаживается душевная привязанность, хотелось усовершенствовать процесс. Поэтому Анфиса стала мне тихонько дрочить под сладостные стоны, а я ее баловать пальцами, не прекращая лизать клитор. Когда воин ожил, мы его совместными усилиями упаковали в латекс и повторили порку, только теперь я был сзади, вгонял своей девочке шомпол в дырочку со всего размаху, старался подарить оргазм и таки подарил. Киска кончила, повалилась всем телом на постель, расставляя широко ножки, на, мол, Дениска, попользуй, чтобы не остывать! Я долбил щелку под протяжные, не прекращающиеся стоны и визг, при этом партнерша вновь испытала счастье оргазма, а за ней и я кончил. Смотав второй узелок и отправив его к подножью кровати, мы улеглись лицом к лицу, она мяла мой вялый член, я тискал ее грудь, все это сопровождалось сладкими, жадными, страстными, пылкими поцелуями. Третью палку удалось закинуть в позиции на боку, понял одно – Анфиса любит давать раком, это ее фишка, в миссионерской трахаться не очень приятно из-за строения дамского органа любви и худощавой попочки, под которую нужно подкладывать подушку.

- Ну, ты супермен, это было потрясающе! – продолжала стонать после пятиминутного постельного затишья.
- Сам в шоке, со мной впервые такое! – улыбнулся в ответ подруге, получившей звание любовницы или избранницы.
- Ты весь мокрый, как после дождя.
- Жарко невыносимо, внутри все горит. Мне нужно сполоснуться.
- Выходишь из спальни, сразу налево, прямо по коридору дверь.
- Спасибо, малыш, я сейчас буду!

На самом деле я хотел не просто освежиться, но еще и сходить в туалет, чтобы хоть как-то угомонить мой стояк – член снова начал деревенеть и требовать продолжить фестиваль возвратно-поступательных движений. Не успел сделать двух шагов, как из гостиной выходит навстречу симпатичная женщина, которую я видел на фотографиях, это была мать Анфисы, она просто не ожидала наткнуться на меня да еще в таком виде. Немая сцена, в голове бушует ураган мыслей, а с языка ничего не срывается, ибо стыдно, штырь торчит, лицо покрывает румянец от стыда.

- Добрый вечер, я Денис, парень Анфисы! – протягиваю ей руку, вместо того, чтобы прикрыть срам.
- Ирина Викторовна, очень приятно, молодой человек! – протянула в ответ ладошку и оценивающе посмотрела на выпирающий под пушком на животе орган. – Не хотела вас стеснять, санузел здесь!

Оказалось, она проследовала в квартиру вслед за нами, но мешать не захотела, потому что слышала, как летела в стороны наша одежда, фиксировала слухом каждый вздох, стон, скрип кровати через тонкие стены. Меня сковал страх, что моей новой девушке, которую отымел в первый же день перехода в отношениях от дружбы к половой связи, влетит от мамаши, поэтому не рискнул даже остаться на чай, чтобы барышни могли провести спокойную беседу. Ночью мы чатились с Анфисой, она сказала, что Ирина Викторовна оказалась приятно удивлена моей манерой общения, спонтанной вежливостью, проявленной в столь неординарной ситуации. Экстремальный выход без трусов тоже произвел на нее впечатление, потому что дочке она сказала о достойном размере хозяйства и намекнула, цитирую «такого мужика нужно держаться крепко, иначе уведут». Переборов стеснение, на следующий день я купил цветы маме моей любимой, коробочку конфет к чаю, оделся поприличнее, так сказать, чтобы не щеголять открытыми частями тела и пришел знакомиться в более адекватной атмосфере.

Встреча проходила в гостиной перед телевизором, мы много болтали об увлечениях, книгах, время летело быстро и когда настало время гостю, то есть мне покинуть радушных хозяюшек, Ирина Викторовна предложила остаться:
- Денис, оставайся у нас. Зачем тебе по ночи идти одному?
- Не хочется вас стеснять и родителей я не предупреждал, что не буду дома ночевать! – пытался отнекиваться я.
- Какой ты хороший сын, думаешь о последствиях. Давай-ка я с ними переговорю по телефону, объясню ситуацию, они поймут!

Я сам залез в капкан, сунул туда голову, помог ему захлопнуться, потому что в свои ранние годы уже имел некоторую самостоятельность и мог без опаски не приходить домой с ночёвкой, нужен был лишь телефонный звонок. Родители мне безгранично доверяют, поэтому звонок мамы Анфисы их ничуть не встревожил, они даже обрадовались, что состою в таких прекрасных отношениях с «будущей тещей». На том бы завершить историю, но подоплека в ней сыскалась случайно. Время шло, я все чаще оставался погостить у Анфис на ночь, уже приспособился стереть стеснение при появлении перед Ириной Викторовной в трусах, клал большой и толстый, когда она случайно вошла в нашу комнату без стука, а ее доченька как сосала мне член, так и продолжила сосать. Веселого в ситуации мало: я сижу с выставленной дубиной, девушка ее полирует, а мама интересуется, будем ли мы ужинать с ней совместно, причем бесстыдница не прекратила двигать шеей при появлении незваного гостя в комнате, я же улыбнулся и просто сказал «с удовольствием составим вам компанию». Аппетит у Анфисы в тот вечер был не ахти, наглоталась спермы, забила желудок, поэтому ковыряла вилкой в тарелке неохотно, я же проголодался как зверь.

- Анфиса, что это была за фигня? Ты хоть бы маму постыдилась! – начал я нравоучение перед сном.
- Зачем? Она у меня взрослая, прекрасно понимает, чем мы с тобой занимаемся. Или ты думаешь, я от духа святого зачата? – ласково улыбнулась моя чертовка.
- Просто меня так воспитали, а у вас дома я чувствую, как сам стал изменяться, даже не дергался, чтобы вынуть леденец у тебя изо рта! – переживал о последствиях столь распутного поступка. – Неудобно все-таки!
- Пойдем перед мамой извинимся, если хочешь!
- Только вместе, самому мне стыдно.
- Продолжаешь все стесняться как неродной. Пошли.

Она ухватила меня за руку и потащила в спальню к матери, при этом на самой Анфисе была прозрачная ночная рубашка, моя любимая, потому что могу легко шарить под ней, щупать прелести, ласкать пальчиком перед сном свою любовь. На мне же были шорты-боксеры, дававшие пространство красноголовому пленнику, в них член дышал и не сковывался, как в тугих, натирающих в паху плавках. Эту привычку я тоже приобрел после общения с тещей, которая доходчиво пояснила о нанесении непоправимого вреда мочеполовой системе мужчин при носке тесного, синтетического нижнего белья. Мы без стука вошли в комнату к Ирине Викторовне (это в их семье не принято), челюсть упала к полу – мама девушки стояла в неглиже перед зеркалом, убирая остатки косметики с лица. Я кинул взор на все еще упругую, спелую грудь, являвшуюся прообразом сисек ее дочурки, оценил привлекательность едва выступающего животика, а после разворота хозяйки квартиры увидел маленький треугольник лобковых волос, такой же точно был у моей девушки.

- Мама, - начала моя прелестная сердцеедка, - Денис немного некомфортно себя чувствует, после того, что ты видела перед ужином.
- А что там было? Я не разглядела?!
- Ну, просто Анфиса... - замялся я, чувствуя усиление эрекции, - ласкала меня ртом.
- Ох, какие пикантные подробности вы мне рассказываете, ребята. Вы же уже достаточно взрослые, чтобы посмотреть на это со стороны как на обычный природный процесс. Тут ничего такого нет, как и в том, что мужчина возбуждается при виде красивых женских форм. Правда, Денис?
- В принципе, вы правы, просто не хотел тему оставлять недосказанной! – попытался спрыгнуть я с беседы, поправляя рукой оттопыренные трусы.
- Это Анфиска потрудилась тебя так возбудить или ты рад меня видеть? – нажала на больное место теща.
- Просто вы так великолепно выглядите, просто не смог это удержать!
- Милая, позволишь мамочке с Денисом пошалить немного, я его быстро тебе верну? – обратилась теща к дочери, будто меня не существовало в тот момент в комнате, а мнение мое никто не учитывал.
- Конечно, мамуль! – быстро согласилась Анфиса. – Денис, маму можешь не стесняться, она у меня прелесть! – завершила беседу моя избранница и нырнула в щель, закрыв за собой двери.
- Вы, хотите заняться любовью? – не выдержал я напряжения, представляя, что нахожусь во сне.
- Любовью ты с Анфисой занимаешься, а со мной мимолетный секс. Давно договаривались общаться на «ты», разница в возрасте у нас не такая значительная, чтобы приписывать меня к старухам. Отведаешь зрелого тела?

Я остался без трусов с торчащей изогнутой корягой, покрытой венами от сексуального наваждения, теща встала на колени, погладила член нежными, смазанными кремом руками, от нее благоухало всевозможными ароматами.

- Попроси себе отсосать, только хорошо проси, даже приказывай, как мужик!
- Соси! – сказал я как неумелый актер.
- Нет, грубее и имя не забудь сказать, не стене же приказываешь!
- Ирка, бегом сосать, долго я ждать буду?! – сосредоточенно гаркнул на тещу.

Ирина Викторовна стала делать очень похожие движения совокупностью, составляемой языком, губами, шеей, полостью рта, я схватил ее за волосы, помогая нанизывать на член эту самую совокупность, затем она потащила меня к кровати, раскинула широкие бедра и пригласила угоститься ее слизкими половыми губами. Когда я вставил член на полшишки в широкое влагалище, Ирина Викторовна предложила подождать некоторое время, пока не захочется двигаться и только потом приступать. Лизать теще промежность было столь же невероятно безумно, как после засадить ей раком, а потом спустить сперму в рот!Отодрал ее добротно, с душой, даже довел раз до оргазма, хоть и не уверен в этом, она меня поблагодарила за еблю, чмокнула в губы, хлопнула по заднице мягкой ладонью и отправила в комнату к дочери, где уже стояли зажженные свечи.

- Как тебе с мамой? – подскочила обрадованная Анфиса.
- Было супер. Говорю ей сосать, она сосет, поставил в позу, вставил, а у нее внутри так горячо.
- У меня не так? – раздосадовано спросила любимая.
- Очень похоже, но у тебя туго, а там у меня простор для работы большой, под любым углом не получалось сделать больно!
- Что же ты хотел, она ведь меня выносила и родила, там проход чуть больше!
- Как я понял, вы сговорились?
- Да, я как-то обсуждала с мамулей тебя, она так завидовала, что пришлось ей предложить такую схему. Ты злишься?
- Ни капельки. Можно было бы втроем как-нибудь попробовать!

От моего предложения трепет пробежало по жилам, резкая гармоничная красота Анфисы преобразилась в удивленном выражении прекрасного лица, палением тайного желания разгорячились щеки, рубиновые уста вцепились в меня жарким поцелуем. Этот чмок оказал странное воздействие, меня подначивало и заводило как торпеду, которая вот-вот отправится в цель, бессознательное ощущение, что сейчас будет феерическая вакханалия пленило мой рассудок. Кого избрать первой мишенью – грациозную и утонченную в формах малышку Анфису или ее опытную, сочную, взрывную в постели мамашу? Ирина Викторовна всплывала каждый раз в подсознании, почему-то хотелось закрепить первое сношение, кокетку дочурку хотелось оставить на потом, чтобы терзать ее сладким порочным сексом до утра при грамотной поддержке родителя. Моя любовь оставила меня в комнате, я как завороженный глядел на пламя свечей, колышущееся в такт колебаниям сердца, комок вновь подкатил к горлу, захотелось вопить от счастья, что перепал такой лакомый кусок, как ебля с матерью и дочкой в одной постели. Обе искусительницы не спешили порадовать мой взор своим присутствием, они пылко что-то обсуждали в комнате и когда, наконец, появились, я обмер с раскрытым ртом. Первой вошла Анфиса, на ней были белоснежные чулки с подвязками к поясу, ажурные трусики, великолепный лифчик, подобранный в тон облачению. Сзади стояла теща: вся в красном, как дьяволица, приведшая ангелочка к одру для взбучки, ее формы идеально сидели в наряде, от того мне хотелось трахнуть ее еще сильнее.

- Зятек, Дениска, разреши тебя так называть! – обратилась теща. – Этот наряд я покупала для дочери для первой брачной ночи, но сегодня судьбе не с руки таить такую красоту в комоде.
- Напоминает выдачу замуж! Если это предложение, тогда я согласен!!! – расплывался я в улыбке, даже не пытаясь прикрыть выставленный дрючок напоказ.
- С этим вы сами определитесь, когда придет срок, если не постесняешься иметь такую тещу в прямом и переносном значениях.

Обе красавицы пошли ко мне, между ними чувствовалось едва различимое, почти неосознаваемое соперничество, не тая греха, они начали соревноваться в искусстве отсоса, не стесняясь в выражениях, жестах, речах. Столь вызывающих комментариев и подсказок относительно глотания члена, его скручивания, оттягивания яичек не слышал даже в порнографических фильмах, которые временами посматривал для сброса пара. Два равносильных по значению для меня оружия не могли разделить участки соприкосновения, их языки переплетались в радостных, полных азарта поцелуях, а потом снова продолжали скольжение по набухшей плоти. Уже не получалось различать, кто сосет головку, а кто по распределению отхватил яички, я просто откинулся назад и с наслаждением взглянул в потолок, на котором бегали кровавые тени горящих свечей.

- Зятёк, пора бы и нас порадовать – намекнула теща, мостясь рядышком на постель.
- Скажешь, какая из нас вкуснее! –засмеялась Анфиса, схватив со стола по дольке шоколада и засунув их в промежности.
- Не буду вас разделять, вы обе превосходны! – спрыгнул я с неудобного ответа грамотным комплиментом.

Башка варила как никогда, я наслаждался поразительной красотой женских промежностей через просвечивающиеся трусики, полизал одну щель, потом вторую, снял нижнее белье, чтобы выделяющиеся соки не испачкали столь эротические аксессуары. Меня озарило сияние мысли: «А если обеих хорошенько прожарить пальцами, кто из них быстрее кончит?!». Вставил им по два пальца, Анфисе было туго, но потом ущелье адаптировалось, а для приведения в тонус мамашиной вульвы пришлось подключить третий палец, состязание получалось нечестное в какой-то степени. Внутри они обе были такими мокрыми, что приходилось доставать шоколадную карамель изнутри, самому ее попробовать, дать вкусить хозяйкам, а потом предложить угоститься чужим выделением. Мама с дочкой облизывали пальцы, стонали как бешеные, приготавливались кончить и тогда я начал делать им кунилингус – кто тише стонал, тот получал мой язык на несколько секунд. Ножки моих чертовок переплелись, письки были так близко, что переметнуться от одной к другой мог за долю секунды, при этом пальцы входили в освобождаемое отверстие сразу, как его покидал язык. Мой хрен горел, будто факел с ангельским пламенем, которое невозможно затушить без вспомогательных средств, плоть пульсировала жесткими рывками, кожица стала чувствительной на головке и выступившая капля нектара увлажнила крайнюю плоть. Будь у человека способность освещать собственной энергией пространство, наша комната озарилась бы яркой белой вспышкой, испепеляющей все вокруг и заставляющей слепнуть наблюдателей даже с закрытыми глазами.

- Ты потрясающий, я хочу тебя! – простонала Ирина Викторовна.
- И я, очень хочу, кончи в меня, пожалуйста! – почувствовав себя уязвленной, простонала Анфиса.
- Солнце, давай маму первой порадую, а подарочки все в тебя направлю?! – оторопев, предложил Анфисе честно разделить пальму первенства.

Мать и дочь с полным взаимопониманием во взглядах переглянулись, потом Ирина Викторовна встала раком у кровати, положив свою стесненную лифчиком грудь на постель, Анфиса взгромоздилась сверху, передо мной оказалось две раскрытых попы с проработанными передками. Их инстинкт подсказал выход из ситуации быстрее, чем мой воспаленный фантазиями разум, сплочение подтолкнуло к взгромождению пирамидой. Пристроившись сзади, я старался представить что-то страшное, но продлить половой акт не получалось, когда рядом впервые в жизни стонут две такие трепетные, чувственные и опьяняющие самки. Кончил в Анфису, как она и просила, от силы удара спермы ее скрутило в бублик, к дырочке, откуда обильно начала вытекать моя сперма, мать прилипла ртом как пиявка, начав высасывать каждый сперматозоид своими пухлыми губами. Стою в стороне, смотрю на эту картину, а в глазах слезы, все тело кипит, настроение бомба, хочется продолжения. Морально осознаю, что мог обеспечить залет своей суженой, связав себя порочным греховным плодом с семьей, где теща и моя будущая супруга рады разделить со мной ложе! Внутри меня теплилось бесценное счастье, возвышенной и чистой эту грязную любовь, переполненную похотью, назвать сложно, но это лучшее ощущение из всех.

- Денис, пойдем-ка в мою комнату, там кровать просторнее.
- Я за сливками на кухню! И парочку бананов прихвачу, вдруг понадобятся.
- Это еще не конец?
- Запомни, женщине много не бывает!!! Это тебе достаточно трижды кончить, чтобы насытиться удовлетворением. Сейчас немного позабавимся, заведем твой инструмент, выжмем из него все соки, а только потом отправим тебя набираться сил.
- Моя теща – лютый огонь!

Я так расхрабрился, что подскочил к Ирине Викторовне, при Анфисе ее засосал по-французски, ухватился так за попку руками, будто это была отвесная скала, а я скалолаз, готовящийся сорваться в пропасть. Моя девочка предчувствовала вулканический взрыв в отношениях, поэтому мигом метнулась на кухню за принадлежностями для постельных забав, которыми мы ни разу не промышляли. Мой вялый перец дамы старательно разминали нежными ступнями через нейлоновые чулки, при этом бесстыдницы активно фаршировали органы взбитыми сливками и утрамбовывали их бананами вовнутрь. Я предчувствовал, что это угощение придется кому-то слизать, после эякуляции чувствовал непомерный голод и готов был это немедленно свершить, но проказницы легли валетом. Сладкоежки слизали все без остатка, поглядели на меня, захихикали как две подружки, повторили вакханалию и только тогда позволили насладиться вкуснейшим белковым кремом, который состоял из искусственного ингредиента и натурального вагинального сиропа. Опухшими губами я ласкал мягкие изгибы щелок, мазал лобковые волосы наполнителем, давал угоститься дамам этой вкуснятиной, ведь я же не жадина, в конце концов!

Я невольно обратил внимание, что оба бутона слишком похожи, казалось, что у моей девушки была точная уменьшенная копия детородного органа, проекция, которая после родов приобретет аналогичный вид. Потом начал интересоваться каждой деталью тела матери, сосал ее титьки, впивался ртом, удерживая каждую грудь двумя руками, облизал весь живот и в частности пупок, эта деталь тоже у оригинала пыталась прятаться в мягком уплотнении складок. Интерес так обуял мной, что пришлось перевернуть обеих красавиц на животы и стать кладоискателем анальных отверстий, я сравнивал анусы, лизал их и поглаживал кольца по окружности пальцем. Оказалось, что мамочкина попочка была такой же негостеприимной, как у дочурки – Ирина Викторовна будто закипела ртом, пытаясь вобрать воздух при дефлорации, пришлось отказаться от грязного плана по порабощению дырочек между ягодиц. С Анфисой мы пробовали анальный секс, дальше головки член не пошел, тогда она закричала в подушку, а матери сказала, что просто баловались, хотя по походке понятно было о произошедшей попытке лишить попочку чести. Обе проказницы имели покатые плечи, гибкие фигуры, губы приятно изгибались в момент эйфории, открытые взгляды приветствовали каждое действие.

- Со сливками будет мягче! – улыбнулась мне теща и, засунув в промежность кончик флакона, надавила на кнопку, после чего послышалось шипение вылезающей белковой массы.
- Мне и без этого продукта мягко, честное слово!
- С ним не так хлюпать будет, - вмешалась в разговор киска-Анфиска, - зато новыми звуками нас всех повеселишь. Правда, мам?
- О да, это будет ужасный концерт, за который мы изначально просим прощения.

Я не понял, о чем щебетали мои пташки, но когда вошел во чрево мамы понял, что давление на белковую массу членом, будто поршневым цилиндром и отсутствие выходных отверстий для воздуха будет сопровождаться взрывным выхлопом. Для этих громоподобных выстрелов слово «выхлоп» идеально подходит, потому что вместе с толчком на меня вылетали мелкие белые капли сливок, напоминавшие промозглую морось. Мы втроем ржали как ненормальные, радовались такому конфузному моменту хуже подростков, услышавших в туалете вокализацию попки какой-нибудь студентки. Завершилась вакханалия сосанием моего пениса – мать с дочкой устроили состязанию по лизанию сотрясающейся головки, потому сперма забрызгала их лица. Думаете, концовка? Дамы решили поиграть в снежки – сплевывали долго и нужно друг другу сперму в рот, насыщая мутную слизь слюной, разделили поровну субстанцию и проглотили этот белковый кисель с радостью в лицах.

Скоро грядет свадьба, у девушки растет животик, боюсь представить первую брачную ночь, но еще больше переживаю об отношениях с моими предками, которых Ирина Викторовна может совратить в считанные секунды. Не могу представить, что окажусь на матери, а отец оттянет вдоволь супругу, после чего кончит в рот теще. Кавардак царит в башке неописуемый, как его разобрать, ума не приложу?! Может спустить все на тормозах, пусть будет для меня неожиданностью этот судьбоносный сюрприз родственных хитросплетений?!


Читайте порно рассказы вместе с нами!