Порно рассказы
21 04 2014 в 12:04
Просмотров: (31184)

Измена воздастся сторицей


Со мной произошел конфуз, о котором не с кем поделиться лицом к лицу, потому избрала столь странный способ выговориться – написать историю о сексе с мужчинами, к которым не обязана была питать никаких чувств априори, кроме дружбы. Можете называть меня роковой женщиной, разрушительницей семей, плохой подругой и сестрой, это так и есть, но не нужно склонять разными неблагопристойными словами типа потаскуха, шлюха блядь, поверьте, я этого не достойна, просто так получилось. Ах да, истории абсолютно не взаимосвязаны, поэтому моя болтовня может получиться затянутой и скучной, но это не веселые жизненные истории в три строки, над которыми следует ржать как конь, это моя гребаная, разрушенная жизнь!

На тридцатилетие сестры мы собрались большим дружным семейством, я моложе ее на пять лет, хотя успешнее и красивее. Она так обабилась после рождения моего племянника, что стала напоминать грузную тётку, которой место на базаре с ведерком семечек, ее тушка увеличилась вдвое и от изящной красавицы остались лишь сапфировые глаза. Гулянка шла полным ходом во дворе собственного дома – столы накрыты и ломятся от обилия приготовленной собственными руками еды, музыка орет, гости под мухой пытаются вытанцовывать на асфальте, всех отпрысков оставили на попечение нянек, поэтому детской беготни и криков не присутствовало. Сестрица радовалась как заправская повариха, что угодила угощениями всем гостям, то и дело бегала, суетилась по хозяйству, а потом тяпнула несколько рюмок исконно русского горячительного спиртного напитка и осела. Как водится в русских народных гуляниях, за водкой приходится ходить дважды, а то и трижды, потому что народ наш меру не знает и в разгаре веселья глушит прозрачную сорокаградусную жидкость как святую воду.

- Будут заказы? Я в магазин за водкой! – почти трезвым тоном произнес супруг моей Жени.
- Больше бери, чтобы еще ходить не пришлось! – выкрикнул полупьяный гость, вертящийся в кураже между нескольких девушек на танцевальной площадке.
- Вовка, мне сигарет возьми, пожалуйста, пачку Парламента, - вклинилась я в разговор. – И бутылку хорошего вина!!!

Просто водку на дух не переношу, потому цедила рюмку с самого начала фиесты, корчила некрасивые рожи, но так ее и не осушила до дна, а все остальные предпочли начать разогрев именно с напитка Менделеева. Вова намекнул, что не профан в дамских напитках и сигареты выбрать сможет, но компания ему не помешает, ведь путь пролегал к другому концу дачного поселка, а это минут пятнадцать на трезвую голову, в тумане хмеля туда идти было еще дольше. Отказывать зятьку не хотела, потому как находиться в компании людей, дошедших до кондиции, было тяжелее, нежели размять ноги и пройтись под руку до магазина с мужем сестренки. Мы шли, тихо беседовали о мало интересной чепухе, проходили мимо заброшенного кирпичного дворца, у которого на несущей стене пошла трещина и хозяевам пришлось приостановить строительство. Вова встал впереди меня, подал вперед свою грудь, взялся руками за поясницу и нижнюю часть ягодиц, а потом как засосал меня губами, аж искры из глаз посыпались, большие такие, яркие. Почему его не оттолкнула? Почему не дала пощечину? Ведь это же избранник моей сестры, кормилец всего семейства, отец их совместного отпрыска, а тут намек на измену с грязным запусканием рук мне под одежду.

- Вовка, ты что делаешь! – улыбаясь, спросила я. – С цепи сорвался?
- Я ж не собака, чтобы сидеть на цепи, Машуля. Давно по тебе сохну, вот и набрался храбрости.
- А Женя узнает, каково нам будет? – спросила я, начав провокационно сближаться с ним губами.
- Если ты не скажешь, то не узнает. Она сейчас в прострации, хлопоты все на ней, накинула за воротник и сидит пьяненькая, гусей в кучу собрать не может! Зайдем в дом осмотримся?
- Разве только ненадолго. Не пожалеешь?

Ответа не было, он тащил меня через дыру в заборе к задней части дома, где имелось укромное местечко, облюбованное местной пацанвой. Мы пылко, сладострастно целовались, впивались губами будто присосками, перегар Вовы меня пьянил, делал такой безнравственной, распутной и невольной, что я захотела спустить штаны прямо на улице. Все происходило очень быстро: гуляка осел у моих ягодиц, которые были нечета толстой сраке Евгении, раздвинул резко булочки и стал лизать мою напряженную плоть, доводя до приятной расслабляющей истомы, потом засунул вовнутрь пальчики. Они показались такими нежными, что от наслаждения тело вздрогнула, а легкие выпустили громкий одобрительный стон, при чередовании языка с пальцами со мной начали твориться невообразимые вещи. Думаю, это стало следствием страха, адреналинового выброса и возможности быть пойманными на горячем. Вовка не знаю с какой целью в тридцатилетие супруги решил ей изменить, возможно, проучить так хотел ее, или наказать за свой неопрятный внешний вид, или же в нем действительно ютился огонек надежды на мою ответную любовь. Как же он ласково делал кунилингус, завел меня до такой степени, что поднеси спичку, и я вспыхну, мой маникюр цеплялся в камень, оставляя микроскопические кусочки лака на поверхности, губы искусала, сердце колотило в груди, готовясь разорваться.

- Маша, ты вся дрожишь? – обратился ко мне Вова, пытаясь сзади вогнать член.
- Так женщины кончают, дурак! – вскрикнула я от накатившей волны экстаза при вхождении головки. – Женька, что, фригидная у тебя? Не научился распознавать, когда ей хорошо, а когда симулирует!
- Мы с ней уже три месяца ничего не имели. Я уж забывать стал, как хреном пользоваться.
- Кончай жаловаться, быстрее заканчивай, обо мне не думай! – самозабвенно простонала я, чувствуя приток крови к лицу.

Мое самопожертвование при измене дало результат – Вова начал сразу со скоростной долбёжки, вставлял мне с размаху, нагоняя воздуха во влагалище, с подпрыгивания слетал всем членом, возвращая стремительно снижавшийся уровень возбуждения. От этой встряски я приготовилась снова кончить, организм затрясло по девятибалльной шкале Рихтера, матка начала биться в сокращениях, стенки вульвы сжались, сдавливая увеличенный стержень партнера. Застигнутый экстазом Вова приготовился кончить, это чувствовалось через пульсацию головки, пришлось спешно соскакивать, стать на корточки и сотворить распутство, которое я априори не приветствовала. Взяла у него в рот, приняла сперму до последней капли, при этом задницу пристраивала к колючей траве, мастурбировала клитор и выпускала воздух из промежности с таким громким вокальным сопровождением, что вызвала усмешку у зятька. Глотать не стала, это, по-моему, слишком пошло и как для меня, так уже чересчур, сплюнула смачным плевком сперму на забор и давай быстро натягивать штаны. Вовку после такой взбучки крупно развезло, он едва стоял на ногах, покачивался всем телом и улыбался такой счастливой улыбкой, какая бывает у подростка, которому родители дали денег на покупку крутого спортивного мотоцикла.

- Побежали в магазин, быстро.Не вздумай чего взболтнуть – прибью! – сказала Вове, едва натянув штаны
Мы молча понеслись в нужном направлении, купили сумку водки, сигарет, вина, зятек, чтобы сыграть правдоподобно опоздание, дернул из горла бутылки несколько приличных глотков, превращаясь в нереально пьяную свинью. Во время нашего отсутствия ничего не поменялось, все как отрывались, так и продолжали отрываться, Женя подскочила при виде пьяного Вовы, помогла посадить на стул, чтобы не грохнулся, поблагодарила за помощь и выставила бутылки на стол без единого вопроса. Мое предательство и измена негодяя зятька остались тайной и, возможно, мужчина может перекрутить свой поход налево будто через мясорубку, меня же этот случай пожирает изнутри как смертельно опасный вирус. В глаза Жене не могу смотреть, стыдно, пристрелите меня за этот поступок!

Второй инцидент произошел уже у меня дома. Живу в многоэтажной новостройке, где сравнительно недавно приобрела в ипотеку уютную двухкомнатную квартиру. В тамбуре мне попались замечательные соседи – Филипп и Анастасия, ставшие за два года мне лучшими друзьями, советчиками. С ними легко общаться, хотя у парня собственный прибыльный бизнес, жена все время в разъездах, связанных с дизайнерским уклоном работы, и достаток у ребят приличный, квартирка куплена за наличные, машинка крутая, общем, жизнь удалась. Я часто прихожу в гости, к себе не комильфо звать, потому что внутреннее убранство квартиры холостячки напоминает взрыв на швейной фабрике – трусы всюду валяются разбросанные за неимением комода или шкафа, посуды ряд выстроен на кухонном столе. В их квартиру я прихожу как в царские хоромы, там даже дышится легче не благодаря работе кондиционера – получаешь некую эмоциональную разрядку. Филипп является сверстником моей сестренки, он двухметрового роста, имеет строгий внешний вид, нордическое лицо с могучими скулами, крупную кость, на которой обвисают куски накачанной мускулатуры, такой из себя красавец мужчина. Анастасия же является полной его противоположностью – изящная, хрупкая, элегантная, с всегда улыбающимся личиком, доброй душой нараспашку, хотя при этом она на несколько лет старше мужа. Брутальный бородатый вид чужого самца меня перестал привлекать после случая с Вовой, который подарил мне двухлетнее партизанское молчание и отсутствие общения со всем семейством. Успешная карьера меня тоже мало интересовала, тем более, с Настей за неимением в новом районе друзей сдружилась очень крепко, даже иногда двери не закрывали, позволяя входить без стука.

На последнем факте завязана произошедшая ситуация. Я после работы нырнула в гости к подруге через дверь, чтобы посмотреть совместно новый сериал, который забористее любой мыльной оперы и нас обеих чем-то растрогал. Вошла, телевизор работает на нужном канале (реклама как раз шла), в душе вода шумит, тишина. «Муженек еще не воротился, спокойно посмотрим фильм, поболтаем, чаю выпьем» - подумала я, проходя через порог. Искоса глянула на кухню, проявив искренне женский интерес, потом постучалась повторно в двери со словами:
- Насть, это я! Чай будем пить.
- А Насти нет дома, ей пришлось в срочную командировку отправиться! – вышел в набедренной накидке из полотенца Филипп. – Только я и больше никого!
- Ой, Филипп, извини, что ворвалась, она вчера не предупреждала об отъезде! – начала извиняться я, а сама зачем-то пошла в его направлении, наверное, по инерции пыталась войти в зал.
- Можем вместе выпить чаю, только сериал предлагаю отложить в сторонку, глянуть что-то интереснее, а ты потом скачаешь себе повтор в сети. Идет?

Зачем я дура согласилась, ушла бы к себе, тихонько занялась домашними делами, прибралась что ли, а потом легла бы спать и утром с чистой совестью пошла снова на работу. Нет же, черт меня дернул согласиться, причем пока Филипп переодевался в комнате, я должна была бы подождать немного у порога, но тут опять взыграл интерес. Вот что может подумать молодая девушка, находясь тет-а-тет в его квартире в отсутствие жены? «Интересно, а у него большой размер члена? Насколько большой? Настька-то миниатюрная вся из себя, как же он ее имеет???» - пошлые флюиды переполняли сой воспаленный разум. Глянула через дверную щель, Филипп как раз сбросил полотенце на ковер, переминаясь с ноги на ногу надел плавки, смотав в них достоинство и не позволив мне ублажить свой интерес. В этот момент я почувствовала, что вся теку, безмерно и сильно, несколько капель попали из промежности на трусики под халатиком, ощущение было, что я готовлюсь не к просмотру фильма, а к спариванию.

- Я готов! – вышел в своих шортах и домашней футболке Филипп.
- Я тоже, - неожиданно для себя отметила я вслух слова, которые не должна была произносить.
- Маша, чай, кофе, может чего-нибудь крепкого, что-то желание есть расслабиться с бокалом вина. Не поддержишь?
- С удовольствием выпила бы скотч-виски или коньяк! – решилась я на злоупотребление перед сном, потому что саму заботы измучили и рабочие моменты не вылезали из головы, а обсудить их можно было только с Настей.

Сели мы перед панелью, между нами столик журнальный с напитками, в сторонке диван пустует, чувствую, как мои бедра жарит взглядом Филипп, холодок побежал по телу, хотела сильнее запахнуться, а халат весь собрался под ягодицами. Сижу, дурею от ситуации, фильм совсем не смотрю, в голове идет сражение похоти и здравомыслия, верности и предательского желания насытить собственную плоть сексом, соски начали зудеть при возбуждении, а потом вовсе проступили через халат. Повернулась лицом к Настиному мужу, он якобы завороженно смотрит фильм, а спроси его о сюжете, не расскажет даже имен главных персонажей, отвернулась, опять чувствую, что уши огнем полыхают, румяна на щеках выдают настроение. Взяла в руки бокал, осушила его до дна, прошу добавки у Филиппа, а он встает, я вижу, как торчит под шортами что-то очень большое и твердое – его пенис, которому стало тесно в западне, он выбрался наружу самостоятельно, если только руки хозяина ему в том не помогли. Сосед прошел на кухню, я с замиранием в сердце глядела на его достоинство, вздыбленное палаткой, не реагировала на слова, потому что из-за подскочившего давления в ушах был шум морского прибоя.

- Маша, тебе больше налить, а то ты с таким упоением осушила бокал! – предложил Филипп, стоя рядом и смотря в раскрасневшееся лицо сверху вниз.
- Ага, - кивнула я в ответ, - если не жалко!
- Такой соседке могу хоть всю бутылку принести! – ответил собутыльник.

Впервые увидела в соседе не насупившегося бизнесмена, который погружен всецело в свои мысли, а интересного, привлекательного мужчину, самца своей мечты, как бы это громко не звучало. Пока сосед выкладывал в ведерко лед, нарезал лимончик, наливал в бокалы темный напиток королей или богов, везде по-разному трактуется это высказывание, я приподняла попку, сняла влажные как подстилка в ванной комнате трусики, спрятала их в карман и уселась в привычную позу. Зачем это сделала? Захотелось! Решила судьбу испытать, при этом халатик специально сильнее распахнула, чтобы бедра сильнее видны были. Филипп вошел в зал с разносом в руках, где стояла лимонная нарезка, лед, бокалы с коньяком, графин для добавки, шоколадные конфеты. «Золотой Настьке мужик достался, сама бы от такого не отказалась, - подумала я, созерцая уменьшившуюся палатку шорт. – Хочет ведь подлец, но молчит, боится, что я неверно приму его домогательства и все расскажу подруге. И пусть ее любит, трахает же меня, если хочет». Вот такой сумбур был в голове в те секунды, а мужчины говорят, что в женщинах нет логики, она есть, только даже нам она не всегда понятна и какие силы ею движут тоже загадка. Ломать из себя целку прекратила, сама предложила накатить за идеальное соседство, разгорячилась после выпивки нешуточно, решила спровоцировать неверного. Сначала потянулась за лимоном, обнажая вырез груди и моих свисающих без бюстгальтера малышей, затем как бы, не нарочно, а спьяну уронила дольку на ковер, быстренько подхватилась и начала ее поднимать, показывая под халатом отсутствие трусов.

Тут Филипп окончательно вскипел, коряга, видимо встала и начала вымогать от хозяина действий:
- Маша, мы ведь на брудершафт не пили еще?
- Нет, как-то все повода не было. Выпьем! – поддержала атмосферную, романтическую просьбу с намеком на поцелуй.
- Тогда до дна! – настоял сосед.
- Шутишь, ты мне целый бокал налил только что, совсем опьянею, чудить начну! - воспротивилась я.
- Таковы правила. Хочешь, я себе тоже добавлю, чтобы по-честному все было.
- Скорее по-взрослому!

Мы выпили не закусывая, слились в терпком, крепком поцелуе и, не расцепляясь, отправились на диван, который нам показался слишком узким, а раскладывать ложе мы не захотели. Мы упали на ковер полностью обнаженными, эрегированный член я массировала рукой обратным хватом кулака, Филипп мастурбировал мой влажный участок плоти, ласкал клитор пальцами, изредка теряя его, но потом сразу же находил, и продолжал вгонять меня в феерическое блаженство разврата. Я крупнее Насти, формы у меня женственнее, думаю, поэтому двухметровый гигант отважился на спаривание, захотел хлебнуть борща при постоянном угощении супом. Мы целовались как молодые любовники, которым придется расстаться навсегда после секса, не стеснялись ласкать ртом эрогенные места, тогда я ощутила всю радость анилингуса. Не знала, что от поцелуев ануса может так сотрясать тело, всегда думала, что будет больно и никого из парней даже не подпускала на пушечный выстрел с оральными ласками к своей попочке, а тут позволила и не напрасно. Дать трахнуть себя в попу не отважилась, трусиха во мне была не столь пьяна, как экстремальная личность, готовая к любым экспериментам, раз уж дело коснулось секса с соседом, чья жена вовремя уехала в командировку.

Чтобы не показаться принципиальной ханжой, пососала гениталии Филиппа, облизала мошонку со всех сторон, можно сказать вымыла начисто, потом взялась за стержень и обсосала его до самой верхушки, принявшей алую раскраску. При очень близком приближении конца к глазам удавалось рассмотреть бугристую кромку пениса, белесую от неистового напряжения уздечку, семенники, очень эффектно выглядело устье уретры, куда я проскальзывала кончиком языка, доводя соседа до пика блаженства. Я специально бурила дырочку, хотела напрячь максимально член, а потом им воспользоваться в собственных нуждах или лучше сказать прихотях. Тело снова начало сотрясать знакомыми толчками изнутри, кровь вскипела и бурлила по жилам, бросало в пот от коньяка, сердце так глухо стучало в грудях, что его стуки отдавались в ушах, пульсация чувствовалась во влагалище. Я готовилась кончить, как раз тогда в меня вошел Филипп, он медленно довел меня до экстаза, выждал, пока прошла стадия колебания всего тела, начал страстно меня иметь с попеременным ускорением и затуханием ритма.

- Ускорься, я сейчас снова кончу! – прошептала ему в ухо, прижимая ладони к спине.

Впиваться когтями в кожу не стала, хоть и очень это хотелось сделать, ощутила сумасшедшую долбежку, которая одарила мой мозг яркой оргастической вспышкой, закрыла глаза в экстазе и почувствовала, как гладкая головка выскользнула из объятий половых губ, потом последовал ливень. Сперма тяжелыми каплями обжигала кожу при падении, эти брызги не были похожи на попадание прохладной морской воды, от которой обычно хочешь съежиться или убежать, подавала тело навстречу эякуляции. Повторять мы не стали, одного раза было вполне достаточно, я не уверена, что Филипп думал аналогично, но он учтиво согласился, что разрушать фантастический момент чисто механическим продолжением не вариант.

Теперь я стыжусь глядеть в глаза подруге Насте, позволив себе воспользоваться ее супругом для ублажения сексуального интереса, хоть по-прежнему продолжаю приходить на чай и на просмотр сериала. Дверь у соседей по тамбуру остается открытой, мою я тоже не запираю, хоть и очень боюсь, что Филипп зайдет на огонек без приглашения и снова меня отымеет. Стыжусь не своей квартиры или беспорядка, а непосредственно поступка, который не смогла проконтролировать, удержав в узде собственную похоть. Как теперь с этим жить? Съехать не могу, прекратить похождения в гости тоже, иначе преданная супруга почувствует подвох, тем самым я развалю их семейную идиллию. Оба случая были случайными, оба не обошлись без алкоголя, в обоих я повела себя как безотказная проститутка, хотя это не так и сама спровоцировала измены женатых кобелей! Что со мной не так? Или же это моя природа так проявляется? Боюсь, что когда-нибудь на корпоративной вечеринке с сотрудниками опять сорвусь, соблазню начальника или пересплю с коллегой, от которых потом будет сложно отстраниться!


Читайте порно рассказы вместе с нами!