Порно рассказы
01 09 2014 в 04:09
Просмотров: (30316)

Ударная любовь (часть 1): Соседка


Я стоял в туалете, упирая руки в кафель, стояк был неимоверный и это при том, что всю ночь порол какую-то даму из ночного клуба, к сожалению имени которой не мог вспомнить. Голова казалась квадратной, внутри будто поселились два кузнеца, начавшие добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, любой шум, включая журчание воды в унитазе, отдавалось резкой болью. Поток начал постепенно утихать, сила струи иссякала, поэтому по завершению процесса несколькими резкими рывками отправил золотые капли в водную бездну, а затем, отвернув набок член, запрятал его под семейные трусы. «Погудели от души! – вспомнилось мне набор расплывчатых слайдов в сознании. – Как же ее зовут? Юля или Лена. Бляха-муха, имя стандартное, только за вечер к стольким тёлкам подкатывал, что всех не упомнить». Собрал последние силы, на трясущихся от перепоя ногах побрел к кухне, где прятались в аптечке спасительные таблетки, заодно нужно было угостить ночную гостью, продолжавшую сладко спать в моей кровати, упоительным итальянским кофе. Намедни купил кофе-машину, варит она исключительно вкусно, а за чашку кофе любая кобылка с удовольствием повторит свое имя без обид! Да, конечно, незнакомке пришлось попотеть ночью, а тоже не отставал, трахались мы как заводные, кончали как из пулемета, ласкали друг друга ртами с нашими горячими язычками, а вот имени этой суки, хоть убей, вспомнить не могу.

- Малыш, подъем! Nescafe, openup, openup!!! – схитрил я и повторил хорошо знакомую фразу из телека.
- Кофе? Ты прелесть! Прости, я так вчера перебрала, что имя твое забыла!!! – помогла мне сбросить камень с плеч трахнутая ночью незнакомка.
- Дима! – празднично представился я. – Я тоже запамятовал, если честно.
- Маша. А что это в стакане?
- Таблеточки «Зорекс», поверь, они помогают от похмелья лучше рассола.
- Какие глубокие познания. Так обо мне никто не беспокоился.
- Это с намеком на утреннее продолжение, если ты никуда не торопишься?
- Шутишь? Подняться тяжело, я еще пьяная и…легкодоступная. Помню, ночью ты мастерски меня обработал языком, а потом волшебно оттрахал.
- Для такой красивой девушки чего только не сделаешь?!

Я плюхнулся рядом с обнаженной изящной брюнеткой лед тридцати, хороша собой, щелка между ног истаскалась за долгие годы ведения половой жизни, но мой член тоже не был девственен. Красивый темно-красный бутон с распахнутыми лепестками и незначительной однодневной щетиной на лобке вновь показался между упругих бедер, точеные ножки Маши согнулись в коленях, палец с едко-красным маникюром уткнулся в кнопочку, которая после нажатия нескромную красавицу превратила в развратную шлюху. «Повезло, так повезло, девица хороша! – порадовался я удачно начинающему дню. – Помнится, у кровати оставалась одна резинка, без нее такую Шельму драть опасно!». Лицо погрузилось в жаркий пах красавицы, язык четким попаданием лизнул клитор, вводя барышню в забвение, Маша распласталась на постели, выгибая тело вверх дугой, ей нравился шустрый язычок, разрезающий вдоль и поперек мокрую плоть. Практически сразу на поверхности половых губ появилась мутная, белесая роса, розочка плевалась соками любви, при погружении пальцев вовнутрь громко чавкала, пошло хрюкала и сипела, выталкивая вогнанный воздух. Животик девушки резко сократился в спазме, прорисовывая остатки пресса около ребер, небольшой холмик в центре с пупком затрясся, будто это проснувшийся вулкан.

- О да, ты великолепен, Дима! – выкрикнула громко девица, готовясь кончить. – Всунь...

Приказ был понятен наполовину, Маша хотела, чтобы я всунул что-то твердое вовнутрь щели, только член или пальцы?! Оригинальничать не стал – вдул членом с такой силой, что яйца громко шлепнули по гладкой попке, подарил развратнице десяток динамичных толчков, после которых из нее оргастическим всплеском вышибло дух, тело напряглось, а потом обмякло. Пользовать удовлетворенную тёлочку не комильфо, все равно, что долбить перцем в полено с дуплом, ждать нового прихода возбуждения я не намеревался, ведь вымпел любви на конце уже горел пламенем желания, пульсировал и готовился извергнуть сперму. Маша разгадала мысли о способе завершения и избавила меня от неловкого момента снова, ухватив ртом шишку почти до середины. Вертлявый язычок проник в уретру, оставил запоминающийся след на уздечке, после чего теперь уже мое тело трясло в экстазе, крепкий фитиль сладострастия догорал изнутри до взрывного запала, но принимать в себя сперму девушка не пожелала из принципа. Длинная, вязкая струя ударилась о щеку изумленной восторгом брюнетки, разбилась на мелкие брызги, которые при падении украсили дождем ее тело и постель.

- Фу-у-х, - устало-торжественно констатировал мой выдох. – Это было супер!
- Как любовник ты хорош!
- Взаимно. Останешься? – поинтересовался я, не желая слышать ответ «Да!».
- Откуда в тебе столько энергии, жеребец? Ночью трижды, сейчас раз и на продолжение рассчитываешь?
- Это все таблетки для потенции.
- Серьезно или шутишь?
- Шучу! Такие бесподобные девушки бывают здесь нечасто, решил оторваться.
- Отрыв был классным, но у меня есть дела! – отвергла предложение Маша, чтобы не обременять мое радушное гостеприимство.

Взгляд пал на темно-розовые соски всколыхнувшейся груди умницы, изучил плоский живот, красиво сформированную треуголку, зрачок сфокусировался на стекающей капле белесой слизи, стремящейся по склону ребер к пояснице. Наши глаза встретились, вызывая приятную улыбку, никакого сожаления о прекрасно проведенном времени ни у Маши, ни у меня не было, только блаженство и приятная истома ниже пояса. После мы привели себя в порядок, оделись и вышли в коридор-пристройку, чтобы попрощаться, я постарался, как умелый актер изобразить обаятельную улыбку и жестом попросил даму оставить свой номер телефона. Она взяла мобильный телефон в руку и быстренько записала туда известные наизусть циферки, а в это время раскрылись соседские двери тамбура.

- Ой, здравствуйте! – поздоровалась соседка Таня, вслед за которой вышли и проделали тот же маневр ее симпатичная дочуркаДарья и муж Толик с двумя чемоданами.
- Привет, соседи. Все, Маша, наберемся.
- Сам позвонишь, когда скучно станет! – подарила знойная леди последний прощальный поцелуй. После этого божественно прекрасная искусительница нырнула в двери лифта и исчезла.
- Новая дама сердца? – с завистью поинтересовался мой хороший товарищ.
- Просто подруга.
- Ох и плут же ты, Димочка! – пошутила жена Толи. – За дочерью нашей присматривай, остается девочка сама себе предоставленной.
- Уезжаете? Надолго ли?
- На две недели. У нас отпуск, а Дашке с летней практикой не повезло. Будет на этаже куковать!
- Не особо и хотелось ехать на тот лягушатник, - самодовольно ёрничала резко повзрослевшая дочурка.
- Она у нас крайне самостоятельная, так что по возможности проследи, чтобы домой вовремя приходила, гостей не водила! – настоятельно просила матушка, поглядывая на своего скромного ангелочка.
- Будет сделано, пригляжу как за родной дочерью! – выдал я единственно верный ответ соседям.

Мы попрощались, между мной и соседской девчонкой мгновенно выросла стена отчуждения, ведь в глазах неразумного подростка я выглядел как доносчик, секретный сотрудник или шпион, работающий на предков. Кучерявая русоволосая кокетка скользнула в проем, едва не ударив по носу дверью, впрочем, безопасность предателя ее мало интересовала. Глаза опустились вниз, на короткие джинсовые шорты, которые приоткрывали несколько миленьких складочек, в месте соединения упругих девичьих бедер и двух сочных половинок попки тинэйджера. «У-ля-ля, хороша Даша, да не наша! – пошло пошутил про нимфетку в душе. – А ведь недавно в песочнице сидела с игрушками. Вот время как летит!».

Прошло несколько дней, я кляузы, естественно, соседям не слал, рассказывал о порядочности воспитанного ими чада, они радовались и благодарили по-соседски, обещая отблагодарить за хлопоты. Кляузничество в принципе никак с моим гулящим настоящим, прошлым и будущим не сочеталось, тем более, Даша вела себя примерно и хлопот не доставляла. Как-то поутру раздался стук в двери, настойчивый и громкий, будто соседи тонули из-за подтопления или был пожар в доме. Инстинктивно я бросился к двери, протирая кулаками заспанные глаза и позабыв о том утреннем сюрпризе, который торчал под трусами как мачта на паруснике. Рывком дернул тяжелую дверь на себя и увидел светловолосого подростка с замыленной головой, всю в пене, продрогшую до косточек. Глаза бегло изучали нежданного гостя: волосы падали чуть ниже хрупких покатых плеч, ключицы выпирали около тонкой шейки, выразительные голубые глаза были наполнены слезами, вздернутый носик шмыгал из-за пены.

- Даш, что случилось? – сонно обратился к девчушке.
- Дядя Дима, - хлопала ресницами наивное создание, - я полезла купаться, а водонагревательный бак внезапно заискрился, дым повалил.
- Так чего ж ты молчишь? – ринулся я на борьбу с тем, ради чего подхватился чуть свет.
- Я его отключила, водой облила, но свет дома погас, наверное, замыкание.

Пошел разбираться в причине поломки, бак действительно искрил, а свет погас из-за срабатывания защитного реле. Пришлось по доброте душевной вызвать электрика за собственный счет, чтобы тот починил прибор, но это, как оказалось, требует некоторого времени, так Дашка стала моим частым гостем, потому что из-за жирных волос голову она мыла ежедневно. Что заметил в воспитанной паиньке, так это похотливый взор на стоящий в трусах кол, думал, она подавится слюной от призывного желания коснуться хотя бы пальцем члена. Прелестница не чувствовала неловкости, она была раскованной и вела себя естественно, но глаза магнетическим способом привязались к палатке в трусах. Первая ласточка сомнений относительно прилежности соседской девчонки закрались и начали подпитываться с еще большими силами, когда она перестала стучаться и заходить ко мне домой без приглашения.

- Я помыться! – поставил тинэйджер меня перед фактом, заставив смущаться.

Дарья был одета в цветастую майку с тонкими лямками, без лифчика, все в тех же джинсовых шортиках с незатейливым рисунком на задних карманах. Очень красиво смотрелась тканевая полоска, соединяющая переднюю и заднюю части шортиков, она была меньше обычного, вся истрепанная, с торчащими в разные стороны нитками. Точеные ножки перебирали босиком по полу, поступь дикой кошки не давала шуму распространиться по моей холостяцкой квартире. Студентка первокурсница была лакомым кусочком, как для меня, так и для любого самца, достигшего половой зрелости! Подумаешь, милое создание ходит по квартире холостяка, что здесь особенного? Вот и я думал, а потом бросил взгляд дверную щель и очумел: Дашка стояла по пояс обнаженной, голова низко склонилась в ванную, влажные локоны закрыли девушке глаза. Неподдельный интерес вызывали мягкие, крепкие, свисающие вниз как два треугольника небольшие грудки с острыми сосками, попочка проглотила шорты почти целиком, с боков джинсовой мохнатой полоски проступили вполне себе съедобные ягодицы. Кочерыжка в паху начала расти, удлиняясь телескопическим образом, сердце бешено колотило, накачивая кровь к загоревшимся ушам, на лбу проступил пот, а адреналин чуть не вызвал инфаркт Миокарда от неожиданно раскрывшихся, сияющих хитрым блеском глаз. Ни единого слова, просто пронзительный взгляд, сплетенный с моим взором в одну крепкую, невидимую нить.

- Дядя Дима, у вас лишнего полотенца не будет, а то свое дома забыла?! – выказала скорее просьбу, нежели вопрос кокетка.
- Сейчас принесу, - пискнул я дрожащим голосом.
- Если несложно! – сказала медленно, словно с наслаждением от накатившей расслабленности Дашка.
- Вот, держи! – заскочил к ней в ванную с уже окрепшим штырем между ног.
- Отвернитесь и не подглядывайте.

Она стояла спиной, скрывая сиси руками, ладошки лежали на плечах, пальчики плотно сомкнулись мертвой хваткой, лопатки выпирали по бокам от аристократично изогнутого позвоночника. Красивая осанка, ровная спинка и торчащие грудки много раз рисовало воображение, примерно такими же они предстали предо мной в ванной. Я отвернулся в сторону и не прогадал – зеркальное отражение четко показывало эротический фильм, в котором сексуальный подросток протирает влажное тело большим махровым полотенцем, а зрелый извращенец подглядывает за ним. Мой сверлящий и совсем не благородный взгляд Дарья почувствовала шестым чувством, интуиция не подвела вертихвостку и мы вновь встретились глазами, но уже на стеклянной поверхности зеркала, мои глаза, видимо, светили как два прожектора и привлекали внимание, будто маяк на берегу моря.

- Нравлюсь? – резко поинтересовалась лапочка.
- Что? – осекся я, выползая из собственных грязных мыслей.
- Тело мое нравится?
- Аппетитно! – только смог выдавить я из спёртой глотки.
- Умеете вы комплименты отвешивать.

Дашка подошла ко мне вплотную, на расстоянии нескольких сантиметров чувствовалось ее прерывистое дыхание, аромат струящихся волос веял кокосом, упругие маленькие сиси уткнулись в грудь. Сама невинность глядела снизу вверх, влажные ладошки легли сверху моих запястий, полотенце пало к ногам, как сорванный с флагштока флаг, крошка привстала на носочки и подарила один сладкий, короткий поцелуйчик в губы, на него я не успел среагировать. «Дедуля, ты совсем спятил? Она же тебе в дочери годится! – орал внутренний голос души». Одурманенное сознание не противилось приятной неге в области пениса, жаркий лобок девочки потирался о бугор под тканью, она словно хотела, чтобы наступила поллюция. Таинственная и слишком возбуждающая игра перешагнула через каноны добрососедских отношений и общественные правила, норму морали и сдержанность, которая должна была остановить безрассудство еще на старте. Мои ладони нежно коснулись голых плеч и попытались аккуратно оттолкнуть барышню, но она прилипла как присоска к лобовому стеклу автомобиля, изнывающая от страсти Дашка крепко ухватилась за мою спину, вонзая глубоко острые ноготки с французским маникюром, изогнулась дугой, подставляя для поцелуя белоснежную шею и груди. Понимание ситуации умоляло остановиться, призывная похоть толкало на преступление перед совестью, ситуация требовала сделать выбор и натура бабника взыграла на расплавленных чувствах грязной души порочного развратника. Мой смычок рвался в бой, он хотел сыграть на музыкальном инструменте, который создан моими друзьями, много лет ими воспитывался и прятался от жестокого мира. Если сравнивать милую девочку с музыкальными инструментами, то она скрипка Страдивари, дивный и эксклюзивный экземпляр, который только в руках любящего человека должен издавать жалостливую, заунывную музыку стонов с выплеском эмоций.

- Малыш, нам нельзя! – противился я взыгравшему адскому пламени внутри раздутой головки.
- Можно. Скажи, что хочешь меня. Хочу услышать эти слова! – отдало в ушах эхо сладкого голоса.

Руки молниеносно подхватили расслабленное тело блудницы, ноги побежали в спальню, чтобы свершить злодеяние на большой кровати, а не на холодном кафельном полу ванной комнаты. Мы тяжело дышали, это было одно дыхание на двоих, податливая куколка торопливо раздевалась, а мой горячий стержень уже чувствовал пылающий жар между бедер, поцелуи сыпались во все эрогенные зоны выше пояса, особенно доставалось грудям и шее, ушам и плечам. «Твою-то бабушку, Дима, если Толик узнает, проклянет! А соседи чего потом скажут? Она ведь такая юная, моложе у тебя еще никогда не было. Зато скороспелая, сочная и самое главное совершеннолетняя!!!» - витал в голове набор хаотичных мыслей, оправданий и чувств. Пелена сизого тумана пала на глаза, без прелюдий я осторожно овладел телом соседки, плавными движениями стал вонзать член в уже не девственное лоно, чему несказанно обрадовался, легкость дала минутное расслабление, оказавшееся обманчивым. Дашка сжала стенками влагалища член, потеряла ощущение реальности и громко выкрикнула в тишину комнаты, затем стала агрессивно подмахивать снизу тазом, отправляя нас обоих в увлекательнейшее приключение по стране забвения. Выдержка была на исходе, цепкие объятия оставили на спине глубокие царапины от маникюра, неистово рычащая бестия сильно сжала бедра и бойко толкнула коленями в живот, заставив поперхнуться и на секунду задохнуться от боли.

- Дядь Дим, извини, я не специально! – пыталась бороться со стыдом темпераментная, слишком импульсивная Дашка.
- Мне не больно.
- Я так кончаю…
- Не оправдывайся, все в порядке.
- Не пропало желание кончить?
- Как видишь! – указал пальцем на дубовый инструмент с саднящими яйцами.

Дашуля облизнула порозовевшие после оргазма губки, сделала располагающую улыбку в уголках рта, шустрый язычок молниеносно, будто это был змеиный раздвоенный орган обоняния, лизнул раскаленную предстоящим семяизвержением головку. Это напоминало удар ледяного меча по нагретому стеклу, буквально после нескольких сокрушительно-вращательных движений меня затрясло от удовольствия, семя вышло большим объемом прямо в ротик соседки. «Шалунья Дашка, как искусно сосёт! - подводил итоги разум. – Не впервые берет на рот, можно сказать, профессионально строчит».

- Ну, я пошла, - проглотив сперму, начала торопливо надевать трусы Дарья.
- Зачем тебе это было нужно? – пытался я разгадать тайну.
- Ради удовольствия, конечно же. Встречный вопрос: у вас отношения с той красивой девушкой?
- Черненькой? – спросил я и увидел кивок. – Нет, одноразовый секс, причем защищенный.
- И не такой импульсивный?
- Для галочки!
- Я еще заскочу... пообщаться.

Что подразумевала нимфетка этими словами, вопросами я не понимал, все рассматривал как подростковую похоть и неудовлетворенность, которую нужно было устранить любыми доступными средствами. На следующий день ремонтник привез водонагревательный бак, установил, содрал денег, уплаченных, естественно, из моего кармана, а соседка перестала появляться, словно избегала встречи. При первом звонке ее родителей я чуть не рухнул в обморок, ожидая услышать от оскорбленного отца массу неприятных слов, но Толик был вполне адекватен, благодарил за помощь и в сотый раз пообещал распить со мной коньяк по приезду.

Продолжение. Часть 2. Подруга.


Читайте порно рассказы вместе с нами!