Порно рассказы
23 11 2014 в 07:11
Просмотров: (20989)

Здравомыслие в отпуске


Скованно и медленно я вводил член в затягивающее нутро Алёны, не кряхтел и не потел, просто делал механические телодвижения без особенного энтузиазма, альтруистических полетов фантазий тоже не выявлял, да и незачем, ведь жену давно разлюбил. Она не уродина, выглядит эффектно, когда рожу разукрасит дорогой косметикой, тряпки наденет стильные, но стервозные качества души прятать за ширмой обмана у нее с каждым годом семейной жизни становилось все меньше. Ее дырка настолько меня бесила, что от сладкого влагалищного чавканья выворачивало желудок наизнанку, за томные постанывания хотелось двинуть кулаком по затылку, а от вида растопыренной задницы порождались странные плотские фантазии.

- Андрей, ты заснул? Давай интенсивнее! – недовольно мычала гюрза, оборачивая свои белоснежные зубы в странном животном оскале.
- Я устал, быстрее не получится – спина болит.
- Может мне тогда завести себе любовника молоденького, чтобы он исполнял за тебя супружеские обязанности?
- Заведи. Пусть ебет тебя как заводной за еду.

Член окончательно размяк от ссоры, впрочем, до начала примирительного секса он не был крепок. Вынул давно переставшую меня беспокоить эрекцией по утрам дубину, орган перестал из-за склок и скандалов раскаляться в моменты близости, а сперма скорее безнадежно изливалась от переполнения органа, нежели стремительно прыскала под напором. Отказы супруги начались с намёка Алёнкиного папеньки, что я обязан ему подчиняться и быть мальчишкой на побегушках, тесть, естественно, получил грубый отказ. Кто он мне такой, чтобы строить и отчитывать как сопляка? Бестолковая ссора дочурку заставила стать перед выбором – бесперспективный трудяга муженек или состоятельный папочка, который для своего чада ни денег, ни времени не жалеет.

- Все, не хочу, дрючь себя вибратором! – нахально бросил сучке, толкнул крепкий задок и отвернулся к стене.
- Ну, ты собака. Не кобель, а собака паршивая, вонючая шавка, - неистово злилась жена. – С таким успехом можешь собрать свои вещички и уматывать на хер.
- Слышь, овца, квартиру покупали мы вдвоем. Половина жилплощади моя!
- Андрюша, совсем охренел? – дерзко напирала грудью Алёна.- Подавай тогда на развод.
- Знаешь что? Никому и никогда не стремился зла причинить, но ты стерва ох как неправа.
- Сейчас отец приедет, он тебе расскажет, пиздёныш, кто я и кто ты. Лучше не попадайся на глаза ему, урод...

Я быстро надел трусы, с ненавистью во взгляде глянул на обнаженную женушку, грозившую спустить с меня шкуру папочкиными руками, которые без того были по плечи в крови. Никакого первобытного страха не было, кроме того, ответить вечно недовольной сучке с внешностью фотомодели на последнее оскорбление было нечем – она прекрасно сложена, делает маникюры-педикюры, стрижется чаще, чем подростки бреются, массажные салоны у нее на быстром вызове в телефонной книге, дважды на неделе СПА. Короче, мажор-цыпочка-стерва, одним словом через тире. Овальное лицо Алёны исказилось едкой, каверзной усмешкой, мол, куда ты чешешь, любимый, все равно сюда вернуться придется. Груди третьего размера с приличного диаметра ореолами глядели на меня как два прожектора, соски торчали как два указателя, глаза сверлили. Я впрыгнул в штаны как Демиен Волтерс, только без подготовки, накинул спортивную кофту, бейсболка и дутые кроссы оказались невдалеке от двери. Жена стояла на кровати, как повелительница, готовая кнутом стегать непокорного раба, осмелившегося поднять бунт, наверняка, будь у нее такой аксессуар в руке, то хлопнула бы им меня до мяса по спине.

- Алёна, папочке набирай скорее, чего ждешь?
- Вот и позвоню. Куда намылился?
- По блядям. Они хотя бы не скулят как фригидное, неудовлетворенное полено, а тихо сопят в две дырки.
- То есть я еще и бревно? Ты это видел? – ухватилась она за груди. – Да любой мужик ими будет сыт. А вот это – моя задница лучше выглядит, чем у некоторых тупых мокрощелок. С такими ровными ножками я себе любого привлекательного подростка раздобуду.
- Только жить он с тобой, дурой конченной не будет! Алаверды, тупая пи*да.

Я с психом долбанул дверью по косяку, быстро помчал по ступенькам к выходу, где дружно бухала неразумная молодежь, при виде моей босяцкой внешности некоторые молодчики даже спрятали сигареты за спину, а девчонки тихонечко прикрыли похабные ротики, из которых обильно изрыгалась нецензурная лексика. Рост у меня немаленький, 190 без одного сантиметра, вес около центнера, в меру фигуристый и рожа круглая в сочетании с бритой головой казалась бандитской. Неприятный момент унылой действительности, которая меня окружала, вдруг стала частью моей жизни, мне захотелось оторваться на юнцах и выпустить пар, который рвался с сопением из ноздрей. Но вместо того, чтобы кинуться в бой, навалять и получить тумаков от невинной молодежи, я пустил свою злобу в другое русло:
- Чё бухаете, птенцы?
- Мы уже уходим.
- Я не спрашивал, «почему?», какое пойло пьете?
- Пиво, водка.
- А элитным напитком девочек слабо угостить?
- Бабок нема.
- Правильно говорить «Нет». Всем быть здесь, сейчас нормального алкоголя подвезу, познакомлюсь хоть со шпаной своего двора!
- Респект тебе мужик!

Прыгнул за руль, как обезумевший с горя подросток, вдавил «тапок» в пол и с визгом рванул задним ходом, выкрутил «баранку» и дёрнул по двору в сторону ближайшего супермаркета. Вид озлобленного гопника ребятишек напугал, но не до образования в трусах «кирпичного производства», мне же хотелось просто пообщаться по душам с людьми, которых знать не знаю, и в головах которых имеются хоть какие-то соображения помимо таких аспектов как «работа», «дом», «семья», «дети». Последнего от Алёны я точно не хотел, потому что в душе проклинал день нашего знакомства. С мыслями о жизни подлетел на паркинг супермаркета, потирая нос, лязгнул дверью машины, схватив телегу, помчался к отделу вино - водочной продукции, причем дешевую «разведенку» и «контрафакт» пролетел со скоростью Феррари.

У витрины с элитными напитками стояла обворожительная девчонка с пушистыми белыми волосиками с желтым отливом, прическа развалилась на плечиках, огромные черные ресницы, почти достававшие до черных дугообразных бровей, моргали с непостижимой скоростью. Экстренное торможение напротив ангелочка разве что не оставило тормозного следа от колесиков тележки.

- Добрый вечер! Я могу вам чем-нибудь помочь? – приятный слащавый голосок пропел на средних октавах.
- Лиза, подскажите, чего бы желала выпить симпатичная девушка вашего возраста?
- Ликёр, вино, ром. Вкусы и предпочтения у всех совершенно разные! – развернулась кокетливая худышка к стеллажам. – Нужно плясать от цены.
- С вами бы я поплясал? – задумался я и выпалил негромко легкую пошлость.
- Вот так сразу? – обратилась она ко мне и злоба к Алёне начала испаряться как пыль после дождя.
- Ну, почему же. Сначала бы напоил, а потом пригласил на танцы! – сделал я шаг навстречу милашке.
- А если бы я отказала? – заигрывала цыпочка, сексуально закусывая нижнюю пухлую губку хищными зубками.
- Очень долго ухаживал бы! – ответил я, и повисло неловкое молчание в воздухе. – Меня Андрей зовут.
- Лиза, - указала симпатичная соблазнительница на бирку.

Пластиковый бейдж еле прикрывал грудь, сиси начали вздыматься, игра слов пробудила в нас обоюдное желание познакомиться ближе, причем мерчендайзер хотела этого больше, чем я. Чтобы не показаться ханжей, который не отвечает за базар, по-русски говоря, не действует, когда что-то пообещал, тронул аккуратно за талию куколку. Под ногами послышался двойной щелчок каблуков, серые глазки мигнули азартно снизу, я почувствовал, как бедро гладит дамская ручка. Вилять было поздно, процесс эскалации в дамское сердце начался, писун оттянул вперед штаны, создавая бугор, намёки в мошонке от желания трахнуть девицу занялись производством белковых смесей для капельного распыления после процесса соития. Но насекса такую спелую милочку еще нужно было раскрутить, лапочка явно играла со мной в запретные игры, ведь все-таки это было ее рабочее место, я решил добавить масла в огонь.

- Лиза, только я немного женат! – хитро придержал женскую ручку, от нее веяло теплом, липкие вспотевшие пальчики были мягче бархата.
- Бывает. Но это поправимо, - обнаглела лапочка и ощупала мой крепкий зад.
- И жена-стерва дома сидит, ждет меня, чтобы оторвать голову! – поддавил мерчендайзера к полкам спинкой.
- Ух, цепляет. Сказала бы, что теку, но на работе не положено, - шарила руками по спортивному костюму чертовка.
- И долго до окончания смены ждать? – осмелился и схватил пупсика за булочку задка, от которого исходил испепеляющий жар.
- Час!
- Лиза, я возьму полную телегу алкоголя с твоего отдела и буду ждать на парковке. Поспеши, час – это слишком долго для такого брутального, взбалмошного и расстроенного мужчины, как я. А это задаток того, что намерения серьезны как стужа в феврале!

Глубокий засос с языками опьянил блондинку, она дергалась в припадке, что камеры снимут безнравственное поведение на рабочем месте, но потом обмякла, обняла и ответила взаимностью. Когда наш сиамский тандем разъединился, она стояла распаренная, с размазанной по лицу помадой, грудь почти выпрыгивала из декольте, а ножки подкашивались на высоких каблуках. Ад разверзся внутри Лизы, глаза-чертики взбешенно прыгали в глазницах, острый носик раздувал ноздри, как у ездового жеребца после важного забега, шаловливый язычок прошелся по поверхности губ, слизывая остатки слюны и поправляя помаду. Игра за гранью допустимого оказалась непредсказуемой, поцелуй подействовал на нее как яд, который можно было бы вывести из организма, только введя в ее тело противоядие. Шприц с животворящим нектаром образовал целый курган в паху, орган у меня соответствует пропорциям тела, слегка тонковат, зато пронзает щели на нужную глубину, оприходует самые углубленные эрогенные точки.

- Ко мне ехать нельзя – предки дома!
- Ко мне можно – там жена, но мы ее можем связать и запереть в шкафу. Или положить ее рядом на кровать и прямо на ее глазах заняться сексом.
- Это шутка?
- Я похож на человека, который привык шутить с самой изумительной девушкой в мире? – ответил Лизе и своими большими ручищами сгреб несколько бутылок дорогого пойла.
- Зачем столько много? – испуганно обратилась блондинка и помогла достать еще пару бутылок из глубины стеллажа.
- Это моим друзьям! – схватил я еще несколько бутылок для девчонок.
- У вас дома друзья? Тогда я пас! – расхохоталась Лиза, отступая назад.
- Подростки под подъездом девчонок кадрят. Помочь юнцам захотел!
- Такой громила и добряк? Похоже, меня ждет многообещающая ночка.
- Этого достаточно будет для дневной нормы твоей торговой компании?
- Неделю можно на работу не ходить!
- Жду у выхода.

Соблазненная и очарованная пташка метнулась в сторону дверей для персонала, а я быстро повез телегу, прихватив с полки пару бутылок приличного вина, чтобы было чем угостить ночную гостью. Лиза на удивление быстро собралась, одежда была поменяна на адекватные узкие джинсы с дырками на коленках, удобную футболку со смешными уродцами из мультфильмов, кроссовки заменили открытые босоножки. Совсем молоденькая нимфетка решительно запрыгнула на переднее сидение, она ждала, что я скажу типа «Дорогуша, это была тупая шутка. Развод, а сейчас мы едем в гостиницу или за город, чтобы оттянуться». Спесь и униженное чувство самоуважения заставляли идти до конца, я хотел поглядеть, к чему приведет вся эта хохма. Мрачные дома пролетали мимо стекол, огоньки редко освещали коленки раздвинутых ножек пассажирки, достойная музыка тихо играла в колонках, а мы молчали, предвкушая предстоящий акт вакханалии.

- У тебя горячий характер, ты как ураган, который кружит не голову, а все тело целиком!
- По-моему, комплименты здесь должен говорить я.
- Жена реально дома или ты пошутил?
- Эта фифа считает меня куском теплой каловой массы, которым можно помыкать и управлять. Вот теперь пусть узрит во мне личность!
- Андрей, я бы хотела переспать с тобой у нее на глазах. Ты сделаешь все, что пообещал?
- Ты готова задать жару бесчувственному манипулятору?
- Только в аптеку за презервативами заскочи, а то мы с тобой полчаса как знакомы, без резинки никакого секса.
- Уже на кассе взял. Ребристые «Дюрекс» и тюбик смазки.
- Чую, будет весело. Я пока немного себя побалую?
- Валяй...

Ангельски-бесподобная сердцеедка расстегнула пуговицу на штанах, расстегнула молнию и полезла в мотню пальцами. Размеренно двигая кистью, Лиза вогнала себя забвение, откинулась на спинку и стала дрочить, на кочках она громко вздыхала и томно стонала, румяные щеки в отблесках синего цвета магнитолы казались обжигающе горячими. Мы въехали во дворы, она как раз кончила, издавая по-детски приятный всхлип и погружаясь в томление, которое парализовало все ее тельце.

- Оближешь? – протянула она ладошку.
- Спасибо за угощение, с удовольствием! – слизал я соленый экстракт с сунутых в рот пальцев. – Ух, вкусно! – пошло пошутил я, сглотнув сочиво вожделения.
- Ты безумный. Поцелуй меня еще раз.

Мы всосались друг в друга, два незнакомых человека, лизались с остервенением и страстью, которую редко увидишь между влюбленными людьми. Руки Лизы гладили вздутый писун, коряга снова эрегировала, я выпустил зверя прогуляться по салону.

- Пожалуй, я хочу тоже попробовать тебя на вкус, - самодовольно констатировала Лиза. – Приятный запах, а вкус странноватый.
- Перед поездкой в магазин я трахал жену…
- И член, естественно, не помыл? – без удивления проницательно угадала совращенная соска.
- Ну, извини, солнце! – провел я огромной ладонью по миниатюрной мордашке девчонки, снова чмокнул в губы. – Идем.

Пацаны получили пакет с дорогими напитками, благодушно откланялись и тут же принялись спаивать своих подружек, которые охотно стали поглощать дары с повышенным градусом. Следом за мной в подъезд вошла Лиза, ее руки были холоднее льда за Арктическим кругом, нервы шалили, но желание испытать адреналиновый скачок, было выше страха опорочить честь с незнакомцем. Собственно, никакой чести в Лизе давно не было, блядские замашки говорили за себя лучше, чем напускная скромность, которая испарилась в первую минуту общения. С порога без объяснений я толкнул жену в гостиную, она хотела за привод легкодоступной гостьи ударить меня кулаком, но вместо этого ее руки оказались загнутыми за спину, в рот я вставил носки, ноги нейтрализовал ремнем, после чего отнес «папочкину радость» в спальню. Безумные глаза задавали адекватные вопросы:
- Это Лиза, она мерчендайзер.
- Привет! Андрей сказал, что ты стервозная сука и пригласил потрахаться. Я любезно согласилась.
- Полежи тут рядышком, а мы покувыркаемся.
- Очень надеюсь, его писун меня оттянет до оргазма! – нежно-колкий голосок вырвался из ротика Лизы в сторону мятежно дергавшейся Алёны.- У нас очень много общего! Андрюш, давай сюда член, я покажу твоей жене, как его нужно полировать.

Танец языка вокруг эрегированного шеста дарил мне,взорвавшемуся от накипевших прений и страстей, сотрясающее разум наслаждение, рот сосущей девицы был похож на жерло адской машины, а само личико мало чем отличалось визуально от образа непорочной девственницы. Именно таких девушек и набирают для продаж в гипермаркеты – способных расположить к себе клиентов, которые в большинстве своем мужики, похотливые и озабоченные! Добрые глаза, минимум косметики, порочность Вавилонской блудницы и самоотдача альтруиста дарили волны тепла, от которых поршенек распирало изнутри кровью, а семенные каналы разрывало от прибывающей спермы. Измена – в тот миг это слово звучало приятно и порождало стук в ушах от пульсации в жилах. Лиза ласково трепала яички, насаживая голову до упора в пульсирующий набалдашник, будто фокусник она проглатывала кожаную шпагу и тут же вынимала ее, испачканную в слюне. Представление не нравилось хозяйке дома, Алёна пыталась отстраниться от вакханалии, но легко ли это сделать, будучи связанной в нескольких сантиметрах от супружеского члена.

- Дегустировать пельмешек будешь? – выгнулась дугой проказница и раскрыла вульву пальцами. Из сокровищницы провисла вязкая капля мутной слизи, растянулась до толщины волосинки, после капнула на постель.
- Какая сочная. Потри трещину о лицо этого тирана! – предложил я.
- Креативненько, - ты еще тот извращенец, Андрюшка.

Лиза несколько раз скользнула по лицу плененной жены, та скорчила гримасу недовольства, отвернула рожу, но я помог малознакомой любовнице оседлать физиономию поддержкой подбородка. Проказница захотела кунилингус рядом с лицом униженной Алёнки, самодурства в торговке спиртного было через край, я с радостью припал к сочной вагине, полизал клитор, собрал немного сока и сплюнул на харю возлюбленной. Гостья изворотливо перевернулась, ее вульва была у самого носа супруги, поэтому, когда я ввел булаву в щелку, мошонка по касательной зацепила носик. Булавой и ничем другим смею назвать мужское своё достоинство, потому что хрен худой, а залупа как набалдашник, хоть бери, откручивай и ставь размера на три меньше. Блондинка припадочно задергалась, я начал утопать в вагинальной слизи, куда затягивало орган как в зыбучую трясину, разработал тактические маневры, чтобы женушке было некомфортно, а когда подошло то самое сокровенное желание, сдернул резинку и слил содержимое презерватива ей в рот.

- Дорогуша, как тебе такой цирк. Нравится жить с мужиком женоненавистником?
- Отпусти, гад.
- А давай я тебе еще на лицо нассу?! Лиз, присоединяйся.
- Жестокое наказание.
- Она заслужила и другого обращения не получит, пока отношение к людям не поменяет.

Наш тандем четко описал желтым нектаром недовольную Алёну, она тонула в выделениях, вертела головой и ждала прекращения мытарств. На душе было легко и приятно, сердце спокойно билось в груди, катарсис от проделанного наказания сделал дыхание легким, а взгляд на вещи свободным. После бурного соития девочку пришлось отвезти домой к родителям, а жену развязать, чтобы привела себя в порядок. Неизвестность ждет впереди, наверняка, впереди развод и дележка совместного имущества, проблемы с влиятельным папашей и переход на личности. Это скудоумное «произведение» ваяю по горячим следам, естественно, оно приукрашено и диалоги утрированы, но основное течение действий остается неизменным.


Читайте порно рассказы вместе с нами!