Порно рассказы
01 12 2014 в 13:12
Просмотров: (18778)

Игра «Гляделки»: Скромная Кристина


Привет, с вами снова я Данил, возвращаюсь к теме «Гляделок» с молодухами. Попадались мне разные леди – стеснительные скромницы, нерешительные глупышки, робкие недотроги и даже взрывоопасные негодницы наподобие Милы. Работаю в центре, кем именно не скажу, чтобы косточки сохранить в целостности, ибо опасаюсь возмездия народных мстителей, которые втихомолку дрочат, читая непристойные рассказы. Добираться до работы приходится двумя видами транспорта – от дома на автобусе к станции метро, а там скоростной электропоезд несет меня до нужной станции. Как-то я задержался дольше положенного на любимом рабочем месте, поэтому торопился успеть в метро до закрытия, людей в подземке практически не было, поэтому ноги несли тело на всех парах, сбоку на плече болталась сумка с ноутбуком, портившая мой безупречный вид. Десяток ступенек удалось миновать за пару секунд, примерно столько же времени без утрирования потребовалось, чтобы заскочить в последний вагон уже уходившего поезда. Все места были свободны, кроме одного, где сидела смазливая рыжеволосая кудряшка. Девчушка подросток напоминала принцессу – ровная осанка, задранный подбородок, слабо выделенные губки неширокого ротика, глазки-стекляшки непонятного золотого оттенка.

Сел напротив незнакомки, отдышался, затем начал изучение объекта. Стройный тинэйджер сдвинул продолговатые ножки вместе, прижимая длинными пальчиками задирающуюся юбчонку. Ножки украшали узорчатые колготки с блестящим отливом, открытые босоножки будто хвастались красным педикюром ноготков. Кремовая блузка, модный пиджачок дополнялись стильным галстуком, лежавшим между чашками лифа размера «А». Сиськи на плоском как доска теле даже не просматривались! «Плоскодонка, это печально, - констатировал мой озабоченный разум. – А вот жопа хороша, перчить ее в удовольствие, - подытожил я, глядя на пышные бедра худышки». Куколка засмущалась, покраснела и отвернулась в сторону следующего вагона, давая разглядеть анфас личика. Шелковистые брови еле были видны на фоне бледной кожи, чрезмерно длинный носик остро как шпиль глядел вперед. Краешком глаз заинтересованная не более чем любой другой пассажир в попутчике, девушка взглянула в мою сторону и напоролась на пронзительный, изучающий, заинтересованный ею взгляд. Кокетка в страхе еще сильнее сдвинула бедра, направила коленки к поручню, запахнулась на груди, фиксируя положение пиджака двумя нижними пуговками. «Флиртуешь? Боялась бы, все пуговицы застегнула!» – встал я перед дилеммой.

- Простите, почему вы на меня так пристально глядите! – фыркнула принцесса.

Я пожал плечами, скорчил глупую улыбку и продолжил наблюдение. В головке попутчицы отринули все сомнения в моей неадекватности, сконфуженный жест позволил уверовать в собственные силы и обыкновенное стечение обстоятельств. Манерная крошка разволновалась, едва не брызнув в трусишки каплей мочи, а потом резко совладала с адреналиновым скачком. Замкнутое пространство и «Гляделки» - это жестокое испытание даже для хладнокровных дам, а такие боязливые мокрощелки переживают его хуже, чем домогательство маньяка в тёмной подворотне. Мы подъезжали до конечной станции, голос из громкоговорителя попросил после остановки убраться из вагона, поэтому прелестница подскочила и, виляя задницей, устремилась в сторону дверей. Я стал позади кисы, осматривая попу, глазомер не подвел – седалище действительно было непропорционально здоровым по сравнению с торсом, в юбке оно подчеркивалось линиями изгибов по всему периметру филея. Наши взгляды снова совпали, только уже в отражении стекла входных дверей, рыжика аж передернуло от моей наглости.

После остановки пупсик быстренько засеменил ножками, я не отставал, специально подначивая крошку к пробежке, в итоге дурёха шмякнулась плашмя на скользком полу, соплячка заревела.

- Девушка, вы чего? – начал сдуваться мой энтузиазм.
- Отстаньте! – тотчас ощетинилась струхнувшая бедняжка.
- Я просто хотел помочь, - отринул я, убирая протянутую руку.
- То есть вы не насильник?
- Совсем сдурела? Я разве похож на извращенца? Вообще, ты не в моем вкусе, прищепка худосочная!

Я окончательно попрощался с затеей овладеть телом толстожопой барышни, стремительно начал шагать к подъемнику, сзади послышалось шебаршение узкой юбки и цоканье каблучков. Рыжая спешила следом, видимо, очко сыграло, поэтому больше рисковать девчушка не хотела. Мы вместе выскочили на остановку общественного транспорта, я нервно закурил, девушка, жадно глядела на тлеющую сигарету.

- Не угостите?
- Пожалуйста, если возраст позволяет.
- Мне уже почти 20!

«Отлично, пташечка сама идет на контакт, половозрелая, нужно лишь правильно раскрутить маховик!» - радостно подумал я, не подавая виду, что ликую как придурок.

- Ничего, что мы на одной остановке поздно вечером торчим? А то вдруг полицию звать начнешь! – протянул я пачку с открытой верхушкой, откуда торчала тройка табачных изделий.
- Хватит насмехаться.
- Автобусов в это время здесь немного ходит, все практически в одну сторону.
- Это намек на продолжение знакомства? – смачно затянулась от пламени рыжая.
- Намек, что возможно нам по пути.
- То есть знакомиться со мной нет никакого желания?
- С «такими» шашни не вожу, - сделал я эмоциональный акцент.
- Страшными? Или недотрогами?
- А смысл крутить шуры-муры с трусихой? Мозг полощет, сама боится неизвестно чего, строит из себя недотрогу до поры до времени, разбазаривая настоящее.

Задеть жертву – вот посильная задача, с которой я успешно справился в результате мудрого умозаключения.

- Кристина! – отчетливо произнесло солнышко, хлопая ресничками.
- Данил. Откуда так поздно, красавица?
- От парня... бывшего.
- Расстались? Бывает, дело молодое. Помиритесь.
- Нет, у него другая тёлка.
- Значит, ты себе найдешь достойную партию, тем более, выглядишь отлично.
- В каком именно месте? Ты же меня худышкой обозвал.
- В состоянии аффекта. Попка у тебя круто выглядит, ноги от ушей, грудь подрастет со временем.

Мы стояли в ожидании запаздывающего автобуса и болтали о вещах, которыми порядочная девушка не должна была разговаривать из соображений деликатности с мужчиной, или же джентльмен должен был прекратить неподобающее обсуждение непристойных моментов. Мне приходилось делать вид серьезного мужчины, сведущего в тонкостях жизни, Кристине я навешал лапши, что холост из-за необычайно кропотливого труда и постоянной занятости, дурочка поверила. Когда подъехал автобус, пришлось идти ва-банк.

- Этот мой. Будем прощаться, Кристина.
- Приятно было…
- На чашку кофе с коньяком не хочешь прокатиться? – перебил я, уже стоя на ступеньке одной ногой.

Времени на размышления у собеседницы почти не оставалась, она замешкалась, разрываясь между двух огней – боязнью и безысходностью. «Лучше тлеть от огня страсти, чем замерзать от сердечной стужи!» - ляпнул я бредовый афоризм, придуманный на ходу. Красивая фраза будто нанизала рыбку крючком и затянула вовнутрь транспорта. Мы уселись на противоположные сидения, «Гляделки» начались. Теперь противник был серьезно настроен, золотистые глазки потемнели, стали карими, блядскими, искушающими, ножки рыжей бестии уже не смыкались так плотно, юбка кочевряжилась местами, обнажая массивные ляжки. Нам было жарко от молчаливого флирта, поэтому Кристина сняла пиджачок, оголяя неприкрытые предплечья. «Худышка» - это верно подобранное описание. Островерхие грудки проступали сквозь лифчик, вздымая два торчащие от возбуждения соска, эту деталь зрение не упускало до конца маршрута. На выходе я изучил второй раз тылы брошенной бедняжки, аппетитные булки рисовали картину, в которой я орудовал скребком позади раскорячившейся рачком девицы.

- Данил, у тебя кофе хоть дома имеется? – озадаченно поинтересовалась дорогуша.
- Кристина, есть коньяк, а я стану твоим личным сортом кофеина!
- Сколько самоуверенности. Вдруг не справишься, стыдно будет.

Вспомнилась оказия с Милой, тот нелепый момент свисания измотанного крепыша. Твердь сразу же образовалась в паху, я ловко обнял кокетку, прижался естеством к юбке, сквозь которую чувствовалось, как жаровня пышет высокой температурой, рука легла на плоскую грудь, там тоже ощущения были такими, будто полыхало адское пламя. Девочка буквально горела от желания отомстить экс-бойфренду, других причин для распутного поведения не было! Уж тем более не хотелось льстить себе и хитрым навыкам соблазнения.

Как и предполагалось, до питья алкоголя дело не дошло, ведь сосаться мы начали еще в лифте, ощупали друг друга на пороге, когда около пяти минут я пытался угодить ключом в замочную скважину.

- Здесь не промахнись! – шлепнула Кристина себя пятерней по лобку.
- Я снайпер, детка.

Выразительная фактура рыжика в темноте комнаты визуально казалась сексуальнее, чем в реальности благодаря яркому свечению луны, ее соблазнительная маленькая грудь эффектно смотрелась из-за сосочков, которые были несколько больше стандартного размера спелой вишни. Шляпки несуразно сочетались с широкими ореолами, занимавшими большую часть холмиков. Белоснежное нижнее белье практически не прикрывало солидную попку, ягодицы проглотили скомканный лоскут ткани в ложбинку, на промежности был отчетливо виден бритый лобок, пускавший вязкую эссенцию, стремительно преобразующуюся в темные пятнышки на поверхности трусов. Я пал на колени, впиваясь лицом в желобок, нюх оказался взбудораженным приятным запахом сочащейся плоти молодой чертовки, волнение поглощения эстрогена вызвало полный отказ головного мозга. Дорвался до мокрого паза, вставил туда поочередно каждый палец, затем трахнул малышку языком, член ожил и начал осатанело вырываться из плавок наружу, чтобы стремительно заскочить в щель без одёжки.

- Презик?
- Ты о президенте сейчас думаешь или презервативе? – подколол я Кристину.
- Второе, - усмехнулась девушка и выгнулась в дугу, когда губы сотворили идеальный вакуум на клиторе.

Я старался хлеще покойного Джимми Хендрикса, раздирал шершавым шустриком стенки влагалища до появления слизи, тыкал кончиком языка всюду, чтобы угодить милочке попаданием в точку Джи, а она монотонно стонала, чередуя всхлипы с сипением. Гостья запрокинула одну ногу мне на плечо, чтобы не терять равновесие и промежность активнее насаживать на лицо, которым я уже начал вдалбливаться во влажное нутро.

- Да,...молодец,...еще...капельку...быстрее...соси...его,...не...останавливайся,...пока...я не...кончу!!!

Сумбурно разорванную фразу, выкрикнутую в оргастическом порыве, слышали, наверное, даже в метрополитене путевые обходчики. Девочка затряслась в конвульсивном припадке, сжалась вся, а потом начала обмякать, сползая вниз по стене, мне же оставалось только выровняться в полный рост и дать девичьей фантазии спроецировать грязно-пошлые желания в реальность. Кристина сосала не просто отменно, она – это высокотехнический шлифовальный станок для моего не обглоданного поршня! Соска уступала в профессионализме затягивания члена в рот разве что такому бытовому прибору как пылесос, губы-присоски не давали перцу ни секунды спокойствия.

- Ёкарный бабай... где ж так строчить учат?! – дрожащим голосом задал я риторический вопрос, хватаясь руками за стены.

Посыл остался незамеченным, рыжик, не отрываясь от процесса, продолжала дарить внеземное удовольствие, ее руки опустились к клитору и дерзко его начали дрочить, доводя до предела терпения. Иногда в порыве забвения Кристина слегка прикусывала крайнюю плоть зубками, массировала раздутые орехи в мошонке, помогала пенису плавной мастурбацией не заглощённой части ствола. Разрядка наступила неожиданно быстро, сперма толчками залила ротик куколки, но съедать угощение распутница не спешила – ополоснула спермой горлышко, зубки, внутреннюю сторону пунцовых щечек, а потом вульгарно сплюнула молофью на пол.

- Вкус у тебя далеко не кофейный! – пошутила шлюшка.
- Я бы сказал белковый.
- Данил, сваргань кофею с «кониной», нужно расслабить «булки».
- Крепкий, бодрящий или пропорциональный?
- Середнячок бацай, чтобы захмелеть и прибодриться.

Подростковый сленг реально накалял, но ради секса можно было даже этот безумный говор в стиле «Лукоморья» перетерпеть. Мы любезничали на кухне, Кристина все время поглядывала на часы, будто хотела приблизить унизительную для нее кульминацию ночного моциона. За пятнадцать минут до полуночи кровь в наших жилах вновь закипела бурлящей страстью, порочное вожделение захлестнуло наши грязные, грешные души, унося в полёт развратных грёз.

- На столе?
- Ты сзади!
- Или на стуле?
- Тогда я сверху.
- Идет!

Мы страстно целовались, произнося короткие фразы для получения взаимопонимания. Столик на кухоньке хлипкий, мог развалиться под нашим весом, а вот у стульев металлическая основа, треснуть не должны были предательским образом. Кристина сама раскатала презерватив по мерилу моего возбуждения, встала как полководец надо мной, затем надела узкую теснину промежности на фаллос. При поцелуе толстожопая худышка втягивала щеки, пытаясь вырвать мне язык, энергичные прыг-скоки сопровождались гулкими шлепками ягодиц, а ножки стула дьявольски неприятно скрежетали по полу. «Мандец, завтра от соседа выслушаю! - ухмыльнулся я резвости ретивой потаскушки. – Ничего, он мужик грамотный, догадается, а мы потом сочтемся по-соседски».

- Становись на стул.
- Ага, - тяжело продышала истощенная партнерша.

Тут было дело техники – драть без остановки, придерживая поясницу, стоявшую колом. Разбавил я интимный процесс нестандартной эякуляцией: снял резинку прямо перед семяизвержением, прижал головку к сводам ступней девочки и прытко передернул ими шпингалет, пока пальцы шуровали в кисоньке. Кто из нас кончил быстрее мы так и не осознали, но эти безумные глаза, удивленно смотрящие на розовые пяточки, по которым сочилась сперма, преобразовались в красочную картинку из воспоминаний. Кристине никто и никогда не кончал на ноги, этот фетиш был ее первым и непредсказуемым, впрочем, как и наша встреча!

Игра «Гляделки»: Милая Мила



Читайте порно рассказы вместе с нами!