Порно рассказы
06 01 2015 в 10:01
Просмотров: (13761)

В тылу врага


- Юрий Алексеевич, к вам можно?
- Светик, проходи. Чем обязан?
- Не прикалывайся, ни к чему эта деловая манера.
- Малышка, ну, не могу же забывать, что я начальник, все-таки ты моя подчиненная.
- Плохой мальчишка, я покажу тебе, кто в нашей паре доминирует, если ты, конечно задержишься!
- Скажу жене, что важное совещание.

Юра воображал себя большим человеком, многозначительным, но его раздутое чувство собственной важности было иллюзорным, как миражи в пустыне. Совет директоров возглавлял тесть Арсен Николаевич, а его дочурка Полина преспокойно чувствовала себя домохозяйкой за спиной распоясавшегося изменщика. Наглость родилась не сразу, она аккумулировалась в сознании руководителя исполнительного директора пропорционально вниманию молоденького менеджера Светланы Деревянко. Девушка положила глаз на импозантного, респектабельного, стильно разодевающегося начальника в первый день знакомства, стала соблазнять его – нагнется посильнее, заставив юбочку задраться, то чулочки поправит, блеснув аппетитными бедрами, блузку до конца не застегивает, оставляя отличный обзор просторного декольте. Справиться с искушением молодому руководителю-выдвиженцу оказалось не по силам. Однажды Юра и Света заперлись в кабинете, она сделала намёк, величественно протянув обе руки к его груди, артистично переместив кисть ниже пояса, остальное соблазненный зверь сделал сам. Он снял одежду, инстинктивно проверил упругость органа, повалил подчиненную на стол грудью и, задрав юбку, хорошенечко оттянул ее киску, не задумываясь о контрацепции.

- Проведем «совещание» опять на твоем рабочем диване или поедем ко мне?
- Я не ханжа, ты же успела удостовериться, но играть с судьбой не хочу. Вдруг жена захочет перепроверить?
- Ну, как скажешь! – самодовольно улыбнулась Светлана. – Могла бы разнообразить вечерок изысканными изощрениями.
- Бьешь по больному месту? Это так по-женски! Извини, я пока не готов поставить на красное или черное, это не казино, а моя жизнь.
- Я все понимаю, - каверзно подметила чванливая брюнетка. – Меня все устаивает.

Она вышла из кабинета, недовольно морща нос. «Гребаный кусок дерьма, бесхребетный бабник, Казанова недоделанный! - рождались эпитеты в головке эгоистичной стервы. – Пошли ты ее к черту лысому, будь мужиком, а не тряпкой». Вникать в проблемы босса-ухажера темпераментная куколка не хотела, ее молодой, буйный, неумеренный нрав хотел получить все и сразу. Подстилаться на диване было с одной стороны приятно, ведь любовник старался как проклятый, из кожи вон лез, чтобы не оставить подопечную без оргазма, а с другой стороны она не хотела быть запасным игроком в хитрой игре сластолюбца. Трус все время находил предлоги и увиливал от ответа, хотя на работе зарекомендовал себя как стойкий, решительный, уверенный в принимаемых решениях мужчина. Жена была горькой пилюлей для Юрия, порождавшей слабохарактерность и гнусный страх потерять нажитое имущество. Так, по крайней мере, считала Света, не догадывавшаяся, что любовник ее совершенно не любит и попросту пользует как очередную шлюшку с горячими дырками и хорошим тельцем.

- Винишко будем пить, моя сладкая вишенка! – пытался сгладить неудачно завершенный разговор Юра.
- Угостите даму перед тем, как возобладать ее телом, - смягченно отреагировала Светлана, войдя в положение женатого хахаля.
- Ты что-то говорила о разнообразии днем?
- Ну, это особенное предложение, требующее особенных условий. Мне нужно сделать клизму, перед тем как…
- Интригующе, только не продолжай, иначе я прямо сейчас кончу от твоего приятного голоса.
- Моя попка – Клондайк удовольствия, сунешь – зашатаешься от наслаждения, кончить туда все равно, что постичь всю безмерность нирваны!!!
- Дразнишься?
- Маленькая презентация. Пища для размышления.
- Сегодня не получится, но я обещаю, что скоро я войду в тебя через заднюю дверь как полноправный избранник. Дай мне время.
- И даю, и время, все для вас, Юрий Алексеевич!

Худощавая брюнетка хитро облизнулась, демонстрируя плотское искушение белоснежными зубками, лукавый взгляд оценивал самца, которому только предстояло позаботиться об их совместном удовольствии. Света сделала шаг, оставляя один туфель перед ковром, второй шаг и она ступает чулочками по шерстяному настилу, блуза делится надвое после расстегивания пуговиц, представляя начальнику на подломившихся ногах матово-молочные груди в тонком бюстгальтере. Еще шаг и юбка сползает по бедру к стопам, открывается безупречный животик с прозрачными трусиками, идущими до пупка, силиконовыми резинками, зафиксировавшими чулочное изделие на бедрах. Юра схватился за кромку дубового стола, невидимый поток энергетики буквально снес его с точки опоры, отобрав все силы и подарив томительное возбуждение. Дружок начал смыкаться под трусами от представления, через секунду обнаженная по пояс менеджер стояла на коленях перед кожаным креслом, всасывая губами головку солёной тверди с привкусом тестостерона. Ее глотка импульсивно проглатывала крепкий член, размашистая амплитуда поражала воображение Юрия, который понимал – не будь у него мошонки с яйцами, а у Светки пухлых губок, она бы своим бесподобным лицом разбилась о его лобок. Усердная и трудолюбивая работница с ощущением приливной пульсации начала медленно двигаться по сокращающемуся стержню губами, успевая ласкать язычком головку, уретру, уздечку и гениталии. «Мастерица, ловкачка, вот это талантище! - эмоционально размышлял шеф. – Сейчас кончу и до секса дело не дойдет, а останавливаться ох как не хочется».

- Ты меня сейчас опустошишь досуха.
- ... - выдала непонятное хрюканье задыхающаяся и захлебывающаяся слюной брюнетка.
- На второй раз времени не будет.
- Ничего, переживу! – включила «альтруистку» барышня, считая самоотдачу в сексе отличной инвестицией в отношения.
- Только штаны не заляпай, прошу. Я на этой неделе в химчистке уже был, не хочу лишних вопросов.

«Вот кобель, хочет, чтобы я сделала прием в себя. Сам-то хоть попробовал бы сперму на вкус! – проскользнула мысль у коленопреклоненной членососки, ссутулившейся над изогнутым гигантом. – Порадую, куда ж деваться?!». Света начала быстро биться горлом о головку пахового стебелька, оттуда сразу же последовал ответный залп нектара, затем второй и третий, полость рта обильно заливало спермой, семя не вмещалось за щеками, окутывая белоснежные зубки подчиненной. Пришлось глотать, все и сразу, как того хотела импульсивная шлюшка. Брюнетка замерла как птица, которой было неспокойно в клетке, но потом ее накрыли черной тканью, глаза помутились от слёз, все-таки глотала целиком солидный кочан и, не кривя душой, задержала залупу размером с точильный камень в дышле, пока она туда брызгала огненной слизью.

- Ах, какой вкусный банан, - солгала подчиненная, состроив довольную усмешку на губах, забрызганных слюной.
- Есть еще мужчины, для которых ты так же усердно стараешься? – воспламененный ревностной похотью поинтересовался шеф.
- Дознаватель великий нашелся? А хоть бы и были, ты же к благоверной бежишь сразу после секса, чего беспокоиться?!
- Не хочу, чтобы кто-то кроме меня смаковал от таких ощущений!
- Ишь, требовательный собственник проснулся. Я женщина, Юрочка, а самки как известно ищут себе пару на всю жизнь, не делят ее ни с кем, так что при удобном моменте убегу от тебя. Зачем мне женатый бабник?

Пока происходил разговор с непрекращающимися издевками в сторону начальника, подопечная вновь оделась и стала прихорашиваться около зеркала, кидая недвусмысленные взгляды на Юру. Тот подошел сзади, нежно обнял Свету за талию, лизнул мочку языка, вдохнул аромат шелковистых смоляных волос, а затем присосался к шее, будто он вампир, жаждущий насытить утробу кровью. Пальцы скользнули под кромку платья, чтобы поднять настроение надавливанием на клитор, второй рукой шеф вынул квадратную упаковку и лихорадочно надорвал зубами краешек, чтобы достать сокровенную резинку.

- Успеем сделать все без прелюдий! – возжелавший всеми фибрами души недовольную подопечную, прошептал начальник.
- Не раздевай, трусы отодвинь и в бой. Член стоит?
- Он как вытесанный из скалы.
- Хоть в этом деле ты меня не обводишь вокруг пальца и не оставляешь без удовольствия!
- Терпение, малыш, все образуется.

Юрий хотел засадить по самое не балуй, но в последний момент почувствовал дурманящий аромат самки, плоть выпустила сногсшибательный запах, как настоящий мужик он не смог удержаться. Скользнув язычком по промежности, начальник затронул клитор, заставив пылкую красавицу Свету выгнуться, она видела свою растрепанную прическу и румяные щеки в отражении, а так же замечала похабную мимику на лице ёбыря. «Старайся, чуть быстрее, мне нужно совсем чуть-чуть, самую капельку для полного счастья! - подумала девушка и бурно кончила, обвисая на руках лизуна. – А теперь членом поработай, долби изо всей силы, доведи меня до крайности». Угодник так и сделал, его крепыш пронзил ярко-красную щель, промчался по накатанной тропке как вагон метро по колее, вышел и снова углубился, это повторялось некоторое время, отбирая у партнеров остатки сил, не растраченных за весь трудовой день именно ради этого момента. Толчки Света почувствовала, они были сильными как никогда, но горячие струйки семени оросили внутренние стенки контрацептива, оставив лоно без желанной подливы любви. Партнер пытался отдышаться, она стояла раком у стены, приходя в сознание после возвращения из прострации, после нормализации общефизического состояния произошло банальное прощание с поцелуем. И никаких тебе любовно-романтических признаний, клятв в преданности, обещаний быть любимой до гробовой доски, все это ушлый хитрец говорил супруге, но не своей подстилке.

***

Шаткой походкой Света вышла из автобуса, высокая шпилька была для нее как одно из испытаний для Геракла, при каждом движении невыносимая боль в икрах парализовала все тело, вынуждая кривиться. Девушка на подходе к дому перевела дух, она уже видела свой подъезд, бдительность усыпили яркие придорожные фонари, впрочем, и район никогда не славился зверским бандитизмом, в отличие от центра. Куколка ухватилась за столб, растерла потянутую мышцу, нагнувшись слишком сильно, от массажа мышц на лице растянулась улыбка, алые губы в сочетании с белыми, ровными зубами произвели бы на любого мужчину эффект.

- Подруга, есть закурить? - обратился хриплоголосый бездомный.
- Нет, - коротко отсекла приставания Света и ринулась вперед.
- А если поискать, шалава? – выпрыгнул из кустов второй бомж, от которого тянулся шлейф неприятных ароматов.
- Помогите, насилуют! – завопила бедняжка во всю глотку, призывая прийти спасителей, но вместо этого распугала трусливых пешеходов на улице.
- Ой-ой, ты гляди какая крикливая, - подошел сзади первый вонючка и потрогал пойманную цыпочку за попку. – Шлюху в подвале перчить будем? Или на тропинке оприходовать лучше?
- Сволочи, убрали свои грязные руки! – махнула кулаком брюнетка, промазав по беззубому лицу ущербного негодяя по прозвищу Сутулый.
- Косой, повели блядь в подвал, там ее на матрасе натянем на две шишки сразу!
- С паханом надо бы шмару поделить, иначе он нас сам в очко натянет.
- Эй, вы совсем охренели, руки уберите, мамочки, помогите, люди добрые.

Очнулась Светка в грязном подвале лежащей на куче вонючих тряпок, в углу при свете лампы за столиком занималась распитием самогона троица неблагоприятного и неблагополучного вида. У каждого в зубах была самокрутка, дымящая хуже древнего паровоза, в руках карты, мужланы свирепо обсуждали дележ нажитого добра. Косого и Сутулого пленница сразу опознала – незабываемые грязные рожи, со шрамами, неприятным запахом изо рта, в них было все то, чего боится увидеть в мужчине женщина. Третий был упитанным здоровяком, с большим животом и стеклянным глазом, смотревшим в одну точку, его руки как клешни держали карты перебитыми пальцами, костяшки на кулаках были стесаны, губа подбита, словно тот был участником боевых действий.

- Ровный, братан, в жопу ее пороть надо, я тебе отвечаю, в такое очко дрючить одна благодать! – настаивал Косой.
- Да ну, обделается еще без клизмы-то, - басистым тоном буркнул громила, хлопнув с размаху картой по столу.
- Дык мы сварганим быстро клизмочку. Пятилитровой канистре горлышко надрежем, туда бодяги вольем, чтобы испражнилась, вазелин имеется. Будет скользить как по маслу.
- Сутулый, что тебе тылы бабе так хочется продрать? – озадачил подельника Ровный.
- В рот давать не тема – отмахнет зубастая кочан одним махом. Пока ты шишку в манде парить будешь, мы с Косым насытимся ее сракой.
- Нужно ее напоить, иначе визжать будет, всех крыс в подвале распугает! – вякнул Косой. – Я бы повторную клизму из самогона сделал, а потом заставил красотку выпить его, чтобы качественный товар не пропадал.
- Идиот? У нее прямую кишку сожжет от градуса, в очке все гореть будет, будто там разразился эпицентр вселенского апокалипсиса.
- Тьфу, да мне то что у нее там, хоть термоядерный взрыв пусть будет, главное, чтобы перцу было тепленько!!! – обиженно буркнул Косой, поглядывая на шевеление в тряпках. – Кого я вижу, наше «мясо» очнулось и сразу очканулось. Милашка, не переживай, жить будешь после ебли в попу.
- Не стращай суку, пускай обвыкнется с обстановкой, а то притащили бабу в дом, а времени адаптироваться не дали! – снова выдал умную мысль одноглазый грамотей эскулап.

Светка рыкнула глоткой и рванула мощами к двери, массивная металлическая заслонка даже не сдвинулась с места, хотя в узкую щель ударил зловонный смрад. Услужливые единомышленники подхватились с места, толкая задами деревянные стулья, карты взмыли в воздух и едва ли не повисли в густом табачном дыму, озлобленные бомжи мертвой хваткой зацепили под руки привлекательную беглянку. Разговор был коротким и продуктивным: мат на мате и матом погоняя, извращенцы разрывали в лохмотья дорогую одежку похищенного менеджера, душераздирающие вопли прекратили грязные носки, вставленные невольнице в рот. Первым взялся пользовать пленницу верзила, его конец был как красная ракета с реактивным двигателем, уносящая к звездам нанизанную жертву. Повезло Светке, что благоразумный главарь бомжей трахать зад не имел никакого желания, в отличие от спесивых и неконтролируемых подопечных. Те стояли по бокам от стола, на котором распинали бедняжку, держали грязными руками ее за предплечья и онанировали свои вялые пиписьки, забывшие, что такое твердость и аромат вымытой женщины. Нервничающие насильники очень долго не могли сконцентрироваться из-за рёва брюнетки, их висячие члены были будто сражены импотенцией, яйца часто шлепали о кулаки, но это была скорее насмешка над природой бездомных алкоголиков, нежели предпосылка к появлению эрекции.

- Ровный, может пасть раскупорим? Пусть строчит? – завыл Косой.
- Тебе из деревца пенек сделает, будешь потом нашей «любимой». Дрочи, пока не встанет, я к тому времени в нее спущу.
- Аааа… - скулила Светка, чувствуя, как раздирают ее лоно в лоскуты.
- Ты бы жопой покрутила, дело сдвинулось бы с мертвой точки! – обратился как бы посочувствовавший ей Сутулый.
- И...и...те накуй...фуки!!! – фыркнула от бессилия Света и воткнулась лбом в гладкую поверхность стола.

Растление продолжалось мучительно и долго, ханурики отважно сменяли друг друга, пользуя чрево по спущенной сперме. Даже умывание корабельной команды в одном ведре не выглядело так отвратительно, как использование эякулята в качестве смазки для упрощения скольжения. Когда очередь дошла до Сутулого, тот харкнул на анус, Светка в ответ максимально сжала звездочку коричнево-розового оттенка, но большой палец негодяя проник в кишку, три других перста заменили вытащенный член, после чего извращенец начал потирать разделительную стенку, будто ловкий «меняла» отсчитывал деньги. Из «входной двери» по клитору сползла тяжелая, массивная капля спермы и повисла между раздвинутых ног на тоненькой ниточке как ёлочная игрушка. В «черном ходу» на смену боли никак не приходило ощущение приятности, с такими-то кавалерами оно априори не должно было появляться, но природе не прикажешь, поэтому пленница незаметно для самой себя начала двигаться навстречу инородным предметам, жарившим ее тазовые отверстия.

- Ишь, разошлась как потаскуха, не остановить!
- Заводная шалава, вот бы все такими были.
- Натягивай скорее, елда снова вставать начала.
- Ровный, приглянулась тебе шмара? Можем ее оставить для постоянного проживания, - пошутил Косой.
- Поглядите как истончился анальный кружок, - вылупил глаза на кромку расширившегося кольца Сутулый. – По ходу задница готова к поимеловке. Ровный, разреши мне первому ее отчихвостить?
- Валяй, пошляк озабоченный, только туда не спускай, хочу тоже насладиться клоакой нашей гостьи.

Некогда сероватая звездочка горела ярко-алым зиянием, кольцо сужалось до естественного размера только в моменты оргастических приходов кончающей Светланы, она уж позабылась, что сношается не с мужчинами своей мечты, а с чертовыми бездомными насильниками, силой склонивших ее к интимному возлиянию. Головка Сутулого залила поясницу спермой, тут же Ровный растянул анус, погрузившись скипетром плотской власти на всю длину, на тряпках разминал кочерыжку Косой.

- Братва, есть идея – распидорим чувиху дуплетом!
- Косой, вафли капают из щели, куда ты сунуться вздумал? – отвлекся Ровный, которому понравилась затея подельника.
- Тряпкой протру, будет как новенькая. Давайте я буду снизу ее долбить, а вы задок обрабатывайте. Дырки у нашей красавицы такие широкие, разгуляться можно всем сразу.

Во время долбёжки парочка чертыхалась у щелей потухающей жертвы с убийственной прытью, Сутулый так разошелся, что случайно его поршень выскочил из липкого, горячего лона и по касательной задевая член Ровного, вошел в задний проход Светы. Отрезвление, бодрость, боль, рык, слёзы, адские мучения – все это девушка успела испытать за ту секунду, когда произошла нелепая ошибка. Сердце забилось в груди и могло разорваться в любое мгновение, оно бухало молотом по ребрам, ища себе выход из опороченного тела. Когда же задний проход начала заливать обжигающая семенная жидкость громилы, появилось ощущение ускорившейся пульсации члена Сутулого в промежности, а потом туда хлынула скупая порция спермы, Светка не удержалась. Ее встряхнуло, глаза подкатились, тело напряженно затрясло в конвульсивном припадке, после чего она полностью обмякла. Последний запоминающийся штрих феерического подвального спаривания – горячий поцелуй в шею, вдох запаха ее волос носом насильника и ласковое поглаживание попки, затем настало забытье.

***

- Вот и все, она очнулась! – проговорила стандартную фразу моложавая медсестра, когда Света пришла в себя.
- Спасибо, это вам за труды, - Юрий Алексеевич протянул скомканную купюру медицинскому работнику и сунул незаметно в карман.
- Благодарствую. Обращайтесь! – кокетливо подмигнула совсем юная девчонка, окончившая недавно медицинское училище.
- Я в больнице? – прохрипела Света, оглядывая свое тело.
- Да, Светик, сильно же ты нас напугала.
- Нас? Здесь еще кто-то присутствует? – вступила потерпевшая в противоборство двух желаний. С одной стороны угнетенная, униженная, лишенная чести милашка хотела ощутить объятия своего босса, а с другой – выгнать его прочь из палаты.
- Я с женой. Нас выдернули поздно ночью из постели. Тебя нашли недалеко от дома, лежащую на асфальте с бутылкой самогона. Соседи тебя узнали, вызвали карету скорой помощи, затем сведения поступили в полицию, а они обратились ко мне, как к твоему непосредственному начальнику за помощью, потому что о родных никто ничего не знал.
- Жену зачем притащил? И что говорит полиция? Я могу этих ублюдков опознать и показать месторасположение их логова!
- Твой случай спустят на тормозах, так мне заявил моложавый лейтенант.
- Почему?
- Сказали, что был свидетель, видевший тебя в компании молодых людей на подпитии. Тот видел, как ты самостоятельно шла в сопровождении двух мужчин домой, еле волоча ноги. Случай заурядный, так что его похоронят в анналах полицейских архивов, как нераскрытое дело.
- А как же показания?
- Судмедэксперты в крови нашли наркотики и алкоголь, менты сказали, что с непутёвыми личностями, ведущий беспорядочный образ жизни, никто возиться не станет.
- То есть меня еще и виновником сделали?

Российское правосудие бессмысленное и беспощадное. Это глупое стечение обстоятельств! Если тебе от этого полегчает, то я на работе сообщать об инциденте не буду, отправлю тебя в оплачиваемый отпуск, больничный лист можешь не оформлять.

***

Вечером того же дня.

- Пап, а это не жестко?
- Дочка, ты чего? Она соперница, а к врагам никакого снисхождения. Заходишь в тыл и бьешь со всего размаху, чтобы мозги собрать не смогла по асфальту.
- Ты мой герой!!! Я тебя люблю!!!
- Только меня или еще олуха своего ненаглядного?
- Ну, Юрка мне нужен для забавы, у тебя ведь не всегда есть время, чтобы меня развлекать.
- Прослушку убирать из кабинета?
- Папуль, пусть еще повисит, вдруг еще какая-то шалава захочет у меня мужа из-под носа увести.
- Инесса, солнышко, после такого жизненного урока твой Юра не скоро захочет свернуть с кривой, извилистой дорожки налево.
- Папочка, спасибо, что помог решить эту навязчивую проблему. Я так хочу тебя.
- За чем остановка?

Седой старец Альберт Иннокентиевич ловко подхватил свое чадо на руки и понес к кровати, помпезный траходром с балдахином принял полуголое тело половозрелой красавицы, окутывая шелковыми простынями. Загорелая глянцевая кожа, затянутая светлой тканью эротичного пояска, выглядела как полированная, отец не нашел ни единого недостатка. Образцово-безукоризненная, совершенная, цветущая и к поцелуям зовущая дочурка раздвинула ноги, показав стареющим глазам родителя, уходящие вниз белые резинки. Они держали белоснежные чулочки, просвечивавшие сквозь тонкую нейлоновую ткань идеальные ноги, силиконовые подвязки не давали материалу сползать, а черные бантики придавали роскошному наряду дополнительный шарм. Белоснежные кружевные трусики с высокой посадкой, доходящей до пояска, сливаясь с ним в единое целое, рябили до боли в глазах белоснежным оттенком, на них не просматривалось ни единой морщинки, кроме тех, которые образовывались после поглощения писей отдельного участка ткани.

- Папочка, родимый, сделай мне, как ты делаешь язычком! – блаженно простонала Инесса.

Старик с извращенным чувством любви ничего не ответил, его юркий язык начал бегло изучать закоулки паховых впадин промежности, клитор, малые половые губы, щетинистый лобок и, конечно же, попочку, в которую так любил шуровать своим старым перчиком Альберт Иннокентиевич. Мягкая кожица вульвы при воссоединении с чуть шершавой поверхностью языка наделяла озабоченную дочку оглушительными всплесками радости, перерастающей в забвение и оргазм. Сиськи соблазнительно покачивались в лифе, его пришлось снимать самостоятельно, дабы не отвлекать увлеченно лижущего старца от приятного занятия. Инцест давно не был бесконечно новым увлечением в жизни двух родственников, они начали практиковать секс буквально сразу после того, как на небеса отправилась душа почившей матери и жены старого хрыча. Бурный секс на поминках помог утешить скорбящего вдовца, но Инесса не ждала, что простой отсос вскоре выльется в полноценный половой акт, покровительство богача стало лишь приятным дополнением к свалившимся на голову неожиданностям. Вскоре появился Юра, доверчивый симпатяга, в меру умный и подающий надежды, на него старик Альберт Иннокентиевич собирался оставить свою отдушину и смысл жизни.

Дочка от стимуляции клитора и частых тычков пальцами в лоно ощутила искрометно-чумовое сладострастие, потрясающая эффективность слаженной работы двух органов подарили внеземное наслаждение, «оргазм мечты», как его называла Инесса.

- Забирайся валетом, папуль, я тебя немножко порадую ротиком.
- Плутовка, вся в мать!
- О нет, мне до нее, наверняка, далеко, но я постараюсь сделать так, чтобы ты не чувствовал между нами разницы.

Любезничать негодница любила с папенькой, особенно ей близка была тема матери, с которой они были похожи как две сестры, только с разницей в два десятка лет. На фотографиях Инесса выглядела точь в точь, как мать в молодости – упругие ягодицы, широкие бедра, грудь торчком, взгляд королевы и осанка аристократки! Искусница божественно соснула папочке сладенький леденец между ног, заглотила его целиком, воткнувшись в седоватые лобковые волосы, губы почувствовали, как волосатая мошонка упирается в них съеженной кожицей. От запаха отца Инесса испытывала восхищение: дорогие духи сочетались с неповторимым запахом кожных покровов, ароматом волос и потовых выделений, подавляемых дезодорантом. Первоклассный отсос много раз ошеломлял старика, Альберт Иннокентиевич благословенно стонал, испуская скупую струю семени в ротик чертовке.

Единственная мысль в голове дочурки была не о любви к ближнему своему, она тешила себя странной мечтой: «Когда ты крякнешь, чертов гад, я хочу получить все твоё наследство до последней копейки!!! Пусть у тебя сердце станет, когда в следующий раз будешь тыкать своим членом в меня».

- Тебе хорошо, папочка? А сейчас будет еще лучше? Готов взять мою попочку измором?
- Дочка, я что-то устал. Передохнуть бы.
- Сейчас сделаю тебе эротический массаж и прилив сил обеспечен. Я хочу, чтобы ты меня взял жестко сзади...


Читайте порно рассказы вместе с нами!