Порно рассказы
07 01 2015 в 17:01
Просмотров: (7389)

Собственница


Здравствуй, дорогой читатель! Меня зовут Карина и я нимфоманка. Звучит как признание в клубе анонимных алкоголиков, не правда ли?! Сочла нужным поделиться историей своей половой жизни, преград этому не вижу. Я собственница. Это никак не касается эмоциональной привязанности и отношений с любовниками, потому что являюсь полноправной владелицей нескольких крупногабаритных квартир в центре столицы, вдобавок к этому имею несколько загородных дач и скромные квартирки в пригороде. В 35 лет не каждая девушка может обладать таким сокровенным имуществом, сравнимым разве что с богатством королей, но бывает везение – обе бабки после кончины оставили мне наследство, двоюродные родичи отписали жилье, мои родители постарались при жизни обеспечить себя и меня всем необходимым. Так была получена первая половина добра, вторую я заработала необыкновенно простым способом – сдавала приезжим в аренду квартирки, подыскивала клиентов на долгий срок, копила и снова приобретала жилье. В итоге, сейчас я могу полноправно гнуть пальцы, считая себя успешной женщиной.

Нимфомания развивалась с ранних лет, когда мои родители еще были живы. Тогда я дружила с Альбиной, мы вместе росли, набирались женственности, изменялись внешне, старались подражать взрослым девушкам, носящим большие бюсты. Как подражали? Красились, вату вставляли в лифчик, чтобы грудь была визуально объемной и приподнятой, покупали себе колготки, на чулки родители не позволяли перейти. Вскоре открылась приятнейшая сторона мастурбации, тело просило удовлетворение, пальцы ему это давали, входя в горячее, мокрое лоно по самую кисть. Сначала было приятно просто дрочить клитор кругообразными вращениями, затем я постигла маточный оргазм, приноровилась стимулировать анус, дабы вскоре испытать незабываемое анальное блаженство. Постепенно наступило время, когда самоудовлетворением организм обманывать не удавалось, даже вибратор не помогал справиться с напряжением, для письки наступила эра мальчишек с их длинными, розовыми членами, хаотично пуляющими спермой во всех направлениях. Мне нравилось ощущение распирания во влагалище, еще больше ловила кайф от пульсации вагинальных мышц в момент оргазма, кончать я привыкла часто и бурно, не перебирая между ухажерами. Не было ни дня, чтобы чрево не испытало хотя бы одного оргазма!

Когда потребность в деньгах отошла на второй план, сдача квартир стала своего рода хобби, клиентов приходилось выбирать глядя не на платежеспособность, а на внешний вид.

- Пап, мы можем оформить долгосрочную аренду? - заявил молоденький студент Антон.
- Студентам только на месяц, к тому же буду регулярно наведываться, чтобы проверить целостность арендуемой квартиры! – отсекла попытку хитреца раскрутить папеньку на денежку.
- Карина Викторовна, он у нас парень спокойный, прилежный, вечеринки устраивать не будет.
- Плата символическая, но надзор будет строжайший. Таковы мои условия, - отказалась я наотрез идти на уступки семейству из глубинки.

Правда состояла в том, что наигравшись с любимой игрушкой, можно было завести другую, более сноровистую и подкованную в плане секса, тем более молодежь такая неразборчивая в этих аспектах, что оприходовать зрелую тётку с хорошей физической формой никто не отказывался. Мне было достаточно одной недели, чтобы соблазнить юнца. Как это сделать? Прихожу «в гости», обхожу комнаты в поисках предполагаемых бутылок спиртного, наклоняюсь, чтобы заглянуть под кровать, затем ловлю на себе голодный взгляд студента или командированного мужчины. Трусиков не надеваю специально, чтобы сильнее возбудить подглядывающего самца, дать его органу налиться кровью, окаменеть, став несгибаемой твердью, готовой месить мою мокренькую щелку до семяизвержения.

Антон уминал за обе щеки ужин, когда я появилась на пороге. Его торс был голым, поверх трусов надеты домашние шортики, ноги слегка кривоваты, зато волос много, что говорит о высокой производительности тестостерона и взрывном темпераменте.

- Я с инспекцией, добрый вечер. Ненадолго! Впустишь? – обратилась я к постояльцу, который не думал, что со мной встретится до истечения месяца.
- Здравствуйте. Ой, у меня тут не убрано, - отчитался юнец, краснея за нечистоплотность.
- Эх, мужчины. Вечно у вас проблемы с уборкой. Девочек не стыдно приводить в грязную берлогу?
- Да у меня пока нет девушки, - стал совсем пунцовым застеснявшийся Антошка.
- Так, марихуану или алкоголь не таскаешь сюда? – нарочно наклонилась я, чтобы заглянуть под кровать, где самцы имеют обычай делать кладбище домашних носков, бутылок и прочего мусора.
- Точно? – сделала я чуть больше прогиб и услышала, как постоялец сглатывает подкатывающий комок.

Перед тем как разогнуться, расстегнула пару пуговиц на рубашке, чтобы бюст был сильнее виден, обернулась к мальцу, вызывая у того зубовный скрежет от стыда за выгнутое мужское естество. Глаза малыша стали блестеть, губы замерли, сказать-то парню нечего, переживает, что если ляпнет лишнее или опростоволоситься, предложив заняться сексом, то тут же вылетит из квартиры. Медленно подхожу, чтобы Антон видел всю мою женскую сущность и мог внимательно разглядеть выступ между пуговиц, беру его охладевшую руку и кладу себе на бедро. Остается сказать «Потанцуем?», как он тут же примется исполнять уготованную ему природой обязанность. У меня все запекло от вожделения, чрево от нахлынувшего безумия стало влажным, дыхание тяжелым, мой сексуальный завод почувствовала рука парня, начав медленно смещаться к животу.

- Ты только не торопись, - открыла ему зеленый коридор.
- Ага, - чуть ли не заикаясь, отвечает осмелевший постоялец.
- Проверь, все ли в порядке, - указываю ему на лоно. – Возможно, потребуется немного усилий, чтобы смочить мою сладкую киску! – делаю намек на оральный секс.

Облизнув плотоядно языком губы, молодчик сползает вниз, не отводя рук от грудей или ягодиц, эти места ему приятны наощупь даже через одежды, словно то приятно согревающее тепло передает космическую энергетику. Искушенный паренек падко бросается на соблазн с поцелуями, ему не нужно подсказывать, проснувшиеся первобытные инстинкты сами движут Антоном, он лижет плоть, тонет в ней, отравляя мой разум переизбытком гормона счастья. Его пальцы вскоре тонут в мокрой выемке, раздвигают половые губы, шлифуют клитор, заставляя меня выпрашивать у него секс. С мольбой в глазах жду конца кунилингуса, глажу соски на груди под рубашкой, догоняюсь нежностью, которую не может дать мне совершенно не ожидавший соития самец.

- Антоша, бери же меня скорей, не медли! – уговариваю его вставить член в обработанное до полировочного розового блеска лоно.
- Да, сейчас, - не может оторваться мой разгоряченный угодник.
- Хочу кончить на тебе.

От этих слов постоялец неимоверно возбуждается, внутри него создается шквальное желание овладеть телом, он задирает юбку, разводит ноги и заставляет меня зависнуть в воздухе, прижимая сильными руками к стене. Мощи у подростка хватает, руки жадно хватают задок, растягивая ягодицы и трогая пальцами анус, просящий ебли, но для анального секса мой спаситель пока не созрел, пускай дрючит влагалище, пока не наберется опыта. Антон старается, долбит кисоньку с яростным желанием лишить меня сознания в момент экстаза, он хочет, чтобы я визжала и извивалась змеей у него на руках, утробно застонала в момент оргастического буйства в организме.

- Входи в меня до самых яиц! – приказываю во весь голос, чтобы заглушить хлюпающие звуки снизу.
- На всю длину вхожу, - оправдывается через одышку шепотом мой милый ёбырь.
- Тогда вгоняй резче, - говорю ему и ощущаю, как гладкий безволосый ствол начинает влетать в тёплое нутро с удвоенной силой.
- Так? – опьяненный происходящим, интересуется нерешительный мальчик.
- Еще быстрее, увеличивай темп, - пытаюсь выжать из него последние жизненные соки энергии.

Моё лоно чувствовало прикосновение бритых гениталий тинэйджера, его готовый лопнуть от напряжения нефритовый стержень, невнятные пульсации в преддверии эякуляции, готовность изодрать чрево в лоскуты, если бы природой не было предусмотрено наступление семяизвержения. Не жду, пока малец накачает меня, словно из насоса, вырываюсь из цепких объятий, беру член и дрочу его, пока брызги не полетят на пол, при этом изворачиваюсь, дабы искромётное фонтанирование не заляпало одежду. Молодец, справился, побаловал тётю Карину оргазмом и сам получил поощрительную концовку, да только этого мало нимфоманке, нужно набраться сил, чтобы поехать к следующему постояльцу для инспектирования обители.

- Цену за квартиру снижу, но отцу об этом ни слова.
- Почему?
- Когда в следующий раз заскочу в гости, хочу увидеть накрытый стол, свечи, романтику.
- А, понял!
- Сегодня времени нет лишнего, малыш, нужно ехать.

Следующий на очереди неженатый товарищ моего возраста, у Валеры есть девушка и ей он уже умудрился однажды изменить. У них была серьезная ссора, которая едва не повлекла расставание, мне нужно было устроить проверку на честность сластолюбцу – соврал ли он милой о верности или же это была обыкновенная отговорка для примирения.

- Валерий, добрый вечер.
- Здравствуйте, Карина! – отвечает квартиросъемщик, едва ли не отвешивая мне женский книксен, монашеский поклон и рыцарское коленопреклонение одним махом. – Чем обязан?
- Причина моего появления – проверка жилья! – отвечаю ему, не выдумывая отговорок о том, что нужно что-то срочно забрать из кладовой или с лоджии, как это обычно делают хозяева столичных квартир, дабы не выказывать недоверия постояльцам.
- Вы сейчас один проживаете? Девушка съехала? – намекаю на возможность снижения арендной платы.
- Расстались! – вздыхает ловелас, тупя взгляд в пол, чтобы не показывать своего разочарования.
- Жаль. Очень умная и миловидная девочка, при первой нашей встрече она мне показалась интересной.
- Характерами не сошлись! – обманывает меня Казанова, обожающий девочек с сочными формами, в отличие от бывшей пассии с плоской попой и маленькой грудью.

«Интересно, как твой член, Валера, чувствует себя без каждодневной разрядки?» - думаю про себя, дотошно изучаю гостиную и как бы невзначай заглядываю за диван, чтобы удостовериться в сохранности журнального столика. Мой разрез на юбке сзади гипнотизирует красавчика, тот видит сдвинутые вместе бедра, наклоняюсь сильнее, дабы раскрыть бритое лоно, недавно снискавшее замечательный оргазм, расстегиваю пуговицы на рубашке, оборачиваюсь.

- Интересует возможность снизить цену за жилье? – задаю прямой вопрос, не требующий ответа, так как тот бесстыдно выпирает под тряпичными штанами арендатора.
- Не откажусь узнать, - озадаченно интересуется Валерий, всматриваясь в контуры грудей.
- Меня нужно будет трахать!!! – принципиально жестко выражаюсь, чтобы создать образ властной и самой ебливой хозяйки квартиры на свете.
- Интригующая сделка.
- Тогда хочу получить задаток за следующий месяц, - указываю на мокрое лоно и веду себя как похотливый мужик, когда стаскиваю одежду.

Валера концентрируется языком на письке, но в отличие от Антошки не вжимает меня как ебливая машина в стену, а ласково придерживает руками, готовясь отнести на диван. Сопротивление бесполезно, поэтому кладу одну ногу ему на плечо, вторую упираю в пол, придерживаясь за шелковистые волосы постояльца, его крепкую шею, натираю мочки ушей, говорят, это бодрит полового партнера, если тот сонный или не готовый к возлиянию. Умениям мастака оральной прелюдии предыдущий молодчик будет завидовать еще долго, это размеренное облизывание клитора, поцелуи вульвы взасос, беспардонные ласки пальцами обеих дырочек, вызывает приливную волну сладкой истомы и головокружение от удовольствия.

- Идем на диван, Карина.
- Не сообщай мне и ничего не спрашивай, чувствуй себя…
- Я понял! – обрезает мою фразу квартирант и уносит на руках, не отрывая языка из влагалища, на диван.

Ловлю себя на мысли: «О да, этому не стыдно и отсосать. Валера лижет как бог!». Смещаюсь по дивану под жильца, мои острые ноготки перламутрового цвета снимают с него домашнее трико, освобождая «краснощекого пленника». Член на свободе недолго разгуливает, его сразу же хватают мои руки, губы, язык влизывается в узенькую щелочку головки, проходит гряду уздечки, скользя по стволу до мошонки. Здравствуйте, гениталии, мои сладкие конфетки, мои сосательные леденцы! Прикусываю бедра вздрагивающего партнера, нежно целую впадины паха, он же орудует как заводной, вызывая жар по всему телу. Полёт мысли в момент насасывания мощного ствола Валерия: «Никаких тебе грубых замашек, исключительно приятный оральный секс без пошлостей, его девушка могла бы потерпеть измены ради такого внеземного удовольствия! Наивная дурочка, он же рожден быть дамским угодником, вежливым сердцеедом, который призван дарить сокрушительные оргазмы слабому полу». Сопротивляясь в момент кульминации, я выползаю из-под любовника, стараюсь контролировать ситуацию, но веду себя как непоседливое чудо-юдо, которому жутко нравилась происходящая игра. Самец грубо перевернул меня, две половинки попочки возвысились над талией, руки перебирают по-пластунски по дивану локтями, я как партизан, уносящий ноги после диверсии, но от врага не так-то легко убежать.

Валера разводит мои ноги, получая в полное распоряжение обработанную щелку, его член входит между наливных половых губ, гуляет в раздолбанном канале влагалища яростно, точно попадая в цель, его бесконечная страсть вгоняет в кураж нас обоих. Мы как заводные двигаемся в одинаковой скорости, пыхтим от потуг, стонем в такт шуршанию диванной обивки, чувствую, как венозный гладкий фаллос вызывает приступы блаженства.

- Ускорься!
- Нет.
- Пожалуйста.
- Я сам решу...

Не хочу его больше молить, сама втискиваю руку между ног, нахожу клитор и дарю себе заветную мастурбацию. Валера видит как я дрочу, его это заводит, поэтому спустя какое-то время он дерет меня раком как резиновую куклу, нанизывает как кусок мяса на свой блядский шампур, отдает себя делу с такой преданностью, что я кончаю с воем. Бьюсь в эйфории нежности спустя несколько секунд, наконец, меня покидает нечто, напомнившее раскалённый молот, появилось физическое облегчение и эмоциональное опустошение, будто внутри мозга нет никаких ощущений, а происходящее должно стать стопроцентным памятным воспоминанием. Улёт в нирвану дополнили горячие капли семени, оросившие ягодицы и внутренние части бедер, Валера достаточно умело прижал головку размером с футбольный мяч к анусу, кончил и сперматозоидная жидкость под давлением обдала вышеуказанные области тела. Этой победоносной струей постоялец показал, что я ему как женщина не безынтересна, он хрипел при эякуляции не по инерции, а от удовольствия, после чего обессиленно сполз по ягодицам набок. Это не была показуха, полная реалистичность с опустошением гениталий, он произвел фурор, перевернул моё сознание неприличной, но такой отменной выходкой.

- Я в ванну, ты следом через десять минут.
- Пойдем вместе.
- Нет, - отвечаю ему, - нужно произвести кое-какие манипуляции с попой.
- Ух.
- Есть питательный крем какой-нибудь?
- Все на полочке.
- Я позову!

Мы расползаемся в разные стороны, Валере нужна перезарядка, а мне подготовка заднего прохода к продолжению фиесты. Враскачку двинулась в ванную, ощущая, как трутся натертые валики половых губ друг о друга, соски возбужденно торчат под рубашкой, а мои тонкие пальцы быстро расстегивают пуговицы на одежде, чтобы нагишом уединиться в ванной. Не спешу прыгнуть под струю горячей воды, сначала дефекация, к тому же после секса очень сильно стало поддавливать внизу живота, видимо спазмы дали позыв организму сходить по большой нужде. Грациозно, как принцесса присаживаюсь на унитаз, ощущая распирание ануса, делаю грязное дело и тут же прыгаю в ванную, чтобы по проторенной дорожке поработать пальчиком, да вымыть заодно нечистоты. Попа покорно принимает указательный палец, мыло вместо смазки дарит скольжение, я хватаюсь за стеклянную дверцу и раскрываю рот от сладострастия, ведь анальные ласки дарят совершенно неожиданные впечатления после стандартного секс. Мне все мало, следом в анус входит средний палец, опять маловато, нужно втиснуть еще и безымянный. Теперь самое оно, медленно нагнетаю внутри себя эйфорию, энергично отталкиваюсь ногами от мокрого покрытия, громко стенаю и верчу ягодицами, чтобы достигнуть пика до появления хозяина арендуемой квартиры. Валера муштрует на входе своё хозяйство, глядит, как я томлюсь в экстазе, но примыкать не торопится, эта рассудительная сволочь ждет знака. Попка чиста, раскрытый тюбик крема на изготовке, только холодный носик с резьбой исчезает в заднепроходном отверстии, пальцы сдавливают оболочку, как внутри кишки снова образуется прохладное наполнение. Хранилище заправки быстро ее нагревает температурой распеченных стенок кишки, попа адаптируется к растекающемуся наполнителю, на анусе появляется блестящий лоск просочившейся смазки.

- Только без резких движений, - лукавлю я.

Хотя хочу, чтобы он промчался между вкусненьких ляжек своим членом, будто скоростным составом и влетел в тоннель на полном ходу, ударяясь в конце проникновения яйцами о растянутую до размеров кружка звездочку. Его амбиции трансформировались в покорное уважение моего желания, жилец не хотел делать мне больно, он истинный мачо и в постели ему нет конкурентоспособных мужчин. Я взяла инициативу в свои руки, стала медленно надеваться попой на шомпол, замирать на доли секунды, чтобы дать эмоциям время на адаптацию, вскоре несносное блаженство и неконтролируемая порочность овладеют разумом партнера, он начнет засаживать на запредельной скорости, разрывая меня в лоскуты. Стоп! Стоп! Хотя нет, не останавливайся! Быстрее! Не могу совладать со своими фантазиями, мне больно и приятно, это непередаваемые чувства. Пенис толстенным стержнем трамбовал растаявший крем в ненасытную бездонную дырочку, пальцы одной руки партнера жадно хватались за соски, ладонь свободной конечности хлестала меня по ягодицам. Вскоре Валера зарычал как зверь, затопил щелку спермой, излился с нечленораздельным рёвом, пытаясь признаться мне в любви сквозь одышку. Не хочу слушать эту нелепую болтовню, просто заткнись, мне нужно насладиться моментом, а не твоими ненужными признаниями, оставь их для простушек, потому что нимфоманке они ни к чему!!!

Внутри происходит революция – томление ниже пояса, неприятная боль в заду, распирающее кишку сочиво, требовательно рвущееся наружу через саднящий после коитуса анус. Мне плевать на его мнение, поэтому сажусь на корточки и позволяю этой белой шпаклевке с грохотом покинуть попку, брызгаю спермой себе под ноги и тру клитор, потому что снова хочу секса. Я всегда его хочу, даже после спаривания и испытанных подряд нескольких оргазмов, это феноменальное проклятие моего тела, дарящее праздник душе.

- Останься на ночь, Карина! – просит меня квартиросъемщик в надежде на продолжение после отдыха. Меня аж передергивает от услышанного собственного имени, я хитро улыбаюсь и делаю вид, что не могу из-за важного дела.
- Валер, извини, нужно ехать.
- Когда мы увидимся?
- Я позвоню перед приездом, когда разгребусь с делами.

Что думаю, когда общаюсь с рослым симпатягой? Примерно следующее: «Ты думаешь, что отхватил лакомый кусок пирога – траханую блядь с деньгами? О нет, милый, ты ошибаешься на мой счет, я не твоя очередная дурочка! И за то, что ты пытался со мной сблизиться, тебя ждет выселение в следующем месяце, только нужно придумать причину, по которой я не подпишу договор аренды на очередной месяц!». Он глядит, как я прячу под рубашку растертые и зацелованные до красноты груди с тёмно-багровыми ореолами сосков, вызываю растерянность во взгляде, когда натаскиваю юбку, не надевая трусиков. Да, чудак, ты далеко не первый и не последний в списке моих сексуальных желаний, счастливо оставаться.

По списку была еще одна квартирантка, молоденькая девочка Алиса, топ-менеджер крупной фирмы и инструктор по восточным танцам, мне хотелось бы овладеть ею, ведь с гибкость и ловкостью такой постоялицы ничто не сравнится. Платит исправно, деньгами не обделена благодаря своему трудолюбию, катается на приличной машинке, так что выселением ее не испугать – сразу же найдет замену, скидки, вроде той, что я предлагаю мальчикам, ее тоже не интересуют. Заранее предупреждаю о приезде, проявляю тем самым уважение и деликатность по отношению к квартирантке, даю время прибрать грешки, если таковые имеются. Ушлая барышня в свой единственный выходной любезно соглашается принять собственницу, то есть меня, это похвально, умудряется быстро сварганить печенье к чаю.

- Привет, Алиса, - по-свойски здороваюсь с рыжеволосой красоткой. – Я быстренько!
- Привет, Карина. Чай будешь?
- Не откажусь, все равно планы испорчены.
- Что-то случилось?
- Встреча сорвалась, - лгу и не краснею. – Вот решила проехаться по квартиросъемщикам, чтобы собрать арендную плату! – продолжаю упорно врать, заходя на благоухающую чистотой кухню.
- Зеленый или черный?
- Я бы вина, если честно выпила.
- А у меня нет, к сожалению. «Хм, к сожалению? Интересно, это сказано из учтивости или ей реально хочется со мной погуторить о жизни за бокалом вина?» - размышляю в течение секунды.
- У меня в сумке есть бутылка отличного напитка любви. Если не отвлекаю, можем «раздавить»! – как бы невзначай подмечаю я.

Сразу же вынимаю дорогостоящую трёхлитровую черную бутылку красного сухого вина «Камподжованни Брунелло ди Монтальчино», разлитую и упакованную в 1997 году. Этот пузырь элитного итальянского напитка стоит как два месяца арендной платы, да откуда обычной девчонке со среднестатистическим уровнем дохода об этом знать? Из пакета достаю фрукты, любвеобильная хозяюшка быстренько накрывает помпезный как для домашних посиделок стол, идет на контакт и не пытается навести мосты ради скидки. Ей просто интересно поболтать с успешной красоткой, которая немного старше, но выглядит несколько моложе благодаря беззаботному ритму жизни. Большими голубыми глазами рыжик поедает мои черные чёлочки, оценивает стильную юбку, завистливо смотрит на верхнюю часть гардероба, этот взгляд не содержит пошлости, исключительный женский интерес. Я с любопытством гляжу на Алису, ее домашний халатик, неприкрытые голые коленки, броский педикюр с едко-красным лаком для ногтей, прочие имеющиеся факторы сексуального влечения.

- Штопор есть?
- Был где-то, - отвлекается временная хозяйка, подпрыгивая к столу за открывалкой.
- Мужской руки не хватает в такой ситуации, - жадно любуюсь отсиженными розовыми бедрами.
- Да ну их, мужиков этих. Сами как-нибудь справимся! – проявляет самостоятельность девчонка и с хлопком вытаскивает пробку.
- Бокалы! – подхожу к ней сзади, беру тару и нюхаю волосы. Проявляю участие в процессе, как сделала бы лучшая подруга.
- За что будем пить? – интересуется лапочка, приподымая бокал с красным вином.
- Хозяйка предлагает тост! – отлыниваю я, чтобы услышать сокровенные желания собеседницы.
- За любовь!
- За любовь третий тост и на брудершафт!
- Тогда за дружбу, - нисколько не смутившись моему предложению, заявляет куколка.

Между нами возникают моменты лёгкого кокетства и флирта, озорница расположена к задушевной беседе и с аппетитом хлебает дорогущий нектар, будто это третьесортная бражка, проданная на розлив. Я смакую вкус и простоту миловидной душки, пьяно изучаю ее повадки, телодвижения, хочу сотворить что-нибудь выходящее за рамки приличия, но до третьего тоста придется подержать себя в руках. Дурманящий аромат, терпкий кислый вкус подсластили фрукты, в желудке начался пожар, теплые пары которого поднялись до самой гортани, подошло время чокнуться и осушить бокалы до дна в честь бесконечной любви. Я пила мелкими глотками, чтобы подольше касаться кожи запястья квартирантки, она слабо придерживала губами бокал, это было столь сексуально, что вышибало стул из-под ягодиц. Такого эротичного зрелища в жизни не видела, во мне проснулась лесбиянка и, судя по подаренному поцелую в Алисе родилось похожее чувство. Мы не могли отлипнуть друг от друга, нужно делать шаг, пока цыпочка еще не в состоянии соображать.

- Можем перейти в зал, включить телевизор! – делаю тонкий намек на толстое обстоятельство.
- А он нам нужен? Обойдёмся без телека.

Алиса снова накидывается как кровожадная хищница с поцелуями, мы друг друга хотим как Ромео и Джульетта, поэтому снова залпом пьем вино и уходим в зал. Густой сок промежности пробирается медленно стекающей каплей по бедру, щекоча кожу, меня охватывает мандраж от предвкушения, Алису пронзает жар, я чувствую как ее бледная кожа потеет от незаметно повысившейся температуры. Градус спиртного действует как катализатор в сложном химическом процессе. Сокрытие тайного влечения тлело как угли в печи внутри подсознания рыжей лесбиянки, завесу скромности сломил нежный поцелуй в шейку, от которого девочка обомлела и повалилась на кровать с зажмуренными от счастья глазами, увлекая меня следом. Дальше было то, что происходит между лесбиянками – ласки, нежности, поцелуи, секс...

- Я поеду, пожалуй, - отчиталась я как девчонка, когда надумала уезжать.
- Ты же за рулем, я тебя в таком виде не отпущу. Можешь остаться, принять душ, разделить со мной ложе, - предложила Алиса после всего.
- Не стесню?
- Нет, солнце, - поцеловала она меня в щеку, - ты всегда желанный гость, которому я предложу лучшее место.

Заботливая, человечная, сердечная постоялица заслуживала и дорогого вина, и моего внимания, и дорогих подарков, поэтому я не постеснялась побыть у нее на правах гостя. Ночью мы не спали, болтали обо всем и ни о чем, гладили друг друга, как романтичные любовники, а под утро занялись лесбийской любовью, чтобы дать накопившейся страсти безопасный выход наружу. Мыслей много породил нетрадиционный секс, прозвучали бы они как-то так: «С этой пташкой нас ждет много нового, сделаю скидку, пусть приоденется, чтобы не стыдно было появляться совместно в обществе, да бельишка эротичного прикупит, а то стандартные трусики не подходят к такому знойному телу. Завтра с утра нужно наведаться еще к тройке клиентов, чтобы собрать деньги и заодно перепихнуться».


Читайте порно рассказы вместе с нами!