Порно рассказы
10 01 2015 в 10:01
Просмотров: (96265)

Милая обманщица


Звонок был неожиданным для меня как снег на голову жарким майским днем:

- Братишка, привет!
- Юлька, ты? Здорова. Номер левый какой-то.
- Моя карточка пропала, купила новую sim-ку. Игорёк, есть разговор.
- Выкладывай, если что, помогу!
- Ну, я тебя за язык не тянула. В общем, влипла я по самые помидоры с покупкой иностранной недвижимости. Короче, мне жить негде, с работой облом. Можно я у тебя на даче перекантуюсь какое-то время?
- Приезжай, я как раз здесь.

Судьба покрутила меня неслабо: бывшая жена хоть и не имела права на собственность, оставленную в наследство родителями, попросилась пожить на квартире, пока не трудоустроится, умоляла, попрекая несколькими месяцами совместной жизни. Как порядочная блядь, загулявшая бывшая супруга обещала исправно платить, надеясь на мое снисхождение в ценовой политике. О таких говорят: «Хочет на ёлку залезть и жопу не ободрать!». У меня доходы кое-какие имеются, плюс выгодно вложился, поэтому при дополнительном барыше мог сидеть у себя на даче и в ус не дуть о необходимости работать. А вот сестра все рвалась за границу, мечтала о большой квартирке на берегу моря, хотела свое райское гнездышко с открытой террасой, панорамными окнами, всевозможными ноу-хау, не думая о возможном заработке и собственном будущем. Вложила все деньги в недвижимость, понадеялась дурочка на красоту и привлекательное молодое тело, устроилась танцовщицей в клуб, желая отхватить там сыночка олигарха или местного мажора, облом вышел - выгнали за приставания к клиентам, потом подрабатывала аниматором в отеле, развлекая русскую публику. Захотела перепродать особняк, тут-то на ней нагрели лапы ушлые иностранные риэлторы, нечистые на руку – ободрали как липку, а у сестры никаких прав в той стране, поэтому поиски негодяев свелись к нескольким бессонным ночам, проплаканным в подушку. Возвращение на этническую родину давалось Юле очень болезненно – отсутствие моря, нестабильный климат с перепадами температур, далекое расположение моего дачного дома вдали от благ цивилизации делали ее существование невыносимым. Что нам привили родители с детства, так это любовь к книгам, моя обширная библиотека имеет разнообразные жанры, взял в руки книгу, налил в стакан горячего глинтвейна или прохладного сока и читай, хоть зачитайся.

- Юль, раз уж ты заменяешь хозяйку в доме, то я обременю тебя кое-какими обязанностями!
- Игорь, я и сама хотела предложить, а то неудобно как-то жить на халяву и бездельничать целыми днями. Давай я буду кушать готовить, прибираться, с огородом помогу, чтобы не зря свой хлеб кушать.

Женщины у меня не было слишком долго, а годы и близко не приближались к преклонному возрасту, так что в ранние часы меня стал одолевать утренний стояк, все чаще привлекали ножки сестрички, бегавшие босиком по кухне при готовке еды, соблазнительно смотрелась грудь в лифчике, когда она загорала на лежаке около дома. Извращенные инстинкты вынуждали меня прислушиваться к тому, как журчит моча в туалете, когда она писает, я мастурбировал, слыша скрежет металлической кровати через стенку, нюхал ее обувь. Сам не знаю, как удержался от домогательств. Больше всего меня поразила работа на грядке, когда мы совместно занимались посадкой картошки. Юля работала в купальнике, щедро выставляя солнышку свою кожу, низ бикини был широким, но плутовка сдвинула кромки трусиков ближе к щелке, чтобы площадь белой кожи была как можно меньше. Я поедом жрал попку, чувствовал дьявольскую эрекцию от вида напряженных бедер, все-таки стояли раком, лопата рядом с сестренкой напоминала пилон, на который она обязана была взобраться для демонстрации головокружительного танца с развратной составляющей.

В моей голове прилежный, воспитанный, любящий брат Игорь пел дифирамбы в честь трудолюбивой сестренки, а осторожный, сексуально озабоченный и голодный ёбырь Игорь умолял трахнуть единственную родственницу. Фантазии на тему «Брат-Сестра» стали расцветать пышным цветом, мне хотелось выдернуть с грядки морковку побольше да потолще, чтобы ею оттрахать Юлину письку. В башке начался ожесточенный спор на тему инцеста:
- Ты чего, она же родная кровь. И деваться ей некуда, захочешь ее отыметь, а ей деваться некуда – не откажет! – приводила доводы добрая часть души.
- Гляди какая сочная задница, она специально булками так игриво вертит. Хочет, чтобы ты ей засадил. Если хорошо присмотреться, то через ткань можно увидеть мокрую ложбинку и расползшийся анус! – вопила гнусная часть мерзкой душонки.
- Это обычный купальник, ничего пошлого и вызывающего. Откинь надуманное, включи благоразумие, стань лучше, откинув прочь нелепые замыслы, - говорил моралист.
- Стать обладателем этого тела рано или поздно придется, Юля сама нарывается. Отымей эту сладенькую письку, иначе твой член будет болеть с каждым днем все сильнее, никакой онанизм не поможет! – говорил во мне ебливый разгильдяй.

Чаша весов наклонилась в сторону терпения, я решил не брать вола за рога и не делать грубую попытку овладеть Юлей на приусадебном участке. Поздним вечером мы хорошенечко поужинали, еда уминалась за обе щеки со скоростью звука, алкоголь поглощался со скоростью звука, мы порядком захмелели и с непривычки переутомившаяся сестра быстро отправилась на боковую. Она приняла душ, бросила трусы в корзину для грязного белья, стирать не стала, потому что рук уже не чувствовала и отключалась от усталости. Только она захрапела, создавая рокот в своей комнате, как я проник в ванную, захлопнул шпингалет и выхватил оставленное белье, чтобы понюхать. От трусиков приятно разило каким-то цветочным запахом, еще подумал тогда «щель с цветочным ароматом и клубничным сиропом», лизнул присохшую карамель, размачивая слюной выделения, увидел трусы от купальника, ухватился за них и жадно обмотал вокруг выгнутого пениса. Наступило секундное облегчение, после чего жжение на выходе из уретры усилилось до «нельзя терпеть». Вдыхая сестринский запах с трусиков, лобызая язычком по местечку, куда писечка сбрызгивала последние капельки мочи при мочеиспускании и вагинальные соки при поползновениях ткани между половых губок, я принялся яростно наяривать моего раскрасневшегося от притока крови удальца.

- Кончай в трусы, пусть ваши жидкости перемешаются! – подсказывало горемычное сознание.
- Немедленно прекрати, ну или хотя бы не кончай ей на трусы, ведь поймет, что ты извращенец! – сбивала охоту совесть.
- Вкусненько, прямо зашатаешься, признай же, что пора сожительницу оприходовать.
- Не сметь, она родная сестра...

Ну, в общем, начал кончать и не удержался, закрыл площадь поражения спермы обеими трусиками, а семени накопилось столько, что хоть ведром черпай, пропитала она трусы насквозь, даже руки сделала липкими. Заочный половой контакт состоялся, навеял уйму неприличных фантазий, мыслей, размышлений и желаний, которые хотелось хоть как-то нейтрализовать. Ведь не лезть же в койку к Юле, пока она беззаботно спит, скорее всего, без нижнего белья, потому что слишком уж жарко на втором этаже в летний период, когда солнышко раскаляет крышу. Взял ноутбук, вставил 3G модем, чтобы поискать себе развлечений на сон грядущий, начал перебирать кипы порнографических ресурсов с голыми девочками. Дрочить на фотки с первоклассными красотками меня не тянуло даже в школьные годы, глаза все-таки отличают корректированные снимки от оригиналов, хоть у некоторых отредактированных куколок были специально оставлены веснушки, складки кожи, растёкшаяся тушь. «Это их перед фотосессией так жестко натягивают, что они ревут перед объективом» - подметил я, вспоминая, как однажды любовался кадрами из-за кулис порнофильма.

Вернусь к своему деликатному положению! Взял бутылку вина, оно так хорошо расслабляет, когда вокруг тишина и темнота. Не знаю, как долго ковырялся, но наткнулся на конкурс – один порнографический ресурс объявлял поиск дарований, способных ваять эротические рассказы. Победителю была обещана скромная денежная компенсация за труды в случае победы, денежные призы предполагались первой пятерке, но уже в скудных пропорциях, неограниченная тематика. Сподобился писать, поначалу не клеилось, сюжетная линия получалась слабенькой и безынтересной для искушенной аудитории, уж тем более не тянула на первое место. Пришлось бегло прочесть парочку эротических историй из жизни, мой кол набух, будто я его и не дрочил, яйца зазвенели, внизу живота неприятно отдавал этот яичный перезвон, спокойствие приказало долго жить, растворившись в очередном приливе похоти. Смысла мусолить испачканные, а затем выстиранные трусики Юли не было, поэтому я сосредоточенно сфокусировался на истории.

«...Сестра Юля стояла предо мной в неглиже, под тонкой ночной рубашкой виднелись розовые коленки, к которым мне хотелось прильнуть губами. Взгляд скользнул по упругим бедрам, останавливаясь на непонятном черном треугольнике, просвечивающемся сквозь облегченную шелковую ткань в зареве голубой луны, нависшей над окном огромным светящимся шаром. В свечении ее лучей сестра казалась бескрылым ангелом, спустившимся с небес, чтобы обуздать мою невероятную страсть и неконтролируемое влечение...».

Получалось чересчур романтично, будто это не брат натягивал сестру, а два любовника занимались прелюбодеянием. Нужно было приукрасить тоску и разнообразить банальные сцены чем-то экстраординарным. Мне не нравилась завязка отношений, поэтому начало подлежало переработке и корректировке некоторых моментов.

«Мы сели обедать под яблоней, ветви которой украшали тяжелые наливные плоды. Сестра села рядом, чтобы ощущать дурманящий запах моего натруженного потного тела, ее изящные ручки казались невесомыми, милые очки на курносом носике молодили личико, делая собеседницу похожей на молодую школьную учительницу. Прекрасный момент стал воистину волшебным, когда Юля бесцеремонно откинула пышные пряди вьющихся волос челки на плечи, аристократично вздохнула налитой грудью и поднесла к губам банан».

От одной мысли, что сестра берет в рот что-то похожее на фаллос, вызвало эрекцию, моё паховое чудовище взъерепенилось и начало терзать трусы, вырываясь наружу, крайняя плоть вывернулась изнанкой, выпуская пульсирующую головку.

«...Коротенькое ситцевое платьице выше середины бедра поползло вверх по ногам, когда сестренка потянулась за кистью винограда, я увидел, что на ней не было трусов. Взыграло мужское самолюбие, древние инстинкты потревожили разум, рука инстинктивно хватила ляжку и начала пробираться сквозь плотно сомкнувшиеся ноги. Вскрик. Сожаление. Попытка удара ладонью по щеке. Всего этого не случилось, когда пальцы проникли в мокрый источник братского счастья Юлии. Пальцы были в таинственно-запретном месте, они скользили по кромке влагалища, нагнетая на сестру дикий восторг, неожиданность и приятное расслабление вдобавок к томительному порханию бабочек внизу живота...».

Получалось неприлично, играющее в крови вино вышибло остатки разума, лицо стало полыхать, фантазии переступали дозволенные границы, в итоге я принял решение описать не только секс с любимой сестричкой, но и передал сцены фетиша, углубляясь в подробное описание расцветки белья, их запахов, внешности родственницы. Яички стали призывно ныть, отдавая болью в дых, мне захотелось проскользнуть в спальню к крепко спящей Юлии, чтобы полюбоваться хотя бы соблазнительной тёмной ложбинкой под декольте ночной рубашки, проследить, как глубоко эта ложбинка ныряет вниз, в конце концов, полюбоваться сосками грудей, частично виданных в лифчике. Или сделать приятно язычком спящей принцессе, пусть проснется от оргазма и бессильно попросит продолжить секс? Нужна была взрывная концовка, а зенки пялились в экран без движения, курсор мигал на месте, стрелка на наручных часах громко колошматила монотонным ритмом, хотя казалось, что время остановилось.

«...Сестра довольствовалась соитием, томясь в белоснежной постели горячим телом, ее испепеляющий взгляд скрыли обвалившиеся от усталости веки, зацелованная нижняя губка цвета клубники оказалась прикушенной зубами, чтобы хоть как-то заглушить непрекращающиеся гортанные стоны. Моя больная фантазия требовала продолжения, глядя на бархатистую кожу ног, лоснившуюся от света луны, поэтому вялый, сморщенный пенис оказался у Юли во рту, начав приобретать магическую стойкость благодаря ласкам шаловливого язычка. В тот момент мой взгляд говорил «соси!», а ее признавался мне в любви, в настоящем пылком, человеческом чувстве, ожидая взаимности, которая сделала бы ее бесконечно счастливой...».

Перепроверил писанину усталым взглядом, допил остаток вина прямо из горла опустевшей бутылки, исправил пунктуацию и грамматику, после чего отправил файл вместе с сообщением об участии в конкурсе. Отправил и забыл. Дни катились друг за другом, мы с Юлей жили душа в душу и изнемогали от скуки за городом, совместные посиделки стали роскошью, интереса в совместном приеме пищи практически не осталось. Мы были как два сокамерника, которые просто торчали в своих ноутбуках, изучая хорошо знакомые ресурсы. Неименным оставалось лишь мое влечение к родной сестренке, точнее оно усилилось настолько, что я стал нюхать ее обувь, регулярно дрочить трусами, гладить головку поролоновыми вставками лифов, спускать в колготки, которые она носила в дни, когда предстояла вылазка в город.

Так совпало, что у сестрички начал глючить ее лэптоп, спасу нет, то перегрузится с синим экраном, то погаснет втихомолку, программы стали запускаться очень долго, появился странный скрежет под клавишами. Прочитали в интернете советы грамотеев с форумов и IT-шных мудрецов, все в один голос твердили, что нужно срочно сливать файлы с HDD, иначе кранты данным, потому что жесткий диск вот-вот отработает предначертанное инженерами время. Соединили мы наши любимые игрушки проводком, стали попивать домашнюю настойку. Юля метнётся, порцию папок отправит на переброску в мой ноутбук и снова сидит, пьет наливку, на душе хорошеет, глаза радостно глядят на раскрытую как на ладони природу, кирпичные домики, так легко на сердце, что хоть соловьем пой. Я отвлекся, забыл, что рядом есть сестра, погрузился в прострацию, позабыв о своем катастрофическом вожделении, можно сказать переболел инцестом и начал все с нового листа. Слышу, шоркают шлёпанцы по дорожке, быстро так, словно Юля бежит от кого-то, лицо багровое, ноздри раздутые, как заорёт она на меня благим матом:

- Сука-падла-тварь, ты совсем рехнулся?
- Объясни, - пьяно бурчу на нее.
- Я тебе сейчас объясню, любитель трусов! – говорит сестренка, и я ощущаю мощный спазм внизу живота от удара рукой по гениталиям.
- ... - кряхчу, стону, как будто сто эякуляций подряд испытал, понять не могу, чем заслужил удар ниже пояса.
- Хорошую историю написал. Долго ваял про горячо любимую сестру Юленьку? – оскалилась бестия, глядя сверху на мои муки.
- Ёб! – только осенило меня. – Ты зачем в почте рылась?
- У тебя на экране всплывающее окно вылезло, идиот. Принимай поздравления, проба пера оказалась успешной.
- Какое место? – дурашливо спросил я, вставая на трясущихся ногах.
- До первого немного не дотянул, там какой-то педераст вместе с другом папеньку своего дрючил, зато обошел историю о приключениях трансвестита. Браво! Вот тебе аплодисменты, - она хлопнула в ладоши трижды, - а сейчас я нарву цветов с грядки да ими тебе по роже твоей наглой съезжу.

Я не растерялся, резво дернулся сестре наперерез, поджал ее к дереву, и так нахлынуло на меня сексуальное желание в момент сближения, что беспардонно нагло засунул руку под платье между бедер, с Юлиных губок сорвался лёгкий стон. Ловкие движения пятерни под трусами не давали сопротивляться сестричке, она после прочтения уже была мокренькой внутри, нужно было лишь довести ее тело до кондиции. Хрупкое тело не держалось на слабеющих ножках, мне становилось все тяжелее ее удерживать навису, пальцы вползли в лоно глубже непристойного и уперлись в скользкую матку. Одобрительное «Ох!» послужило сигналом к наступлению после оборонительной фазы, я до неприличия сильно засосал Юльку в губы, усилив шевеление пальцев во влагалище. Из-под подола раздалось выразительное «Чав-чав-хрюк-пук», какофония желания повергла партнершу в ужас и она тотчас же положила лицо мне на плечо, шире раздвигая ноги. Преодолевая сопротивление собственных трусов, я вынул член, потер о влажную сестринскую промежность и углубил во влажную теснину до упора, следуя нашим обоюдным низменным желаниям. «О, черт, еще!» - задохнулась в астматическом приступе Юля, подпрыгивая в воздух и прижимая расставленные ноги к талии. Вместо неадекватного психоза на лице сестры миловалось умиротворение, это делало ее смазливое смуглое личико по-особенному красивым, особенно цепляли за душу раскрытые от сладострастия губы, выгнутая шея и натяжение кожи на глотке.

- Ты такая привлекательная, ничего не могу с собой поделать.
- Заткнись, просто делай мне приятно, - простонала со странным холодком в голосе Юля.

Непреодолимая дистанция между началом инцеста и эякуляцией неумолимо сокращалась, я чувствовал, как член обжимают одним большим, горячим хомутом со всех сторон, мышцы Юлиного влагалища давили на него как тиски, венец головки все время терся о них, предрекая наступление разрядки. В тени дерева сестра показалась мне еще смуглее, я будто трахал мулатку, ошеломительно смыкая ее таз, чтобы глубоко засадить ебучую колотушку вглубь райской пещеры.

- Мне неудобно. Давай сзади!
- ... - я молча перевернул Юлю раком и снайперски ткнул своей блядской шпагой в цель.
- Дурак, ниже бери.
- Ошибочка вышла, пардоньте, мисс.
- Олух... Игорь... братишка... ты не вздумай в меня кончить... молю.
- Вынь да положи, только куда?
- В рот.
- Тогда самое время...

Я надавил сестре на ключицы, она поползла быстрее скоростного лифта вниз, обосновавшись на корточках, член, будто шейкер с белковым коктейлем, у которого плохо захлопнута крышка, пульнул мелкие капли спермы на лицо Юльке. Вторая волна эякуляции была немного отсрочена, будто первый спуск был предупреждением перед глобальным фонтанированием. Сестрёнка спохватилась после удара струи о губы и щеки, моментально накрыла пульверизатор губами, придавила головку к ребристой поверхности нёба и сладко причмокнула, чтобы воссоздать вакуум для полноценной концовки полового акта.

- Доволен, писатель хренов?
- Знаешь, Юль, там конкурсы ежемесячно проводятся.
- И?
- Не могу сказать точно, но материал для следующего конкурса у меня уже есть в запасе.
- Иди ты. Я мыться.
- И?
- Со мной двигай. Сам спустил, позаботься о сестре, ей же тоже кончить хочется...


Читайте порно рассказы вместе с нами!