Порно рассказы
17 01 2015 в 18:01
Просмотров: (14803)

Тёлок много не бывает?!


Хочу рассказать одну суровую басню о праздновании Нового года, да слов красивых в лексиконе немного имею, поэтому наслаждайтесь белибердой без упреков. История началась еще в подростковые годы, когда на первом курсе института родители по дешевке купили убитую квартиру. Сказали «Пока будешь учиться, мы ремонт сделаем, облагородим», ага, именно так и было, только мешки с цементом и песком тягал я на собственном горбу, научился мля стены выравнивать, горы мусора вывез, потом приспособился обои клеить. Предки поступили хитро – впарили мне подарок да заодно уму-разуму научили, так сказать, чтобы руки не из жопы были, умел все делать. В те дни времени было мало, учеба сжирала большую часть времени, затем на очереди были ремонтные работы, вскоре подвернулась мне симпатичная блондинка Милослава. Черт подери ее попку, я кончал только от сексуального произношения ее имени, мышца страсти между ног агонизировала, когда мы сближались в танце, «бубенцы» чуть ниже шомпола звенели, когда моя девочка вместе складывала губки. С грудью крошке Милославе не подфартило – маленькая она была, соски скромно торчали небольшими бледными пятнами, коленки большие, ноги кривоватые, но это приятно сказывалось во время нечастых спариваний.

- Толик, пойдем к тебе, будет весело, - однажды заявила Милослава, хитро постреливая глазками в сторону убитой халупы.
- Милка, не прикалывайся, там стройка полным ходом. Пыль всюду, мусор, инструменты разбросаны, из света одна лампочка, и та примотана к проводам изолентой! – воспротивился я, не желая снова возвращаться туда, где проводилось все свободное время.
- А мы выключим свет, он нам не понадобится.
- Предлагаю к родителям пойти, все равно моя спальня полностью в нашем распоряжении. Предки чаем напоют, можно будет посмотреть фильм.
- Не застонать, не охнуть. Надоело уже сдерживаться.

Нужно сказать, что у моей подружки Милославы дома помимо мамы и папы проживали дед с бабкой, собака постоянно забегала в комнату, а если двери хорошенько запереть, сука начинала скулить с обратной стороны, подрывать лапами и всячески нас палить. Тут же слышался строгий приказ родителей впустить животину, с сексом получался облом. Мои предки домоседы, метлой не выдворишь, тем более после того, как мы все дружно наработаемся в купленной квартире. Раз девочке захотелось экстрима, я отказывать не стал: затхлый воздух, насыщенный пылью, концентрированные ароматы строительных материалов, ни сантиметра чистого пола, даже приткнуться негде, чтобы получить желанное, долгожданное, требуемое молодым организмом наслаждение. Мы расположились рядом с балконом в зале, там очага мусоросборника не было, весь эпицентр был в ванной, подоконник мы быстро протерли мокрой тряпкой, в тесноте приткнулись друг к другу, осыпая жаркими, страстными, мучительно приятными поцелуями. Слюна моей девочки казалась слаще ананасового сока, скользкий язычок был как талое мороженое, ускользавшее между губ, ниспадавшие нам на лицо волосы пахли гигиеническими средствами для ухода. Я запер Милославу в коробку, прижимая попкой к подоконнику, она подскочила как кузнечик и ловко зацепилась ногами, лопатки уткнулись в перегородку оконной рамы. Это было так здорово, будто мы молодожены, которым сделали на свадьбу ценный подарок в виде совместной жилплощади, от этого секс стал приобретать нотки альтруизма, уверенности, что нам не посмеют помешать, спешка исчезла, мы не старались быстро закончить приятное, наоборот, растягивали удовольствие, смаковали его. Это была наша империя разврата, Милослава была королевой порока, а я королём похоти!

Моя рука пролезла под ягодицами любимой, она привстала, чтобы дать трусикам сползти по ногам вниз и раскрыть в полной красе гладко выбритую бесконечную прорву блаженства. Почти незаметные малые половые губы окантовкой виднелись по краю влагалища, свободно покоившийся клитор не пришлось искать, все было на виду, аккуратно, чётко и ровно, будто углубление делалось лазерным скальпелем. Завидущие глаза внимательно смотрели на тёмную глубину между двух духовых пирожков, как я называл ягодицы, они хотели добраться до всего, что видели, а мысли стали стартовым механизмом для моих рук.

- Не туда, - обеспокоенно поправила меня девушка.
- Я немного пальцем, а потом языком.
- Хочешь «ЭТО» попробовать?
- Не здесь, точнее, не в такой обстановке.
- Буду иметь в виду.

Проникновение мизинца в попку на одну фалангу, лизание ануса, повторный проход с сосанием клитора укатали Милославу до оргазма, она визгливо прохрипела, по пустующей квартире раскатом промчалось эхо, стекла в старых деревянных, обветшалых рамах задрожали, а следом конвульсивно несколько раз дернулась моя пассия. Незаметно я сплюнул под ноги, слюна с содержанием женских секретов хоть и была безвкусна, но я почему-то стал брезгливым привередой на секунду. Тяжелое дыхание пассии не прекращалось, ей не хватало затхлого воздуха, чтобы продышаться и полностью заполнить лёгкие, мелкие грудки быстро подпрыгивали под лифчиком. Милослава перехватила первенство, стала доминирующим элементом, которому очень хочется пососать мои яйца. На корточках сосать было неудобно, на колени не встать, ибо тогда улики будут на одежде, я поджал искусницу оральных ласк к батарее в качестве опоры, а сам придерживался подоконника, мерно покачивая тазом навстречу распахнутому ротику. Скольжение язычка оканчивалось в уретре, змеевидный элемент пытался вползти в дырочку, расковыривал ее, способствуя всё большему притоку крови к тяжелой как камень головке. Мой набалдашник раздуло, сотрясло несколькими спазмами, затем напряжение достигло пика, и начался слив распиравшей семенной канал спермы. Милослава жадно глотала каплю за каплей, ловила струйки язычком, вместе со мной застонала синхронно, чтобы предать моменту эффект распаленной страсти, послушно дождалась концовки под поглаживания моей рукой ее щеки.

- Хочешь продолжать? – спросила она, ожидая соответствующего вопроса.
- Минут пять отдышусь. А ты уже не хочешь?
- Спина колом в пояснице, ноги затекли. Давай на следующий раз отложим?
- Все-таки у дома лучше, - проявил я заботливую деликатность, намекая на родительскую квартиру.
- Нет, мне здесь больше нравится. Только нужно прибраться. И не помешало бы мягкую подстилку на пол. Когда-нибудь мы поженимся, будем здесь заниматься любовью на кровати! – мечтательно представила моя девочка.

Не прошло и месяца, как я выдраил пол, кинул войлока кусок, ставшего нашим траходромом, к тому времени ванная облагородилась, ее тоже привел в божеский вид, чтобы после секса с любимой можно было хотя бы подмышки помыть, хозяйство да ей свои прелести текущие и забрызганные ополоснуть. Войлок жесткий, не зря его отец для полировки иногда использует, трахаться на нем тоже не верх удовольствия, тем более, два квадратных метра уж ни в какое сравнение не идут с кроватью, но Милослава все терпела. Потертые колени, неудобство, жесткость при лежании, свезенные локотки, малая площадь созданного ложа и антураж комнаты не пугали мою возлюбленную, что автоматически уходило в зачёт ее преданности и простоте. В бешеном режиме мы поролись целых два года, успели притереться, остывшие отношения больше не вспыхивали яркими красками, поэтому обоюдным согласием было решено расторгнуть отношения.

К тому времени в квартире появилась мебель, правда не было штор, для холостяцкого гнёздышка вполне приемлемо, а вот для секса с требовательной подружкой недостаточно. Мне очень хотелось брызгать спермой, причем не вхолостую, как у пропащих онанистов, а на женское тело, но найти девчонку, которая бы давала себя иметь без презерватива, да еще довольствовалась малым, было нереально. Поиски подруги сердца продолжались безуспешно какое-то время, я видел много безупречных барышень, но ни одна не могла составить даже слабую конкуренцию безотказной давалке Милославе. Как-то в институте я натолкнулся на рослую длинноногую брюнетку Диану, это была сверхъестественная, оформленная, сочная девушка с большими формами, на фоне слабого пола она выглядела как динозавр между людей.

- Чувак, соблюдай дистанцию. А то с наскока станешь папой! – подколола брюнетка. Я случайно пихнул ее в спину, когда споткнулся в толпе бегущих студентов и зацепил членом попку, грудью ударил в спину, а одной рукой прихватил за талию, чтобы она не шмякнулась от моего толчка.
- Извини, споткнулся, - ответил я. – Я Толик!
- Диана. Будь аккуратнее, а то всех посшибаешь как кегли в боулинге.

В репликах собеседницы слышалось эротическое самовыражение неудовлетворенной шалавы, которая ищет возможности либо уколоть, либо покувыркаться, причем последний вариант буквально был написан на лице у цыпочки. Брюнетка плавно жестикулировала, медленно проговаривала слова, не торопилась отделаться от моего общества, мы шли по коридору, а со спины слышалось перешептывание девчонок, ведь ростом я был на полголовы ниже. Вечером оказалось, что примерно одинакового роста, если снять с Дианы обувь с высокой шпилькой. Шалава не отказалась от романтического свидания на мужской территории, сама купила перед встречей бутылку коньяка, поэтому мы отставили слабенькое вино в уголок, оно все равно под нарезанные фрукты хуже подходило. Слово за слово нашли взаимопонимание, потом настал момент поцелуя с озабоченным динозавром, засос длился какое-то мгновение, но мне вдруг стало легко и приятно, снизу начал подёргиваться выдвигающийся вперед как телескоп член. Паховый экспонат подходил к промежности Дианы, становилось все жарче, по венам циркулировала кровь, стучало в висках от начавшегося выброса флюидов любви в комнатное пространство. Под влиянием алкоголя гормоны затмили рассудок, пелена застелила глаза, я подхватил увесистое тело самки на руки и поволок к кровати, которая слишком давно не скрипела, а спальня не наполнялась женскими стонами. Чтобы не начинать танцы с бубном, сразу озадачил Диану:
- Я люблю оральный секс, так что если не умеешь, придется учиться!
- Ты первый! – просканировав меня взглядом, говорящим о том, что теперь я стал чей-то собственностью, ответила Диана.
- Как скажешь.
- Мне тоже нравятся шаловливые мальчишки с длинным языком.

Поставил раком студентку-конфетку, растянул резиновую задницу в стороны, чтобы подобраться к щели и узенькой звездочке, обрамленной красным кольцом. Такой знакомый аромат женщины вдруг ударил в ноздри, что я начал лобызать письку и жопку в порядке очередности, изводил Диану лизанием клитора, совал пальцы в лоно, затем отважился ткнуть счастливым мизинцем в анус. Брюнетка от восторга задёргала своими большими ступнями 39-го размера, пошатнулась вперед, а потом с размаху надела очко на продолговатый перст, заполняя спальню нечленораздельным рыком и блаженными стонами. Описание делаю красочное, но в реальности все было намного откровеннее, просто иногда детали не выразить словами. В общем, Диана сразу меня зацепила доступностью заднего прохода для возлияния, ведь с бывшей подругой у нас дальше дефлорации интим не докатился – вроде бы и девственности попу Милославы лишил, но член не засунул из-за резей при проникновении.

- Банан есть целый?
- Есть на кухне. Ты проголодалась? – борзо пошутил я.
- Неси, юморист. Пригодится в деле, только помой.

В тёмном окне светились огоньки с противоположного здания, возможно, за нами кто-то наблюдал, учитывая тот факт, что спаривание началось со светом. В темноте вся интрига полового акта рассеивается, сводится к машинально-механическим телодвижениям, производимым наощупь и не более, а при свете ты показываешь мастерство, все приобретенные навыки, можешь безошибочно пробовать экспериментировать. Тусклая обрезанная луна половинкой висела в тёмном небе, черные тучки изредка закрывали ее холодное сияние, зато звездное небо так ярко озаряло силуэты качающихся деревьев, что можно было свободно клацнуть выключатель для создания романтической иллюзии. Я вбежал с бананом в руке, болтавшейся колбасой и идиотской радостной улыбкой, подскочил к вальяжно разлёгшейся Диане, заметил, что она очень нежно дрочит клитор, а под спиной лежала пара подушек.

- Банан сюда, - указала она пальцем в киску, - пальцы аккуратно сюда, - показала на попу, запрокидывая ноги в позу березки и опираясь ступнями в области своей головы.

Эта гимнастическая выходка выглядела бесподобно, безупречная, широкая, сочная попка раскрылась, розово-красная щель спереди приняла желтый фрукт, губы Дианы были эпично укушены, а из ротика донёсся гортанный скулёж. «Смажь кремом или плюнь туда» - взмолилась подруга. Кожа ануса становилась мягче тёплого пластилина, сфинктер перестал реагировать на проникновения буквально через несколько секунд после смазки, трепыхания хрящевого агрегата усиливались в соответствии с ускорением мыслительного процесса, а пофантазировать в той ситуации было над чем, осмыслить предстояло многое. Опыт первого анального секса был незабываем, это напомнило потерю девственности, моя сочная партнерша сладко ухала, когда прибор разгулялся в канавке и начал гулять в двух направлениях как скоростной состав в метро. Меня очень напрягало присутствие презерватива, хотелось его сорвать со шпаги и вставить в ножны женского тела, мозг приказывал кончить в зад Диане, но рассудок, не опьяненный порочными желаниями, приказал пустить сок любви в контрацептив.

После секса:
- Можем без резинки, - первой намекнула Диана. – Так приятнее будет.
- Извини, солнце, я всегда только с ними – от залёта берегут и от болезней защитят.
- Суеверный или недоверчивый?
- Принципиальный!

Правильно сделал, что порол шалаву с презервативами – Диана оказалась легковерной и ветреной барышней, способной развеяться с дружками на пару дней и наверняка дело дружбой там совсем не ограничивалось. Настало время и эту кобылку слить, не доезжая до финиша, жениться на порочной потаскухе не было в приоритетах, и всё чаще воспоминания сводились к лапочке Милославе. Пальцы очень часто замирали, желая нажать заветную кнопку на ее номере телефона, но послать вызов я не решался. Одолевали сомнения: с кем она, как много было партнеров, нашла ли возлюбленного или быть может, женилась.

За Дианой появилась Вика, эту шмару я порол без намека на воспитанность – она меня беззаветно любила, позволяла с собой делать всё, даже порывалась подключить к сексу подругу. В последний момент я струхнул перед групповой еблей, не захотел опростоволоситься в попытке доказать, какой же я на самом деле плейбой и потешить самолюбие, оттрахав сразу двух прошмандовок. О чистоплотности ее я знал из регулярных анализов, которые им приходилось сдавать, работая в продуктовом магазине, поэтому разговора о контрацептивах не велось априори. Худая, щуплая, разукрашенная косметикой русоволосая кудряшка брала в рот, позволяла кончать в себя во время месячных, подставляла очко ради нашего светлого будущего в квартире, приобретшей вид полноценного семейного гнездышка благодаря стараниям моих родителей. Самая запоминающаяся сцена соития с Викой: она стоит раком, из нее течет кровь как из кабана, бардовые капли месячных летят на линолеум, собираясь в лужу, а я шпилю ее сзади под оглушительное чавканье манды. Ужасно эротично это дело выглядит, если забыть о брезгливости, особенно круто наблюдать, как из письки на пол вылетает мутно-красная сперма с неприличным разрывом в ушных раковинах. Так мы доигрались до беременности, было решено сделать аборт, инициатором выступил я, потому что на потаскухе жениться не собирался и не позволил бы растить нашего совместного отпрыска в одиночку.

Снова скорбное одиночество, снова приколы друзей на тему рукоблудия холостяка, регулярные намеки девушек с целью перепихнуться и ни одного искреннего намека на отношения, будто весь слабый пол для меня стал чем-то запретным. Строить из себя плейбоя не стал, решил повременить с отношениями, оглянуться вокруг, поразмыслить над своим будущим. Родители этот период жизни назвали «Взрослением». Уж не знаю, сколько ума и мудрости нахватался, но близился Новый Год, и друзья слёзно умоляли погудеть его в моей квартире, мол, мебель роскошная, площадь позволяет развернуться и не сидеть на головах друг у друга, по возможности пригласить симпатичных девочек. Как всегда бывает в мужской компании, было много алкоголя, беспардонные барышни, прыгающие из штанов после первого бокала шампанского, выпитого под бой курантов, пошлые шутки, веселье, танцы. Я был жутко хмурый, вся устроенная богадельня не нравилась, в голове бесились мысли, что придется жутко долго убирать кавардак, тёлок парни притащили страшнее атомной войны, зато дающих, берущих и в попу сующих. Отморозившись от движения я схватил пачку сигарет со стола, вышел на лестничную клетку, смачно затянулся, хотя прежде никогда не порывался закурить, просто хотел снять стресс и побыть какое-то мгновение наедине с мыслями о собственном будущем. Внезапно соседская дверь напротив отворилась, оттуда в приподнятом боевом настроении выплыли две девушки:
- С Новым Годом!!! – закричала одна из них, а вторая запряталась за спиной и промолчала.
- С новым счастьем, девчонки, - буркнул я совсем не празднично в ответ.
- Гляди, соседи тоже гудят, - обратилась разговорчивая барышня к подруге, обернувшись ко мне спиной.
- Скромно отмечаем,- улыбнулся я натянутой улыбкой.
- Нель, иди к ребятам, - послышался звук из ротика обладательницы чудесного, будто шум морской волны голоска. - ...

Я обернулся, поспешно туша окурок о пепельницу, вдруг что-то таинственное, древнее закипело внутри меня, вспыхнувшая искра воспламенила дремлющую гремучую страсть, вся эта бродившая смесь одним потоком разорвала моё сердце красивым чувством, которое было потеряно. Любовный порыв вылил на лице пунцовый румянец, мгновенная трезвость осветила ум, появилось навязчивое желание подойти и поцеловать девушку, вышедшую из соседней двери.

- ... Привет! – продолжила Милослава.
- Здравствуй! – завороженно кинул я, всматриваясь в яркие сверкающие страстью глазки собеседницы. – С Новым Годом!!!
- С новым счастьем, - улыбнулась этими самыми глазками девушка и подошла ко мне на близкое расстояние. – Курить начал? – заинтриговано спросила пухленькими, изящно очерченными губками с плавными линиями по ободку, моя бывшая возлюбленная.
- Нет, это чтобы снять стресс. Праздник не в радость.
- Анатолий, на вас это совершенно не похоже. А куда же подевался былой гуляка?
- Повзрослел! – нежно глядел я на давний предмет своего обожания и понимал, что такую женщину нельзя было отпускать.

Милослава стала женственной, оформилась, прибавила немного в весе, от чего грудь стала объемнее, попочка расширилась, бедра окрепли, фигурка в целом стала изумительной. Вдобавок ко всему волосы отросли ниже лопаток, стали светлее, стиль одежды изменился, столько женственности в ней я не видел никогда. Обратил внимание на пальцы, интересовал безымянный палец правой руки, он был без кольца, сердце трепетно заколотило в груди.

- Глядишь так, будто забыл меня, - приблизилась Милослава совсем близко.
- Впечатляюсь произошедшими изменениями. Пригласили в соседнюю квартиру на празднование?
- Неля притянула к друзьям, здесь живет ее троюродный брат с женой.
- Видел их, здоровались, но я с соседями по подъезду мало общаюсь.
- Ты стал замкнутым, сдержанным, уравновешенным. Сильно изменился.
- А ты все так же прекрасна, похорошела! – включил я обаяние и сделал пару необходимых женскому слуху комплиментов, но совершенно искренне.
- Не женился? – задала она ключевой вопрос, интересующий каждую бывшую подружку.
- Не нашел достойную девочку. С этим как-то сейчас вообще облом.
- Печально, ведь под бой курантов принято пить шампанское, целоваться и загадывать желания!!!

Мне хотелось отчаянно наброситься на Милославу с поцелуями, исцеловать ее лицо, пасть в ноги и просить о прощении, чтобы снова иметь право называться ее парнем. Каждая клетка требовала сделать малюсенький шаг навстречу, создать эмоциональное притяжение, построить между нами разрушенный мост, ведущий к бесконечно чистой любви. Вместо этого я просто молчал, глядел на нее слезящимися глазами, приобретал хмурость серой тучи, готовой излиться проливным дождем, а она наоборот сияла как весеннее солнышко. Внезапно Милослава взяла меня за руку, это было дружеское рукопожатие ладонью, сделанное от чистого сердца, но такое беззаботное и спокойное, будто между нами по-прежнему оставались чувства.

- Не расстраивайся, все наладится.
- Хочешь зайти в гости? – потеряв голову, хватался я за ниточки, чтобы удержать фактурную блондинку.
- Хочу, но меня ждут друзья. В следующий раз посмотрю, как изменилось твое гнездышко!
- Ты в этом доме всегда желанный гост! – подошел я к двери и указал на звонок. – Звонить сюда!
- Толик, я умею пользоваться звонком, обязательно зайду как-нибудь...

Вечеринка стала такой тухлой, что мне не терпелось выгнать всех гостей, взять бутылку виски в руку, в другую сигарету, укутаться в мягкий плед на диване, врубить на всю катушку какую-нибудь печальную музыку и погрузиться в отчаяние, угнетавшее до самого утра мой рассудок. Примерно так все и произошло – парням я сказал, что на моей кровати пороть никто и никого не будет, поэтому они ухватили своих «марамоек» и помчались в гости на схемную хату, где можно было неслабо отжечь с дамами легкого поведения. Как ответственная домохозяйка я убрал мусор, собрал еду в холодильник, составил в пакеты гору бутылок, выпал на диване с алкоголем, врубив на компе «Парк Горького», одна заезженная, старенькая тема начала бередить душу, но рану я безостановочно заливал крепким напитком. Часов в восемь услышал звонок в двери, подумал, что кто-то из парней вернулся на ночлег до вечера или соседи пришли умолять выключить надоевшую им песню «Moscow Calling». Ошибся, это стояла Милослава, она была подшофе, с порога сразу же начала флиртовать и кокетливо улыбаться:
- Я в гости.
- Чего раньше не пришла?
- Это уже пятая попытка, знаешь ли. Можно музыку тише слушать!
- У меня тут меланхолическое настроение, вот, расслабляюсь! – показал я на бутылку в руке.
- Поделись, я тоже с тобой с удовольствием выпью.

Мы прошли в зал, теперь это было полностью обставленное помещение, в котором не было намека на строительную пыль, мягкий диван заменил войлочный коврик, деревянные рамы стали пластиковыми и стекла в них не дребезжали от малейшего вздоха, шума с улицы тоже не доносилось. Милослава присела и вылупила глаза на телевизор, там мелькали в слайд-шоу наши с ней фотографии, самые счастливые моменты прошлого проносились, вызывая улыбку со слезами.

- Не смог тебя забыть. Чего-то нахлынуло! – отчитался я, плюхнувшись рядом.
- Тоже не хотела идти сюда праздновать, упиралась, будто знала, что через стенку будешь ты. А когда увидела тебя в коридоре, сразу поняла, что старые угли разгорелись и стали еще жарче.

После этого душещипательного признания я нежно обнял Милославу, крепко сдавил обеими руками, чтобы показать всю нерастраченную любовь. Вдохнул позабытый аромат ее тела, волос, пропитанных сигаретным дымом, вспомнил, насколько приятно она может пахнуть, особенно в тех местах, которые скрыты под одеждой. Член сразу же стал раздуваться как продолговатый воздушный шар, на котором скручивают веселые фигурки в парках. Милослава поднесла свое лицо для поцелуя, я сразу же наградил ее этим важным новогодним подарком, ощутив долгожданную влажную теплоту ее язычка на своём шустрике. Виток отношений снова лег на спицу, создавая вязаный узор жизни, будто рука создателя специально ждала момента для завершения изделия.

- Милка, я тебя хочу! – издал я стонущий звук из горла.
- А потом что будет? – подняла Милослава свои большие красивые глаза. – Снова разбежимся?
- Ни за что на свете. Больше этого не случится. Обещаю!
- Охотно верю. Толик, я тоже не хочу тебя больше потерять!!! Всегда любила и люблю только тебя одного!!!

После такого признания промедление было бы подобно отказу, поэтому мы легли параллельно друг другу и стали пылко целоваться, помогая раздеться. Щекотанье девичьих пальчиков изводило меня до смеха, настроение росло, как и мой член в штанах, мурашки осыпали наши возбужденные тела. Примирение началось в позе 69, чтобы одним махом показать силу взаимной любви, преданности, постараться сделать приятно и самим не забывать о получении удовольствия. Хотя, что может быть сильнее психологического умиротворения??? Мы лежали валетом, Милослава глубоко втаскивала член, сжимала его губами, боясь выпустить волосатую флейту наружу. Вкусненькую норку тела старой новой подружки я заново исследовал, будто постигая изменения, которые произошли за время расставания, пальцы влезали в щелку на знакомую глубину, мы стонали с таким наслаждением, с каким стонут актеры в порнофильмах. А за окном стояла тишина, публика укладывалась спать после ночных гуляний, трескотня и хлопки фейерверков прекратились, даже не было слышно машин. Милослава незаметно нажала на пульте красную кнопку, музыка перестала играть, давая нам возможность насладиться уединением и выплеснуть накопленную страсть. Фантазия моей девочки сбылась - мы поженились на удивление нашим бывшим и нынешним друзьям, шокировали всех, особенно родителей, которые не думали, что судьба снова сведет нас вместе!!!


Читайте порно рассказы вместе с нами!