Порно рассказы
18 мая 2015 в 11:05
Категория: Девственницы

Комментарии: (0) Просмотров: (21400)

Маска экстаза


Привет, мои дорогие почитатели порнографических историй. Представлюсь: меня зовут роман, 34 года, холостяк, коим и желаю оставаться, несмотря на присутствие сожительницы в собственной квартире. Почему не считаю нужным узаконивать отношения? Считайте это циничным принципом, разлагающим моральные устои! Родители же считали этот заскок склонностью к педерастии, поэтому решили кардинально изменить мою жизнь. А теперь обо всем по порядку. После окончания института меня по распределению направили на завод, там я проявил свою твердолобость, пробился в верха и сумел кое-как насобирать себе на однокомнатную квартиру, дабы съехать от назойливых предков, грезящих плачущими младенцами на руках моей никогда не существовавшей жены. Времечко бежало, я взрослел, барышни очень часто менялись. О знакомстве с моими близкими не было и речи. Вскоре стало плохо родной бабуле, пришлось за ней ухаживать, времени вообще не стало для отношений со слабым полом. Сомнения относительно нетрадиционной ориентации закрадывались в душу матери, отец же хладнокровно наблюдал за ее метаниями по подругам с историей о том, как «Ромке нужна невеста». Бабуля откинулась на тот свет, оставив на меня завещание – свою крупногабаритную трехкомнатную квартирку в центре провинциального городка, недалеко от моей однокомнатной конуры. Соседство с родителями доставало все сильнее, в итоге я решился продать имущество и перебраться ближе к столице. Мне подвернулся неплохой вариант – двухкомнатная квартира с ремонтом по себестоимости, так я стал жить самостоятельно и без родительской опеки. Нашел лучшую работу, денежки сэкономил для приобретения автомобиля, стал полноценным жителем столицы, не замечавшим, как быстро пробегают дни.

- Алло, Рома, ждешь гостей на Новый Год?
- Привет, папуль. Собирался к вам ехать.
- А мы с мамой решили в твоем холостяцком гнездышке встретить праздник.
- Выбираетесь из глуши? Это хорошо, я как раз огромную плазму себе на стену повесил.
- Это все хорошо, сын, но мы приедем не одни.
- Не понял, - прервал я свое ленивое потягивание.
- С нами приедет Ксюша, хорошая девочка. Она к материной подруге приехала в гости, напросилась посмотреть твой город.
- Ёб ее душу мать, - выругался я, несмотря на твердый принцип не сквернословить при родителях, - сватаете мне тёлку?
- Мать настаивает. Говорит, что нам нужно породниться семьями.
- Вы же девушку подкладываете под меня. Ужас. Она хоть не страшная?
- Сын, какая ни есть, постарайся не хамить и вести себя с ней достойно. Все, я тебя предупредил, а ты там готовься и хоромы свои прибери. Кстати, девка она полностью натуральная и фигура атас, в общем, как увидишь, можешь безоговорочно капитулировать.

Многозначительный рассказ отца заставил вздрогнуть с оглядкой на собственное прошлое. Половых партнерш у меня было порядка тридцати, каждая интрижка не отличалась продолжительностью, но девушки не внушали доверия своим распутством, несерьезностью, легкостью поведения и безобразной пошлостью, рождаемой в постели. Закусив удила и сцепив покрепче зубы, начал готовиться к приезду невесты. Выдраил обитель до блеска, забил полный холодильник провизии, стал ждать гостей, путаясь в мыслях. Бурил мозг насущный вопрос: «Ну, допустим, чисто гипотетически Ксюша мне приглянется, пороть ее как, когда родители в соседней комнате?». Сам-то я далёк от эталона мужской красоты, но присутствие минимальной привлекательности и харизма делают своё дело при общении с прекрасными представительницами слабого пола, имеющими желание раздвинуть ноги. Ну, а тут совсем другой вариант – целка, которую нужно деликатно оприходовать.

Звонок застал меня врасплох, я как раз одевался, чтобы не щегольнуть перед гостьей трусами с раздутым хреном. В дверном глазке отчетливо виден был отец, мать и белокурая прелестница, необремененная ручной кладью. На распутницу девчонка не походила, стояла, скромно сжимая ладошки, женская сумочка под пуховиком, в меру холёная. Сердце стало биться быстрее. «Как подросток переживаю, позабыл уж об общечеловеческих канонах. И родители хороши, сосватали цыпочку, а она вся зажалась и трясется не меньше моего» - вскидывая голову назад, подумал тогда.

- Гости дорогие! – приветливо, как любящий сын произнес с порога, распахивая объятия.
- Сыночек, а мы не одни, смотри, какую Снегурочку тебе привезли.
- Какая красотка, - без иронии фыркнул я комплимент, дабы не смущать незнакомку. – Роман!
- Ксения, смущенно опустила глазки юная святоша.

Глядя на тёлочку осознал несколько фактов:
1. Она замечательно сложена, выглядит потрясающе в платье и головокружительна без оного.
2. Глумиться над барышней не стоит, ибо она уже вся в смятении и может расплакаться от напряжения.
3. Ксению однозначно следовало отодрать!
4. Член встал колом от вида хорошеньких надутых сисичек, плавно перекатывавшихся по лифу, когда девчушка оправляла бретельки платья.
5. Милочка поняла, что я насквозь пропитан блядством и не являюсь таким уж тихоней, каким меня представили ей в рассказах родители.

До боя курантов оставалось много времени, заняться было нечем, поэтому вывел милашку на балкон для беседы.

- Как тебя сосватали мне в мужья? – сдержанно задал я вопрос, глядя в перламутровые глазки блондиночки.
- Твоя мать прожужжала моей маме все уши.
- А ты почему без парня? Испытываешь комплексы при мысли о сексе?
- У меня отец ужасно строгий, - зачастила Ксения, - грозился выгнать из дому, если пожертвую честью. Тебя же рекомендовали как порядочного человека, хоть в это верится с трудом.
- Как узнала?
- Засос на шее не полностью сошел.
- В общем, план такой: могу трахнуть тебя по тихой грусти среди ночи, а потом скажу, что не завязались отношения. Или же съедешь поутру вместе с ними, но объясняться, почему бежишь, будешь сама. Меня устроит даже сказанная правда, потому что брать ответственность за надругательство над неразумным подростком не хочется.
- Мне уже 18 и не такая я бестолковая, как ты описал.

Милашке я предоставил все ключи от своей похотливой душонки, дал доступ к ниточкам, за которые следовало дёргать, припугнул, чтобы не слишком обнадёживалась знакомством. Мои старания были не напрасны – Ксения полночи просидела молча перед телевизором, а потом улеглась лицом спинке дивана и сладко уснула. Родители спали в другой комнате после шампанского, а мне места не осталось, кроме как расположиться сзади едва знакомой красавицы. В сон провалиться не получалось, тело балансировало на краю и грозилось свалиться под стол, девчушка откинула назад руку, ухватив за бедро:
- Можешь прижаться, я не кусаюсь! – демонически прошептала Ксюша, оставляя на ноге горячий отпечаток ладони.
- Не хотелось наглеть после такой задушевной беседы, - попытался сохранить самообладание.
- Я утром скажу, что плохо себя чувствую и хочу вернуться домой.
- Это правильное решение. Найдешь себе парня среди сверстников из не затасканных бабников вроде меня! – полупьяно пробормотал ей в ухо, плотно прижимаясь пахом к умопомрачительным ягодицам.

Волосы Ксюши пахли цветочным ароматом, бархатная кожа плеч попала под обдувание моих широко раскрывающихся ноздрей, рука легла на осиную талию, которую можно было дважды обхватить, а член упёрся в пышущие жаром булочки. Сквозь одежду чувствовалось, насколько же горячей штучкой была Ксюша. Хитрая плутовка коварно взяла меня за запястье и переместила руку так, чтобы ладонь расположилась на грудь. Молочные холмы качнулись, пальцы при потере опоры начали щупать затвердевающий сосочек, яро намекавший на сильнейшее возбуждение. Попка блондиночки стала ёрзать, потирая сгорбленный эрекцией пенис, томные вздохи вынудили покачиваться ей в такт, страстное дыхание опаляло волосы на руке.

- Не передумал воспользоваться таким шансом? – шутливо флиртовала со мной совершенно не спящая красотка.
- Колеблюсь, - ответил ей по-хозяйски занырнул под платьице. – А где трусики?
- Я обычно сплю без них.
- Такая влажная. Почему? Я не тот мужчина, который должен быть у тебя первым.
- Самовнушение иногда обманчиво. Я же много не требую – вошел, довел дело до конца и гуляй себе свободно, словно ветер в поле.
- В тебе живет грязная шлюшка, которая с такой преданностью замыслу может превратиться в неконтролируемую блядь.
- Кончай трёп и предайся фривольным глупостям, - шептала, теряя рассудок, девочка, втиснув руку себе в лоно.

Пальцы погрязли в скользкой плоти глубже ожидаемого, во рту собралась слюна, которую пришлось аппетитно сглотнуть, показывая силу нахлынувшего наваждения, член уперся в податливую прелесть, наяривавшую кругами вокруг головки. Желания в барышне было столько, что ее согласия не требовалась для начала процесса дефлорации, я чувствовал, как по пальцам и сквозь них сочится влага, проскальзывавшая между бедер. Лобок Ксюши стал настолько мокрым, что платье прилипло к телу. Святая щелка расползалась все шире, сочива становилось все больше, чавканье под пальцами усиливалось, я ощущал, как натянутая струной плева играет при нажатии. Тело Ксении в этот момент напоминало гитару, на которой предстояло сыграть занимательное произведение любви, соблазнительные формы окрепли и стали каменными, смазливое личико с полуоборота бросало свою тень, иногда освещаемую фонариками гирлянды. Девчонка поджала губы, стрельнула взором, говорящим «ну же, рви изо всех сил», аккуратно вздёрнутый носик тяжело, протяжно, мучительно сопел.

Я вытянул член, приспустился, чтобы снизу вонзить околевший элемент и только рванул, как Ксюша громко вскрикнула.

- Тише, уже всё.
- Больно то как. Внизу живота рези, будто шпагу воткнули.
- Переболит, потом будешь радоваться шпаге при каждом попадании в ножны.
- Можешь полежать не шевелясь. Мне нужно прийти в себя.

Мы обнялись крепко-крепко, затем уснули. Проснулся я около полудня, голод морил организм, а с кухни приятно пахло разогретой едой. Ксении рядом не было. Думал, что мама занялась готовкой, но ошибся – там бегала в старой затёртой рубашке полуголая нимфа.

- А предки где? – раздирая глаза, поинтересовался у девчушки, подлетевшей за поцелуем в губы.
- Уехали по гостям. А я решила погостить у тебя, тем более платье мое теперь никуда не годно. Крови слишком много, она засохла и теперь не отстирывается!!! – безостановочно трепалась счастливая болтунья.
- Как чувствуешь себя?
- Там все в порядке, уже не болит. Я пальцами проверяла.
- Не слишком увлекайся мастурбацией, иначе дырочка станет дырой, и губы отвиснут до коленок.
- Не, я просто пощупала. Доведем после завтрака дело до конца?
- Слушай, какая же ты непоседа. Откуда в тебе столько рвения?
- Представляешь, мои подруги половую жизнь ведут с пятнадцати лет, а я все девственницей ходила. Нужно наверстывать упущенные выгоды.

Пигалица изобразила безумный взгляд, словно окончательно потерявшая голову самка, поставила на стол разогретую картошку с мясом, проворно брызнула из бутылки водки в рюмку и сама ее осушила, сказав «Для храбрости». Затем подлила мне – для аппетита и чтобы я меньше важничал, глядя на ее молодость. Расчетливая, самоуверенная лапочка не просто напоминала прожженную опытом женщину – Ксюша прочитала мои мысли. Пока я трескал, гостья уселась напротив, неприлично скрестила ножки и по-собачьи стала любоваться моими чавкающими губами.

- Ксюш, ты опять без трусов? – едва ли не подавился, когда увидел рассупоненную раковинку ниже лобка.
- Не стала надевать, все равно бы ты снял их.
- Такая самоуверенная. А вдруг откажусь?
- Рома, давай ты так не будешь делать?! Все-таки я уже женщина, а оргазм ни разу не испытывала, - подскочил ко мне белокурый чертенок, плотно прижимаясь грудями к спине и обхватывая шею.
- Задушишь меня, иметь тебя будет некому.
- Хочу попробовать как в порнофильмах - на четвереньках! – почувствовал я жаркое дыхание шепота. – А потом хочу научиться его правильно…ну ртом ласкать…
- Это называется сосать, и если уж хочешь учиться, то полезай под стол да начинай, пока я трапезничаю!

Ксения нырнула под стол, выхватила рукой фаллический джойстик, одеревеневший в процессе непристойной беседы, начала безобразничать, долбя себя в заднюю стенку рта пунцовой головкой. Атака зомби выглядела бы менее ужасающей, нежели эта остервенелая сцена. Пришлось придержать глупышку за ушки, чтобы показать направление работы шеи, угол и щадящую частоту заглота, не провоцирующую вызов потоков слюны, рвоты, сокращений альвеол. Прилежная ученица схватывала на лету – не успел я вкинуть несколько вилок, как на глаза навалилась сладкая истома, веки тяжелым свинцом упали на глаза, ноги превратились в вату.

- Нравится там хозяйничать? – решил я прервать минет, глазея на заигравшееся чудо.
- Дза, офень – ответила она с набитым ртом.
- Ксюня, отлично получается, умница - задыхаясь, с запинками хрипловатым голосом произнес первую похвалу.
- Фарафо, - причмокивая, снова повеселила меня глупышка. – Ва мафзу губфзе.
- Милая, о нет, глубже не стоит. И так все хорошо.

Круговые движения языка заставили меня натянуть на лицо маску экстаза, чтобы не обидеть неопытную гостью смехом. Ксения действительно очень смешно сражалась с одноглазым монстром, ее тактика не имела смысла, поэтому мое хозяйство побеждало в страстном бою. Я не был похож ни на экзекутора, бесстыдно пользующего нимфетку, ни на учителя, который давал стоящие советы и внимательно следил за выполнением, от любовника во мне было разве что стремление поскорее кончить. Ради Ксюши поднажал ей на нижнюю челюсть – прекратил бурный отток слюны, создал приемлемое давление для головки, как говорится, наставил на путь истинный. Под рубашкой выпирали две крепкие как вишневая косточка соски, ореолы съежились, кожа скукожилась, приобретая от возбуждения своеобразную грубость.

- Солнышко, вылезай из-под столика.
- Рома, возьми меня как настоящую женщину, не сюсюкай как с маленькой! – надавила Ксюша.
- Ах так?!

Рома потянул девчонку за шею борцовским захватом, вытянул на середину кухни, жестко расставил на необходимую ширину распорки, хлёстко шлепнул по попке и вошел в тугую щелку с пониманием, что ягодицам до бразильской задницы расти и расти. Малышка старательно прогнула спинку, подражая актрисам из фильмов для взрослых, выпятив ягодицы, руки уперла локтями в линолеум. Сиськи Ксении телепались как два фонарика, одновременно колыхались туда-сюда от ритмичных толчков сзади, мясистые бедра приятно хлопали, когда Ромкин ЙУХ влетал до крайней точки амплитуды в мандюшку.

- Блин, это так приятно.
- Блин, ты заткнешься, я не могу сосредоточиться.
- А, извини, лучше поохаю!
- Ксюша, веди себя естественно, не пытайся мне угождать. Выглядишь как тупая проститутка.

Рома щедрой эмоциональной оплеухой напомнил, что секс – дело эгоистичное, не терпящее фальши, имитации или симуляции. По-мужски напомнив глупышке ее место, Рома уже не хотел продолжать секс по-собачьи. «Бутончик хорош, следует его вылизать, такой щедрый подарок, как первый кунилингус, отдаст другому партнеру все лавры, а мне достанется воспоминание как о самом большом неудачнике, доставившем боль. Однозначно нужно лизать!» - прикинул ёбырь в уме и тут же перевернул Ксюшу в 69.

- Это мы будем одновременно?
- Ксюнь, заткни свой миленький ротик, потом все обсудим. Доверься инстинктам, а иначе я тебе в глотку свои трусы засуну.
- Не злись, Ром, я нервничаю. Боюсь все испортить.
- Просто соси, просто... соси.

Роман распластался под нимфеткой, улетая в нирвану от минета, его руки начали смачно драть кисоньку прелестницы, горячие губы всосали плоть вокруг клитора, а сама зажатая бусинка подверглась прессовке языком. Блондинка погружалась в оргазм, самозабвенно строча член, ее тело подпрыгивало и дёргалось, спина выгибалась как у кошки и снова проваливалась в пояснице, мускулатура во всем теле напряглась до предела.

- Ух, е-е-е-б-а-а-а-а-а-а-т-ь! – зарычала моя задорная партнерша, окунувшись в омут разврата.
- По губам надаю, если будешь сквернословить.
- Самопроизвольно вырвалось. Еще хочу, - не успев насытиться оральными ласками, возжелала Ксения.
- Досасывай! И дрочить старайся в такт, разрядка уже близко. Передохнем, а потом тебя взгрею снова.

Обильно разрядился девчонке прямо в рот, она сплюнула, а я строго насупил брови и сурово приказал слизать с живота всю сперму. Покорная, исполнительная, бездумная вертихвостка повиновалась, сквозь отвращение сглотнула и как глупая собачонка стала глядеть мне в глаза, выпрашивая еще одну палку. Спас меня предусмотрительный звонок родителей в двери, у них ведь были ключи, а они все равно не поленились нажать кнопку, будто предчувствуя, что в квартире происходит нечто аморальное. Я быстро накинул трусы, развевающиеся на члене флагом из-за не успевшей поникнуть эрекции, выбежал в коридор открывать. На кухне витал аромат секса, тестостерон с эстрогеном, питаемые флюидами любви. Пытливые глаза родителей устремились в дверную щель гостиной, где тенью промелькнула голая фигурка оттраханной Ксюши с растрёпанными волосами. Таких довольных улыбок на лицах родителей не видел со времен окончания школы!

- Привет, а мы чуть раньше вернулись, - непринужденно потянулась ко мне мама, стирая былые остатки утреннего спокойствия.
- Слышь, мать, а давай мы еще к одним твоим родичам съездим, - настойчиво донимал отец.
- Ты же сам хотел поскорее домой.
- А вот теперь не хочу, пусть Ромка с Ксюшей перетрут маленько. У них дело молодое, - одёрнул батя за руку мать и мне подмигнул.

Мать залилась краской, когда увидела распаренную, взмыленную дочурку подружки, пытавшуюся заплести непослушные кучерявые волосы в хвост. Из женской солидарности мать ей подмигнула, шутливо подёргав меня за щеку:
- К давнишней подруге забыли сгонять.
- Ромка, держи краба! – пьяно отшутился отец, протягивая пятерню.
- Езжайте со спокойной душой, я присмотрю за ним – послышался робкий голосок Ксюши.

Она стояла в моей рубашке, вульгарно затянутой узлом под грудями, выше пояса сидели шорты, на ногах с розовеющими пятками сидели домашние тапочки на пять размеров больше ступней. Крупные тёмно-родовые соски просматривались сквозь тонкий материал рубашки, нижняя часть гардероба мигом упала бы на пол, если бы ее не придерживали цепкие девчачьи пальчики, а тапочки на ней смотрелись точно так же, как на мне балетные чешки.

- Ромашка, будь со мной ласковым в этот раз! – состроила Ксюша блаженное лицо великомученицы.
- Как бы ты хотела это сделать? – озадачил я вопросом фантазию бесстыжей негодницы.
- Давай под душем.
- Ха, интересный выбор.
- Во мне все горит и... я немного вспотела, потому что перенервничала.
- Ишь, стыдливая нашлась. Не успела девственность потерять, а уже непристойные капризы ей исполняй.
- Ну, пойдем в кровать, если не хочешь в ванной.
- Да я шучу. Ксюш, ты только что переспала с мужчиной, который почти вдвое тебя старше, а все пытаешься смотреть на секс как серьезнейшее событие в жизни. Это обычный процесс, задуманный природой и усовершенствованный людьми ради того, чтобы скрашивать серые будни. В интимной обстановке люди раскрываются, показывают внутреннее состояние души, танцуют под одеялом танцы, унимая голос бушующей плоти. В первый раз ты чувствовала первобытный страх, потом он сменился робостью, на смену пришло непонимание и сейчас тебе предстоит познать секс с совершенно противоположной стороны.
- Звучит по-философски, только я ничего не поняла, но сделаю вид, что ты меня убедил!!!

Живое воплощение красоты, пронизываемое неудовлетворенностью, стояло предо мной со спущенными до коленок шортиками, трусов на ней не было, естественно. Пухлые губки у Ксюши пересохли от стресса, поэтому я их оросил слюной при поцелуе, затяжном засосе, призванном вынуть из ее прекрасной земной оболочки душу, перекрутить и вернуть обратно. Малышка чувствовала ноющее томление ниже пояса, ручки потянулись к клитору, больше не получалось окатывать нимфетку равнодушием, завеса неприступности пала, любовная испепеляющая страсть дала мне сил подхватить обворожительную плутовку на руки. Ксюша от такого жеста потеряла ориентацию в пространстве, откололась от реальности, погрузившись в сказочный мир романтики и чувственности. Девочка жадно дышала, обнаженная грудь высоко вздымалась, осоловелые глазки плыли в мучительно-томной поволоке. Наступил тот самый переломный момент, когда мы оба забыли о сводничестве родителей, испытали друг к другу крайнюю симпатию, перерастающую в любовные отношения. Отрезвил нас поток воды: сразу брызнули ледяные капли, а через пару секунд температура нормализовалась. Этого времени хватило, чтобы задрать одну ножку Ксюши себе на плечо, ее юное гибкое тело способно на такой пируэт, со снайперской точностью удалось ввести горбатый дугообразный эрегированный пенис в тугое пространство лона.

Грандиозная ебля под шум воды с лепетанием нежных признаний и комплиментов длилась настолько долго, что моя вертлявая любовница успела кончить трижды, изрыгая из узенького горлышка хрустальный звонкий визг. Апофеозом было семяизвержение, непозволительно отправленное партнерше в приоткрытый анус девственной попочки. Дырочка незабвенно стонущей Ксюши сокращалась и расширялась благодаря старательной проработке точки Джи, я прицелил головку к отверстию, выстрел произошел по графику. Самая малая часть спермы залила попку, которая тут же извергла наружу шпаклёвочный материал, разящий сильным густым запахом мужика. Перламутровая струйка семени протекла по утратившим эластичность половым губкам раскрытого бутона промежности, стекла на ляжки и потом отправилась в сток вместе с водой.


Читайте порно рассказы вместе с нами!