Порно рассказы
06 07 2015 в 22:07
Просмотров: (27889)

Поклонник


Для Миланы Евтиховой, молоденькой фотомодели, успевшей покорить просторы модельного бизнеса и засветиться на развороте нескольких гламурных глянцевых изданий, рабочий день не предвещал ничего плохого. Красавица с феноменальными природными данными и пропорциями 90-60-90 созвонилась со знакомым фотографом Денисом, тот назначил встречу в фотоателье. В обычной одежде и без грима длинноногая блондинка могла показаться разве что крайне симпатичной девчонкой, не лишенной сексуальности, как и многие другие девчонки большого города, расфуфыривающиеся перед прогулкой. Затертые обтягивающие джинсы, низенькие, удобные кроссовки, курточка – ничего не выдавало в ней знаменитость, которой заграничные модельные агентства сулили золотые горы и выгодные контракты. Куколка торопливо перебирала ногами по мокрой после дождя мостовой, объемная сумка в руках не весила много, но ее девчонка прижимала плотно к телу, ведь там лежала одежда для предстоящей фотосессии.

- Милана, хэллоу. Все в силе? – брякнул в звонившую трубку голос Дениса.
- Да, дорогой, уже лечу. На подходе.
- Отлично, тогда я настраиваю аппаратуру. Гримерная свободна. В твоем распоряжении час с хвостиком.
- Буду вовремя, Денис, не переживай. Успею и накраситься, и переодеться, и попозировать, и кое-что еще сделаем, если сделаешь ответную услугу.
- У, малыш, моя скидка у тебя уже есть.
- Тогда просто так развлечемся, у меня ведь с таким напряженным графиком времени на бойфренда совсем не остается.
- Целую и жду...

Трубка замолкла, Денис как всегда в свойственной ему манере сыграл недотрогу, не удосужившись попрощаться, а после фотосессии, как всегда, будет работать языком за четверых, доставляя клиентке максимум удовольствия. Милана спешно вбежала в мрачный переулок. Здание сдавалось частями в аренду, каждая комната была отдельным офисом и только на крайнем этаже вся площадь принадлежала одному человеку, на которого усиленно трудилось юное дарование, знающее толк в фотографии, ретуши, наложении фильтров и прочих заковыристых нюансов, с которыми обычному человеку не так-то просто разобраться. На первом этаже дома расположились курсы компьютерной помощи, школа дизайна, куда люди приходили заниматься согласно расписанию. Второй этаж занимала подпольная студия звукозаписи, куда нередко приезжали обдолбленные рэпперы-самоучки записывать свои хиты, там же было несколько комнат с исключительной звуковой изоляцией. В основном туда по вечерам съезжались любители тяжелой музыки, чтобы порычать в микрофоны, постучать по ударным инструментам и побренчать на электрогитарах. На третий этаж вод был по пластиковым пропускам, размещенная на этаже серьезная компания «Рога и копыта» посторонних не приветствовала.

Милана вскочила в студию, сладко чмокнула Дениса в щеку, вспоминая сделанный ему в прошлый раз отсос, хлопнула по попке, получив ответный шлепок, и радостно помчалась гримерную. Конура с хорошо освещенным зеркалом, столиком для косметики и стулом была отделана в скромном стиле, никаких излишеств, которые бы могли отвлекать приходящих сюда красавиц. За ширмой девушки переодевались, усаживали сладенькие задницы на стул и наводили марафет, чтобы потом эффектно вышивать перед Денисом в неглиже. Милана для фотосессии выбрала тоненький шелковый пеньюар кремового оттенка с черной бахромой по бедрам, аксессуар был короткой длины и едва прикрывал задок с передком, которые прятались под тоненькими трусиками-ниточками. Глубокое декольте открывало роскошную грудь неполного третьего размера, лифчика на сисечках не было предусмотрено, все-таки снимки предполагалось сбывать для мужских изданий, поэтому сосковые ореолы среднего размера предательски проступали через шелк. Милана не знала, способствовала ли тому прохлада или внутреннее возбуждение, но соски были тверды как камень. Стройные ножки красавицы украсили нейлоновые чулочки телесного оттенка с вычурными узорами с наружной части конечностей и фактурным рисунком над силиконовыми полосками, предотвращавшими соскальзывание чулочного аксессуара. Само собой, сексуальность молодого, аппетитного, горячего тела подчеркивали открытые золотистые босоножки. Милана завершала делать макияж, как вдруг в комнату ворвался сухопарый паренек, сутулый незнакомец в очках с большими линзами держал руками стопку журналов.

- Милана Евтихова, это вы. Как же вы очаровательны! – гундосым, противным голосом оборвал внутренние размышления незнакомец.
- Простите, а вы кто? – встрепенулась блондинка.
- Я Эдуард, ваш самый большой поклонник. У меня выпуски всех журналов, в которых публиковались ваши фото. Это лишь малая часть, мои самые любимые фото!
- Что вы здесь делаете? – повысила тон Милана, чтобы ее услышал Денис.
- Будьте любезны, мне нужен ваш автограф, а лучше несколько – на каждом журнале!
- Вы совершенно чокнутый молодой человек, проваливайте отсюда, иначе вас вышвырнут силой, - начала верещать модель, призывая на помощь фотографа.

Испуганный извращенец выскочил из комнаты и быстро скрылся за дверью, оставив о себе гнусные воспоминания, которые тут же стерлись во время эротичного позирования. Денис не успел разглядеть непрошеного гостя, зато по достоинству оценил приобретенный откровенный наряд, дополнивший великолепное тело клиентки. Член у парня встал колом еще до начала позирования, припудренные ляжки Миланы пробудили в нем все имевшееся вожделение, торчащие грудки под бюстгальтером пробуждали тот самый инстинкт, который мотивировал древних людей к продлению рода. Негодница шаловливо погладила парня по штанам, добавив перчинки и заставившей его требовать во время позирования больше страсти, эротичной агонии, неконтролируемого возбуждения и сексуальности.

- Сделаем перерыв? – сорвался самец, позабыв о временных лимитах.
- О, я гляжу тут у кого-то штатив в штанах начал расти.
- Судя по диаметру – это широкоформатный красный объектив.
- И ему хочется пристроиться к моей тугонькой щелочке? – кокетливо подметила Милана.
- Плюс минет, который изумительно делаешь, - начал торопливо расстегивать пуговицы на своей модно-стильной рубашке Денис.
- Само собой, малыш, само собой! – учтиво согласилась вертихвостка, становясь на колени посреди фотостудии.

Полуголые ляжки напряженно обрисовали мускулатуру, напомаженный ротик раскрыл свои объятия для отсоса, розовый язычок со слабым белым налётом укутал хрен, будто личинку, обвернулся вокруг пениса, как тесто вокруг сосиски. Губки чмокнули, горлышко девчушки чавкнула, оставляя пурпурный след, соскальзывая к уретре. Острый язычок ударил по уздечке, Дениса от этого выгнуло дугой, его будто в прямой кишке шарахнуло током, простата отозвалась несколькими яркими сокращениями, после чего ловелас ухватил Милану за плечи, чтобы не рухнуть на пол в бессознательном блаженстве. До разрядки оставалась половина терпения, блондинка не хотела печально принять в глотку сперму и остаться не ублаженной, поэтому приспустила до коленок трусики, задрала пеньюар и глубоко прогнулась, удерживая равновесие на каблуках. Денис без раздумий влез членом в мокрую киску только для него легкодоступной леди, начал сновать туда-сюда, предвкушая бурное излитие после возлияния. Партнерша синхронно толчкам сладко сопела аккуратным носиком, временами пыталась нечленораздельно рычать и повизгивать, но до оргазма эгоистичный любовник ее не успел довести. Пришлось стоя на корточках полировать эякулирующий нефритовый стержень, дрочить пальцами лоно и делать ничтожные попытки не взвыть в экстазе.

- Сделаем перерыв. Мне нужно в туалет.
- Я пока настрою технику, а то снимки получаются слишком тусклыми, а ты должна светиться в кадре.
- Твои комплименты как всегда изысканны.

Уборная находилась в обратном конце этажа, туда приходилось идти заранее клиенткам Дениса, иначе пустячное желание могло перерасти в проблематичное не успевание добежать до толчка, чтобы справить нужду. У Миланы настал именно такой момент, когда нужно было поторопиться, чтобы не обмочиться – слабый мочевой пузырь в очередной раз подводил очаровательную блондинку. Девушка влетела в комнату, не заметив, что за соседней дверью притаился незнакомец, мимо которого она пулей промчалась. Впопыхах куколка сорвала несколько кусков туалетной бумаги, обложила сидение унитаза, эффектно раскорячилась, выдавая мощную струю мочи, смешивающуюся после журчания с водой. Лапочка от облегчения свела коленки, у нее перекосило лицо, будто наступил очередной оргазм, глазки подкатились от удовольствия.

- Вот так, моя девочка, пописала. Можно было бы Дэну устроить «золотой дождь», но этот педантичный метросексуал вряд ли бы оценил такое стремление. Фу, - выдохнула модель, опирая руку в дверцу, - как же хорошо поссать после долгого воздержания.

Милана разговаривала сама с собой, думая, что в туалете больше никого нет. Она не слышала, как мягкие протекторы подошвы извращенца ступали по кафельному полу, подходя к кабинке. Цыпочка намотала на руку еще туалетной бумаги, привстала над унитазом и при покашливании, протерла мокрую пиздёнку от влаги, которая могла некрасиво проявиться во время позирования. Денис всегда точно подмечал изменявшиеся оттенки, он мог бы пятно на трусах обработать при помощи программы, но стыд бы давил на совесть тяжелым грузом. Милана подпрыгнула, быстро вернула сухонькие трусики на практически сухую щелку, выскочила к зеркалу, чтобы помыть руки. Последнее, что она увидела, это стоящего за спиной Эдуарда со шприцом в руке и перчатками на ладошках, его глуповатое лицо излучало яростный гнев за нанесенное оскорбление. Перчатка легла на губы, размазав помаду по лицу, игла проткнула с хрустом тонкую кожу на шее, обжигающий раствор при давлении поршня стал насыщать кровь, унося девчонку с мутными глазами в царство Морфея.

Легкий ветерок подвального помещения и тяжелый запах фекалий ударил фотомодели в лицо, она еще не осознала, в какую передрягу попала, думая, что все это страшный сон, который исчезнет, едва распахнутся веки с пушистыми ресницами. Ее серые глаза были в мутной поволоке, картинка плыла, в ушах шумело, в мышцах чувствовалась отечность, будто в лежачем, связанном положении она пробыла, по меньшей мере, несколько часов.

- Милана, ты очнулась, милашка моя сладкая! Ку-ку, ты меня видишь? – замаячил перед глазами плавающий образ со знакомым голосом.
- Где я? Что происходит?
- О, мерзкая дрянная шлюшка, ты у меня в гостях. Жаль, что фургон не успела рассмотреть, тебе бы понравилось, как я его обустроил специально для твоей перевозки.
- Ты меня похитил? - начала резко дергаться Милана.
- Дерзко и незаметно. О тебе никто и не вспомнит, а твой фотограф подумает, что ты слиняла, потому что появились важные дела. Вернусь к рассказу о фургоне: там внутри все розовое, это же твой любимый цвет, я точно знаю, сбоку мягкая кровать с пуховой периной и большими подушками, стены уплотнены, чтобы во время перевозки ты не ударилась своим смазливым личиком.
- Гребаный извращенец, что ты хочешь делать?
- Пупсик, ты, верно, будешь визжать как сучка, но на сегодня я твой господин, так что…заткни пасть, мразь конченая. Будешь исполнять мои приказы, и я тебя, возможно не покалечу!
- Ай-ай-ай, - заскулила жалостливо Милана, когда Эдуард натянул ей на рот кляп с подобием собачьего намордника.
- Так будет гораздо тише, членососка. Когда ты станешь шелковой и самозабвенно отшлифуешь мне залупу, приняв в глотку семя искренней любви, тогда я тебя отпущу. А пока ты у меня в гостях, шалава.

Эдуард дернул пленницу руками за лодыжки, зафиксировал на них кожаные браслеты, затем пристегнул наручниками к водонапорной трубе. Тело напоминало положение, принимаемое пациентками на гинекологическом осмотре, под поясницу заботливый маньяк положил мягкий валик, а затем ухватил с предметного столика кожаную плеть с фаллической рукоятью и со всей дури хлопнул кожаной мишурой по влагалищу. Не утратившие после полового акта чувствительность половые губы от полученного удара заиндевели, через секунду после нанесения увечий на коже проявилась пульсирующая краснота и мучительно-неприятное жжение. Сердце девушки начало бешено стучать от впрыска адреналина, глаза расширились, сдавленный ор заглушился кляпом, из-за которого слюна предательски сочилась на обнаженные груди.

- Каково тебе, прошмандовка неприкаянная?- наотмашь вмазал Эдуард пощечину плененной секс-рабыне. – О, я вижу, тебя заводят мои удары. Что ж, обработаю манду посильнее!!!

Изверг нанес с десяток убийственных ударов по влагалищу, дополнил избиение Миланы пощечинами, скручиванием сосков, хлопками по грудям, которые начали наливаться от болезненности. Вопли блондинки разогревали интерес извращенца, питавшего страсть к доминированию над жертвой, он пытался подчинить девчачье сознание, но в ответ слышал душераздирающий ор. Деспот запрыгнул на пурпурное от избиений тело девчонки, двумя ладонями захлопнул замок на шее, приблизился к лицу и сквозь намордник презрительно посмотрел бесноватым взглядом в глаза куколке. Бедняжка подумала, что это ее последняя минута жизни, с которой придется таким ужасным образом попрощаться в какой-то канализации, брыкаясь под осатанелым животным. Не такую судьбу для себя хотела нимфетка, а ведь ей еще и двадцати не стукнуло.

- Теперь этот стандарт отношений будет твоей убогой жизнью, потаскуха! – остепенился псих, убирая скрюченные пальцы с глотки. – Знаешь, а мне нравится, как ты вопишь, продажная мокрощелка, - презрительно процедил сквозь зубы бессердечный подонок. – Красивее наложницы не найти, так что дудки, отпускать тебя не стану, пока не наиграюсь. Ты моя подстилка, ебливая игрушка, сраная вещь, которую могу выбросить или изрезать на лоскуты в зависимости от настроения. А мое настроение будет зависеть от твоей исполнительности! Усекла?

Милана согласно кивнула, пытаясь не моргать стеклянными глазами, чтобы не разъярить ушлёпка.

- Теперь наш концерт по заявкам. Всем любителям «золотого дождя» посвящается!

Эдуард надел на лицо с потекшим макияжем полупрозрачный тряпичный мешок, встал перед жертвой издевательств, вынул хозяйство и обдал струей горячей желтой мочи накидку. Нехватка кислорода тут же сказалась на лёгких девчушки, одышка обожгла нутро, неприятный аромат и скверного вкуса жидкость лишили возможности ухватить хоть глоток кислорода. Утратившую надежду сохранить достоинство и честь Милану раздирали сомнения – девушка хотела поддаться провокаторским ублажениям ради выживания, но разве она могла представить жизнь после изуверского погружение в отхожую яму. Смысловая конструкция медленно выстраивалась в картинку, сквозь полуобморочное состояние пташка затрепыхалась и судорожно начала дергаться, подавая признаки уходящей жизни.

- Что ты там лепечешь, дорогуша? – ёрничал неадекватный молодой человек, снимая мешок и расстегивая ремешок намордника.
- Я согласна быть твоей рабыней, урод.
- Ух, какая приятная неожиданность. Наверняка, захочешь в очко долбиться ради выживания?
- Нет, туда нельзя.
- От твоего решения будет известно – драть ли мне тебя с вазелином после клизмы или засадить без предварительной подготовки? – пронизываемый неудовлетворенностью извращенец поставил куколку перед выбором.
- Это тебе решать, ты здесь командуешь парадом! – равнодушно простонала пересохшими губами Милана, погружаясь в первобытный страх перед предстоящей раскупоркой девственной дырочки.

Эдуард презрительно похлопал пленницу по личику, взял за нижнюю челюсть и отправил смачный сморчок прямо в миндалины, его губы едва шевельнулись, будто оказывая девчонке одолжение.

- Глотай!

Сломленная морально, модель проглотила противную пену, пропитанную привкусом никотина, ее едва не вывернуло наизнанку, но самообладание внезапно вернулось в тело. Эдуард не медлил, он ловил драгоценные секунды покорности, торопливо снимая штаны, лицо с сурово надвинутыми на глаза бровями приобретало восковой отлив, будто с каждым новым извращением из него вылетал безвозвратно кусок человеческой души. Негодяй раздвинул две половинки волосатой задницы, из дырки ударил густой, неприятный душок, слипшиеся от пота волосы неприятно разили потом.

- Вылижи мне зад! Только делай это с чувством, толком и расстановкой. Постарайся задвигать язык как можно глубже!!! – скомандовал капризный беспредельщик.

У Миланы по сиськам пробежали мурашки, кожа стала бледной, озноб парализовал мышечные ткани, напрочь лишив их эластичности. Живое воплощение женственности вдруг стало подобием шлюхи, которой нравится делать анилингус, язык пролез сквозь слой волос и вонзился мучителю в алеющий кружок между ягодиц. Парень растворился в нежности до полного бессилия, задрожал и начал онанировать, дерзко теребя в кулаке надутый детородный орган. Милана сразу приметила размеры одноглазого питона, вытягивающего залупу из ствола наподобие черепашьей головы, вылезающей погреться на солнышко доисторической рептилии. Фаллический самородок все рос и рос, он не прекращал увеличиваться в диаметре, достиг вскоре того размера, который блондинка видела впервые в жизни. У потасканной фотомодели было много разных мужчин, но, несмотря на давно начатую половую жизнь, огромнее пахового агрегата Эдуарда она не видела. Первое, что взбрело в голову, это ужасная дефлорация ануса, который уж точно не выдержит встречи с таким посетителем заднепроходной пещеры. Милана подметила, что ходя в туалет по большому и откладывая калачи меньшего диаметра, ее клоака горела огнем, а тут хреновина в два раза больше.

- Раззявь рот, шалава, мне нужно излиться! – простонал дрочила, поворачивая головку с кулак к девичьему ротику. – Пей сок, пей сучка, говорю!!!

Вставлять мотовило Эдуард побоялся, впрочем, для бесхребетного труса это было нормальное явление, позорище и насильник понимал сношение лишь с недвижимой жертвой, неспособной к сопротивлению. Будь у Миланы хотя бы одна рука свободной, он бы не метал таких гневных взглядов и каверзно не насмехался над бедняжкой, а попросту заткнул бы рот и молчал, как обычно делают мужья подкаблучники, когда жены свирепеют. Блондинка не проморгала момент, словила ртом каждую каплю слизкого концентрата, без притворства сглотнула, зажмурив от отвращения глаза. Потерявший самообладание похититель вернулся к разговору о долбёжке клоаки:
- Вот не знаю, трахать тебя как ретроградку в миссионерской позе или засадить по-собачьи, как обыкновенной проститутке?
- Могу ответить? – набравшись храбрости, борясь семенным послевкусием в глотке, поинтересовалась Милана.
- Ну, удиви меня, грязная подтирка! – сварливо пробасил Эдуард.
- Ты же хочешь увидеть, как мне мучительно больно? И в влезть в каку не стремишься? Отпусти в туалет, позволь подмыться, а потом положи на спину, задери ноги и выеби меня!!! Только будь нежен, там-то слишком много нервных окончаний и повышенная чувствительность.
- Коварная прошмандовка, - торжественно воскликнул бессердечный изверг, - думаешь от меня слинять? Сядешь гадить на ведро, спринцовкой промоешь свою вонючую дырку, а потом я исполню твою прихоть. Так будет честно!
- Твоё великодушие не знает границ.

Изобретательный паренек ухватил жертву двумя пальцами за щеку и потянул на себя, как тянет рыбак из речки улов. Милана наклонилась, но руки остались прикованными к трубе, ей не удалось шелохнуться и Эдуарду пришлось освободить конечности. Невообразимо развратная поза позволила промыть девчонке кишечник, после чего наглец вогнал в анус тюбик с питательной смазкой для анального секса и принялся растягивать сжимающееся кольцо. Длилась дефлорация неведомо сколько времени, пленница несколько раз теряла сознание, успела кончить, перенасытившись удовольствием до состояния катарсиса. Очнулась девчонка от резкой боли, будто в нее вонзили кинжал, внизу живота неприятно заныло, и только заскорузлая ладошка Эдуарда дарила расслабление, массируя клитор.

- Чего не орешь?
- Устала, связки болят, - прохрипела полуживая блонда.
- Бессовестная, тебе же нравится, что я дрючу тебя в сраку. Ведь так, просто сознайся!
- Не стану отрицать – мне хорошо, только глаза закрываются от усталости. Трахни меня, будь добр, и дай отдохнуть! – беспардонно воззвала Милана к активным действиям.
- Уж если натягивать, то по-королевски. Погодь, знаменитость, шампанское раскупорю…
Эдуард юркнул в коморку, долго копошился, пыхтя как паровоз, а потом появился не просто с продолговатой зеленой бутылкой – он держал вагинальный расширитель, толстую веревку, пару хирургических зажимов.
- О, гляди, что у хозяев завалялось.
- Это, мать его, что такое?
- Да ты не ссы, красавица, оперировать не стану, - успокоил неуравновешенный лиходей. – Это поможет твоим дыркам раскрыться. Не понимаешь? Сейчас все наглядно объясню!

Извращенец намазал расширитель смазкой и с силой протолкнул закруглённый носик в задний проход ошеломленной Миланы, та от боли запищала и зашипела, пальцы на конечностях свело конвульсивной судорогой, скулы напряглись до скрежета зубов, шею украсили напряженные сухожилия вперемежку с вздутыми венками. Вопль животного со страшной силой вышел из гортани блондинки, заполняя помещение до звона в ушах, появилось ощущение, что ниже пояса вставили раскалённый кипятильник, который продолжали нагревать до белого каления. Эдуарду приспичило перевернуть похищенную красотку раком, он стал кружить вокруг нее коршуном, изменяя крепость связанных узлов и послабляя ремешки, чтобы беспроблемно перевернуть ошарашенную Милану. Фотомодель не думала брыкаться как кобылка, это могло стать причиной более жестокого обращения со стороны похитителя, а жизнь-то она уже полюбила со страшной силой и была готова терпеть любые истязания.

- А теперь зажимы на половые губы! – ехидно молвил психопат, фиксируя кончики своеобразных хирургических инструментов на малых половых губах.
- Тысяча чертей мне в задницу, - нечленораздельно рычала Милана.

В этот момент девушка откинула голову назад, осмотрев нишу с собственными фотографиями, которые фанат методично расклеил и подписал. Поклонник не просто создал себе кумира в ее лице, создалось впечатление, что Эдуард занимался идолопоклонничеством в этом месте. Влюбленный по уши неадекват хлопнул пробкой, красивый белый дымок вырвался из горлышка, распространяя по дурно пахнущему помещению терпко-сладкий аромат. Первый глоток парень сделал сам, вторым угостил свою гостью, чтобы та смочила пересохшее горло, остаток напитка использовал как наполнитель для дырочек ниже пояса. Особенно неприятная щекотка внутри тела заставляла Милану зажиматься, голос разума захмелевшей душки воззвал к терпению, шестое чувство подсказывало, что похититель вскоре наиграется, фантазия иссякнет и тот пожелает с ней распрощаться. Потрясенная, не утратившая природного артистизма позёрка томно застонала, призывая деспота к воссоединению.

- Ну-ка трахни меня немедленно, больное животное, вытяни эти штуки и докажи, что ты мужик! Я приказываю натянуть меня в попку. Слышишь?
- Вот ведь казус – то автограф дать стесняешься, то отодрать в очко предлагаешь. Вас женщин трудно понять, легко потерять и невозможно забыть.
- Цитируешь сообщения из твиттера?
- С упоением читал каждую бредовую мысль, оставленную в ленте.
- Так вот как ты узнал, куда я направляюсь, чем буду заниматься?
- Я был твоей тенью в течение месяца, а ты даже не замечала меня рядом, - Эдуард недовольно протянул плёткой по заду.
- Прости, была слишком увлечена продвижением карьеры.
- Ох, теперь она у тебя пойдет стремительно ввысь, после такого-то раскрепощения.

Цветущая лапочка в полубредовом состоянии почувствовала, как любовный мускул сутулого наглеца пронзил анус, пристроившись между припухших от избиения ягодиц. Милана была полностью исполосована, попадание капель шампанского вызывало нестерпимый зуд, похожий на тот, что разрождался в глубине прямой кишки. Стимуляция матки углеродом оказало крайне возбуждающий эффект на пленницу – вульва непроизвольно пустила сочиво, сделав раскуроченную розовую промежность похожей на мокрую мышь. Эдуард втиснул головку, выждал, пока Милана отдышится, после чего начал переть ее полным ходом, всаживая задеревеневший посох на всю длину в попку. Плоть после длительного воздействия стала пластилиновой и частично утратила чувствительность, фаллическая рукоять плети начала орудовать к письке, тем самым помогая белокурой потаскухе справиться с убойным надругательством.

На следующий день мучитель настоятельно потребовал подписать парочку журналов, после чего вколол блондинке сыворотку, у нее вновь помутнело в глазах, прощальный поцелуй в губы и его слова «Вспоминай обо мне, Милана» дали понять, что скоро она покинет грязный, вонючий подвал, где прошла курс новоявленной давалки. Очнулась бедняжка дома, на собственной кровати с мучительной болью во всем теле, оставленными побоями. Телефон разрывался:
- Алло, - болезненным голосом прохрипела фотомодель.
- Евтихова, ты совершенно очумела? Куда подевалась с фотосессии? – вопил не переставая Денис, засыпая вопросами. – В чем уехала? В своем эротическом костюме? Совсем рехнулась в таком виде по городу шататься? Письку хоть не простудила?
- Денис, заткнись, я приболела.

Тем же вечером какой-то «доброжелатель» через прокси-сервер залил в сеть занятное видео с участием популярной фотомодели Миланы Евтиховой. Содержание клипа было отменного качества, преобладали крупные планы с разных ракурсов, лицо доминирующего оппонента в БДСМ-междусобойчике было грамотно заретушировано. Действие было настолько реалистичным, что интерес к персоне девицы возрос в несколько раз, особенно ею заинтересовались заграничные кинокомпании, специализирующиеся на съемке фильмов для взрослых.



Читайте порно рассказы вместе с нами!