Порно рассказы
10 07 2015 в 10:07
Просмотров: (13564)

Тёлка – переходящее знамя!


Рассказ этот посвящаю своей бывшей любовнице, с которой ни много-нимало встречался пару лет. История запутанная, разложить все по полочкам трудно, спустя столько лет, так что сильно не ругайтесь за сумбур в тексте. Соль в том, что девушка у меня уже была на тот момент, дело ведь молодое, хрен в трусах не заваляется как колбаса на прилавке в магазине. С Олей мы познакомились в нашей необъятной компании, покуражились пару раз на дискотеке, замутили отношения и после романтических посиделок я ее взял. Отмечу, что это произошло чуть раньше появления Виолетты, той самой роковой любовницы и разлучницы. Родителей дома не было, а деньги в кармане по каким-то причинам появились, вот я и накрыл стол, так сказать, приуроченный к первому сексу. В доме чистота, располагающее спокойствие, на столе вино, фрукты, сырная нарезка, сладости – все то, чего может желать женская душа в момент распития спиртного. А в кармане три презерватива, предусмотрительно распечатанные перед приходом девушки.

- Лев, ты такой романтик. Молодец, что организовал в такой необычной атмосфере нашу встречу, - хвалила меня Ольга, догадываясь о продолжении.
- Зачти плюсик мне в карму.
- У тебя этих плюсов предостаточно, - одолеваемая хмелем, погружалась моя девочка в расслабленное состояние эйфории.

Я украдкой нащупал пульт от телевизора, переключился на музыкальный канал, заваливая гостью в боковую позицию, ее обомлевшее тело без сопротивления оказалось на спине, юбка неприлично высоко задралась, показав мне широкие бледные бедра. Прирожденная блондинка с кожей, практически не имеющей меланина, кожа будто светилась в темноте как люминесцентная лампа, каждая складочка оставалась открытой, несмотря на наваливающую темень. Оля понимала, к чему все катится, поэтому плавно провела рукой по щеке, а потом откинула обе руки за голову, отдавая мне право творить все, что заблагорассудится. Я нежнейше тронул треугольник трусиков, они не были влажными, как только что постиранное белье, но и сухими как после глажки не казались, зато от них шли волны тепла, согревающие пальцы. Гостья вздрогнула, блаженно простонала через гортань и раздвинула ноги таким движением, будто говорила «ну, наконец». Лизать промежность с потными пазухами я не соблаговолил, следуя поговорке «не зная броду, не суйся в воду». А может у нее там деревня манда-вошек расположилась посреди лобковой чащи? К бедрам прильнул губами, прошелся язычком по горячей соленой коже, начавшей от запотевания становиться липкой, Оля превращалась в материал, из которого можно было слепить хоть целомудренную скромницу, хоть распутную шалаву, хоть обыкновенную девушку, имевшую порочный сексуальный опыт. Ее повадки говорили о многом, но глубина влагалища, не имевшая девственной плевы на входе, подсказала мне, что в канавке уже ползала чья-то одноглазая змейка. Как следствие, вынул пальцы и предложил избраннице их облизать, Олин язычок без брезгливости скользнул по ладошке, собрал сочиво и отправил его в ротик. «Да уж, тёлка, огонь, главное, чтобы мой перец наутро после ебли не стал чилийским и не стал печь при утреннем мочеиспускании в уретре. Надевай-ка ты Лёвушка презервативы и не помышляй драть подругу без контрацепции, пока не удостоверишься, что она здорова!» - цинично размышлял я, пока мял постанывающей барышне сиськи и елозил пальцами по раздолбанной колее между ног.

- Я уже не девочка, - кокетливо подметила Оля, - тебя это не расстраивает?

«Нашла время сказать, конечно, не расстраивает, хер-то уже колом стоит, куда деваться?!».

- Все в порядке, малыш, у меня тоже прежде были девчонки.

«Только я гандонами пользовался всегда».

Олины трусишки с глупым рисунком в цветочек мешали руке нормально орудовать во влажной пещерке, я схватил нож со стола, поднес его к бедрам и порезал нитку, ведущую к попке. Девочка округлила глаза, ей впервые резали трусы да еще таким беспардонным образом. Грош им цена, поэтому не возмущалась и не вопила в истерике, как это могло бы произойти с элитным оригинальным аксессуаром дамского туалета от какой-нибудь «Виктории Сикрет». Вернув руку на грудь, пошедшую волной при давлении сверху, я заметил, как изменилась упругость сосков. «Завелась, сучка, тебе нравится грубость, жопке твоей несдобровать и, похоже, что оттрахаю тебя раком, предварительно отстегав ягодицы ладонями» - пришла в голову великолепная идея. Начав нетерпеливо дёргать юбку в нервных попытках перебороть несдающуюся пуговицу на поясе, я вынудил свою холеную, пышнотелую подругу приподнять таз, опираясь на лопатках. Ее руки оказали неоценимую помощь, иначе пришлось бы беспощадно искромсать джинсовую ткань ради благой цели. Пока я спускал одежду черед длинные, точеные ножки с изящными икрами, Олечка через голову избавилась от футболки, которая удавкой располагалась на ключицах и со стороны спины скукожилась за шеей. Груди с большими бледно-розовыми сосками пошатнулись, в меру упитанный животик впал, оставляя выпуклость ниже пупка. Незначительные бока на талии делали фигуру боле мясистой, лоснящаяся кожа, лишенная волос, не считая бледного, незаметного пушка, призывно блестела от пота.

- Лев, ты убиваешь меня своим промедлением, - тяжело дыша, прохрипела любимая.
- Твое тело потрясающе, великолепная фигура! Я хочу изучить тебя вдоль и поперек!!!

«Ну как же, бывали варианты получше, а изучением сейчас займется мой красногвардеец, только шинель из латекса примерит перед походом в долину страсти».

Ухватил тестообразные ягодицы милой, приподнял и перевернул на живот, она сразу же догадалась стать в коленно-локтевую позу, широко расставив коленки. Эта проницательность избавила от лишних телодвижений. Я рванул зубами упаковку контрацептива, пока Оля корячилась раком, выбирая удобное положение и правильный прогиб спины, раскатал презерватив по члену. Ароматизированная смазка концентрированным запахом кокоса с ванилью разлетелась по комнате, началось пристраивание термоядерной боеголовки к скользкой щели. Влезать в тугое лоно член отказывался, даже несмотря на просочившуюся капельку естественной смазки-секрета сквозь половые губы, пришлось потереть головкой, сделав поверхность резинового изделия по консистенции похожей на вульву. Ольга блаженно пропищала, свист вырвался из ноздрей и с ускорением темпа звук становился все резче, прерывистее, отчетливее, но его заглушали шлепки моих ляжек о смачную сраку блудницы. Меня не покидало ощущение, что стенки Ольгиного влагалища сжимают торчащее внутри нее преувеличение, защитный скафандр не избавлял от давления, и через него отчетливо слышалась пульсация. Доведя подругу до отчаянно-взбешенного состояния, я ощутил прилив тепла, энергия собралась в кучу, даря приятное томление внизу живота, и тут наступила спасительная разрядка. Напоследок одарил расплывшиеся после перенапряжения ягодицы шлепком ладони средней силы.
- Успела, - радостно заулыбалась Оля, распластавшись по дивану. - Фу, Лёва, всю душу вытряс.

«Хорошо, что успела, теперь не скажешь, что филонил. Поясница колом, хоть плачь».

- Ради такой красавицы необходимо стараться, прикладывая максимум усилий.
- Обними меня, любимый.

Я размышлял во время секса с присущим подросткам двуличием – моя видимая сторона хотела показать все самое хорошее, скрытая часть души оценивала ситуацию реалистично, делала замечания затуманенному любовью разуму, подсказывала, чтобы не ошибиться при выборе пассии. После первой палки была вкинута вторая, затем оприходовал киску третий раз, доказав, что могу по праву называть себя половым гигантом и секс-машиной. Когда Оля говорила подобные фразы, мне это жутко льстило, подымало самомнение, толкало на новые секс-подвиги и порождало пошловатые фантазии.

***

К зиме мой лучший друг Ярослав замутил с симпатичной, привлекательной пышногрудой девицей, работавшей в салоне красоты мастером маникюра. Виолетта была среднего роста, складно сложена, чуть ниже моей Ольги, но при этом грудь у нее на полтора размера превосходила в объеме. Правильный овал лица, большие голубые глаза, светящие холодным светом как противотуманные фары автомобиля, пухленькие губки с помадой макового цвета вскружили голову не только товарищу. Неожиданно понял, что член встал от вида цыпочки, вертляво щегольнувшей задом и продемонстрировавшей ровные ноги в колготках сеточке. У нас было какое-то празднество, проходило в местном баре, естественно, стоял пьяный угар, веселье, было и настроение поболтать, а я как макну язык в водку, так меня и несет по кочкам. В общем, пока моя зазноба куражилась посреди танцевальной площадки с друзьями, к которым ревновать было так же глупо, как отказываться в тот вечер от выпивки, мы с Виолеттой выпили за знакомство.

- Приветик. Я Лёва, друг Ярика! – протянул я бокал с вином. – А это штрафная за опоздание.
- Виолетта, очень приятно. Не могла раньше приехать, работы было много, начальство не отпустило пораньше, - угрюмо вздохнула брюнетка, надувая роскошные губы.
- Ярослав, а кем работает твоя великолепная избранница? – пьяно спросил я, протягивая другу его рюмку из-за стола.
- Она маникюр другим тёлочкам делает. Гляди, какие у самой острые когти – враз лицо расцарапает! – полез сердцеед к милой за поцелуем и получил засос, от которого я зашелся лютой завистью с торчащим колом под штанами.
- Ты ба, круто. Мне вот тоже нужно сделать ногти, только я стесняюсь. Как-то не по-мужски это всё.
- Небось, педикюр никогда не делал?
- ... - я просто стеснительно кивнул в ответ.
- Я в салоне делаю, могу на дом выезд оформить, но это дороже за счет расходов на такси, но тебе как другу бойфренда сделаю существенную скидку. Как наберешься смелости, сообщишь!

Пьяный разговор девчушка на ус намотала и спустя полгода припомнила о нем, только к тому времени у нас с Виолеттой начало наклёвываться любовное чувство. Оно не просто появилось из пустого места - девушка проявила дюжую фантазию, чтобы заманить меня в ловушку. Мы несколько раз с ней встречались тет-а-тет, чтобы душечка могла пожалиться на Ярослава, излить растерзанную душу, заодно поиграть в биллиард, который она так сильно любила. Стоило Виолетте нагнуться над столом, как грудь начинала влачиться по бортику или полотну, кий начинал ёрзать между пальчиков, попочка оттопыривалась назад, оголяя поясницу с двумя впадинками по бокам от позвоночника. Иногда я нарочно поддавался ей, дабы она смогла вколотить в лузу шар, попрыгать от счастья, а вместе с ней прыгали ее шарообразные буфера. Член всегда от присутствия лапочки дымил, как сгораемый фитиль, который мог привести к огнеопасному возгоранию внутри плоти и естественной саморазрядке. Разговоры в основном касались занятости Ярослава, какой тот лихой трудяга и совершенно не оказывает знаков внимания, однажды Виолетта с грустным лицом предположила, что его любовь остыла. Она бросилась на плечо со слезами, вжалась выменем в грудь, прикоснулась горячими губами к шее, оставив на ней отпечаток от помады. Аромат сладких духов вертихвостки въедался в одежду, Оля начала замечать, что от меня разит другой женщиной, поэтому без слов и упреков собрала манатки. Она вернулась за прощальным сексом, захотев увидеть во мне былую страсть, похоть, порочные, неприличные желания, но получила несколько жалких поцелуев, сдержанные рывки у зада и молниеносную разрядку с провалом в сон. Так завершились отношения с Олей, дав больше воли и возможностей для встреч с девушкой лучшего друга.

- Лёва, привет, - привычным всхлипывающим голосом позвонила мне Виолетта. – Не хочешь съездить в биллиардный клуб?
- Солнце, привет. Извини, я занят домашними делами. Предложи Ярославу.
- Мы поругались. У него снова наметилась командировка. А хочешь, я приеду к тебе? Ты же хотел когда-то сделать педикюр? – капризно-настойчивым голоском предложила егоза.
- Ну, давай. Только через часик, а то у меня сейчас предки дома.

В субботу утром я всегда прибирал вверяемую мне жилплощадь, а родители уезжали на дачу, поэтому оставаться без внимания слабого пола не удавалось и это в конце прекрасного дня гарантировало качественный секс. Виолетта позвонила именно в тот момент, когда мои родители грузили вещи в машину, а я взмыленный носился по квартире с тряпкой в зубах, делая вид, что пекусь о чистоте жилища. С меня пот полил градом от предложения подруги остаться наедине в собственной же квартире, куда я прежде водил девочек исключительно для растления и плотского удовлетворения. Чувствовал, как утопаю в болте собственной лжи, беспросветный самообман рисовал картину в которой я только лишь получаю от подруги Ярослава маникюр и педикюр, но мозг говорил «Э, дружище, посиделками и простым общением дело не закончится!».

Виолетта прибыла ровно через час по указанному адресу на такси, я встречал подругу тогдашнего пока еще друга на улице. Слишком эротичным оказался приезд – она сидела сзади у окна, в которое бил ветер, заметывая волосы, глаза блестели, будто в них только что пересохли слёзы, в них чувствовалось пламя. Красивыми пальчиками ухоженной ручки протянула водителю несколько купюр, затем цепко ухватив ноготками ручку, ловко швырнула дверь, полуоборота кидая хищно-похотливый взгляд.

- Привет, ты вся на нервах, - подметил я возбужденное состояние Виолетты.
- Нужно покурить, меня всю трясет, - сексуальным голосом ответила она, вытягивая из сумочки пачку сигарет. – Будешь?
- Я же не курю.
- А, совсем забыла, что ты у нас правильный.

Ее руки дрожали, сигарета между губок теребилась, будто она курила в тамбуре поезда, а не стояла на ровном месте, чувствовался лёгкий запах алкоголя. Мне в таком состоянии не хотелось делать болезненный уход за ногтями, но отступлению в понимании захмелевшей цыпочки не было места. Она докурила, щелчком отправив окурок в урну, снайперски попала в цель, разметав несколько красных искр, вульгарно выдавила из себя струю сигаретного дыма. Процедуру Виолетта предложила начать делать с ног, а когда я морально адаптируюсь, перейти к ногам, заодно общаться будет удобно, а не сидя у нижних конечностей как наложница.

- Лёва, я подозреваю, что Ярослав от меня гуляет налево!
- Виола, прекрати, он у тебя трудолюбивый парень. Я бы сам хотел себе такую работу, чтобы через время позволить переезд от предков.
- Холодность в отношениях угнетает. Мне все заманчивее кажется мысль о расставании с ним.
- Ну, ребят, это ваши личные дела. Мне в эти переживания нельзя нос совать.
- Понимаешь, Лев, - вдруг перешла она на серьезный тон, - разорвем отношения, мне придется покинуть вашу компашку, а таких отличных друзей терять не хочется. Как же правильно поступить?
- Нужно замутить с кем-то из нашей движушки! – подшутил я.

Виолетта вздрогнула, вода в посудине качнулась и облила мою футболку, стекла на шорты, начав напитывать трусы. Последовали извинения, я попросил время переодеться, но мастерица предложила просто оставаться в ней, только нужно было вытереться. Полотенцем шаловливая плутовка прошлась по шортам и футболке, а там от хитросплетения грязных мыслей и безобразно-озабоченных фантазий стоял конец. Она обязана его была почувствовать, все-таки не маленькая пиписька, а добротный толстый член, на который другие бабы натягивались с оханьями и стонами. Это был первый контакт, второе наглое вторжение в паховую зону произошло чуть позже, когда она перешла к ногам. Изловчившись в удобный момент, когда я молча откинув голову предавался размышлениям о Ярославе негодяе и его угнетенной пассии, эта разумная хищница пролезла рукой под шортами, прикасаясь горячими влажными пальцами к члену. Вздрогнув, невольно сделал себе приятно, потому что ручка цепко держала головку, осознанный прилив желания заставил меня подхватить подругу под мышки, рвануть ее футболку вверх, устроив кавардак из волос на макушке, а затем вцепиться в сочные груди губами. Лифчик упал следом, дав возможность впиться в крупные сосковые ореолы, на которых в маняще-возбужденном состоянии торчали скукоженные шляпки. Они казались такими мягкими, безобидными, вкусными, что я провел по ним языком, убеждаясь в обратном – твердая плоть с солоноватым привкусом была грубой и неподатливой.

- Что мы творим? Что мы делаем? - тихим шепотом стонала Виолетта, прижимая голову к собственной вздымавшейся груди. Она нарочно говорила «МЫ» в каждом вопросе, чтобы переложить половину ответственности со своих плеч на мою душу.
- Виола, ты самая обворожительная, очаровательная, милая девушка, я давно хотел сказать тебе, что питаю к тебе нежнейшие чувства и не в силах их скрывать!!! – рассыпался пред ней в комплиментах, а затем сделал роковое признание.
- Лёва, я хочу тебя.
- Но как же...

Да поровну на Ярослава, прощелкал он свое счастье, потерял такую кралю и теперь ее сиськи принадлежат мне. Схватив небрежно за талию, я потянул брюнетку на себя, как дикий пещерный человек, упирая эрегированный ствол ей в выемку между бедер, девушка лихорадочно дернулась, скользнула вниз и оголила мужское достоинство. Она стояла на корточках перед выгнутым алеющим стеблем, жадно глядела на фиолетово-бардовую головку с частично откатанной крайней плотью, рукой сжимала мошонку. Шестое чувство подсказывало приготовиться к минету, сказанная перед отсосом фраза поставила последний длинный гвоздь в крышку гроба, где покоились дружеские отношения с Ярославом.

- Назад пути не будет, он измены не простит! – будто в микрофон, говорила горячим дыханием Виолетта.
- Плевать, есть только ты и я, есть только сейчас.

Приглашение к отсосу она получила, поэтому стремглав ломанулась долбить глоткой хрен, слюна завела монотонное, успокаивающее чавканье в горле, глаза налились свинцом и я осел обратно в кресло. Умело нанизываясь на кукан как на шомпол, Виолетта наяривала руками крутящие зигзаги по оси выпирающего детородного отростка, когда она поднимала взгляд и заодно откидывала ниспадающие волосы, я давил ей на плечи, возвращая рот на место и погружаясь в сексуальное блаженство. Подруга и теперь уже официально моя девушка устала сосать, поэтому пришлось схватить ее за патлы и начать натягивать рывковыми движениями, подмахивая тазом к распахнутым губам. Долбил всей длиной, по яйцам текла слюна, горячий язык втыкался мне в уретру, соскальзывал по уздечке и оказывался впритык к мошонке. С наступлением разрядки мой хват ослабел, сперма наполнила девчонке рот, и она хотела сплюнуть, но я зажал губы ладошкой.

- Глотай! – приказал ей и, глядя в глаза увидел, как двинулись мышцы шеи.
- Вкус не очень, - скривилась Виолетта, вытирая язык о полотенце.
- Привыкай! Не люблю, когда выплевывают. Испытываю моральный дискомфорт.
- Запомню. А сейчас я бы не отказалась от двух вещей – стакана воды и твоего лица у меня в промежности.
- Нет времени на воду...

Завалить Виолетту было просто, каких-то пятьдесят кило против моего центнера живой силы, свирепой и голодной, желавшей повторной сексуальной разрядки уже через минуту. Кружевные трусики снимал с упоением глядя на тянущиеся ниточки секреторной смазки, выступившей на ткань из вагины, лоскуток лобковых волос оказался смоченным, волоски слиплись в миниатюрную кисточку. Нырнув в омут вагинальной слизи, я стал вращать языком, но это получалось не так специфично, как у опытной Виолетты, когда она строчила мне. Просторная щель, во-первых, не имела упора, поэтому приходилось всовывать язык на всю длину, во-вторых, была кисло-солёной, в-третьих, ощущалась ненасытность и неудовлетворенность партнерши. Но стоило лизнуть по клитору, как брюнетку передернуло в экстазе расплавленных чувств, из ротика послышались гортанные стоны, от которых пересохшее горло стало приобретать хрипотцу. Руками я тискал ляжки, уже не казавшиеся такими воздушными, они вполне весомо давили на плечи, подмахивал таз, заставляя меня нырять глубже в отверстие. Желание перейти к соитию просматривалось в мольбе томных глаз новоявленной возлюбленной, поэтому я молча поставил ее раком и обеими руками надавил на спину, дабы раскрыть в полной мере входное отверстие рядом с дырочкой попки.
«Ярослав пацан нормальный, не гулящий, думаю можно отодрать без презерватива» - подумал я свершить безумие, но глядя на повисшую каплю спермы на уретре, передумал.

Хер в резинке чуть обмяк, пришлось подрочить, возвращая былую твердость раскрасневшейся колбаске, которая всегда приятно реагировала на теплоту хорошо знакомых рук. Одновременно ласкал Виолетту пальцами в промежности под упоительные возбужденные покрикивания и сдавленные стоны, сотрясавшие стены комнаты, ее киска сжимала перста, чувствовались микро-сотрясения, приближавшие сильные спазмы оргазма. Бедра начали вилять, таз крутил восьмерки и в это время спасительный хуй вошел в сладко чавкнувшую дырочку вместо пальцев. Припухшие губы мертвой хваткой уплотнились вокруг презерватива, под которым затаилось моё одноглазое чудовище, начавшее нагружать лоно медленными толчками.

- Быстрее! Погладь мне грудь! Шлепни по попке! – командовала Виолетта, чтобы нагнать на меня скоропалительную эякуляцию.

«О да, отлично приноровился, так и продолжай, - мысленно подсказывал я себе, глядя на накатившую волну оргастической радости в лице партнерши. – Отличный секс, Олечка и рядом не стояла, хоть была той еще шлюшкой».
После ебли я нагишом подошел к окну, с меня струился пот, лицо покрывала испарина, в руке свисал презерватив, наполненный мутно-перламутровой жидкостью. Дернув за ручку, ощутил, как по члену приятно промчался холодок, Виолетта сладко разнежилась на полу, где происходила ее девчачья измена и мое дружеское предательство. Вскрытая манда подруги медленно собралась в бутон благодаря эластичности кожи юного тела, только краснота не спадала с оттраханных губок, трещавших по швам во время интима.

***

Эпилог. Начавшиеся отношения с Виолеттой принесли множество приятных моментов – в одну из суббот, когда предки с ночевкой упёрли на дачу, мне удалось распечатать ей прямую кишку. Первый анальный секс нам показался той необходимостью, без которой пары не могут долго просуществовать, натыкаясь на зажатость и скованность в постели. Ярослав рвал и метал, когда узнал о нашей интрижке, он порывался набить мне лицо, да только ручонки хилые ему этого не позволили сделать. Как следствие, серьезный скандал, разрыв дружеской связи, порицание со стороны общих друзей, косые взгляды при нашем совместном появлении в компании. Сказки бывают волшебными только в книгах и концовки там всегда хорошие для положительных героев, а когда это реальная история из жизни, события порой принимают не совсем приятный оборот.

Спустя несколько месяцев я стал замечать, что Виола больше не горит адской страстью в постели, не спешит на свидания, все чаще просится прогуляться с подругами, вместо того, чтобы уделить время мне. Последней каплей стал отказ от минета по причине боли в горле без явных признаков заболевания, кашля или насморка, она просто не захотела отсосать, а такую хренотень мужик воспринимает как личное оскорбление и начинает искать правду. Проследил за благоверной, а она неверной оказалась – сучка нашла себе нового хахаля, которому наплела о том, какой же я занятой паренек и как мало ей времени уделяю. Провернуть фокус с изменой она не успела, чуток не вовремя спохватился и начал искать прорехи в самом себе. Виолетта как переходящее знамя гуляла по рукам, используя одну коварную схему. Набравшись храбрости, позвонил Ярославу, благо номерок его из телефона не удалил сгоряча после ссоры.

- Алло, это кто? – раздался голос бывшего друга.
- Чувак, это Лев, погоди, не бросай трубку. Есть вопрос! – торопливо протараторил в ответ.
- Спрашивай, - холодно, сдержанно, с неприязнью в голосе буркнул обиженный Ярослав.
- Ты Виолетту у другого пацана увёл, потому что тот ей времени не уделял, не баловал и ходил налево?
- Вроде того...
- Нужно встретиться с одним парнем и сделать ему внушение – она от меня тоже бежит к другому, а потом его по схеме по борту пустит...

Долгое мучительное молчание нависало в трубке, Ярослав думал, как ему поступить – отвернуться от врага или с ним вместе помочь следующей жертве хитрой махинации озабоченно-ненормальной бляди?


Читайте порно рассказы вместе с нами!